Keanu Reeves Russian Edition
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

6 июнь 2020, 04:25



« Keanu Reeves... »
  Не только актёр
  И всё-таки Актёр!
  The Matrix has us
  За и Против
  Новости

« Тихий уголок »
  - Таланты поклонников
  Веселые картинки
  Угадайка

« ...Russian Edition »
  О сайте RE и форуме
  Кинозал
  Свобода слова
  Посиделки

« Архив »
  Корзина


Главная
Портал
Календарь
Поиск



Вход




Powered by e-blah Platinum 7 Final © 2001-2004




Вход
Имя: Регистрация
Пароль:     Забыли пароль?

  Keanu Reeves RE / Форум    Тихий уголок    Таланты поклонников  ›  Вера (фанатская фантазия филолога) (Модераторы: MaRiNa, Larem, fadds, Coll)
Участников в разделе: 0, гостей: 3
Сейчас в разделе нет никого из зарегистрированных участников

Стр.: 1 ОтветРекомендацияВерсия для печати
  Автор    Вера (фанатская фантазия филолога)  (прочитано 614 раз)
LottyLit
Дата: 2 сентябрь 2019, 21:12 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
На самом деле, не знаю, с какого такого перепуга решила, что могу осилить такого персонажа, как Киану Ривз. Хоть фанфики уже писались долгое время и в большом количестве - в различные фэндомы я не лезла, а тут вот приспичило. Невероятно и бесповоротно влюбилась в актёрскую игру мистера Ривза, да и в его личность (по крайней мере в такую личность, какую каждую себе воображает ;з)
Эта история - смесь непривычной для меня фантастики, моей излюбленной излишней возвышенности, драмы и безумной любви к химии между героями. В самом начале мата может быть много, но потом он и вовсе сойдёт на "нет". Что поделать, простые подростки, верно? Кто из нас не матерился в их годы?
Сразу хочу извиниться за размер глав, излишнюю мою графоманию, ООСшность Киану и фантазии. Надеюсь, хоть кого-то заинтересует эта работа с: Буду рада подарить частичку воображаемого мира, где все мечты становятся реальностью.
Вставить имя
ПС
LottyLit
Дата: 2 сентябрь 2019, 21:13 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
- Совсем скоро в прокат выходит долгожданный фильм, вызвавший множество споров среди фанатов. Неоднозначная концовка третьей части стала причиной появления множества теорий. Некоторые даже утверждали, что четвёртая часть киновселенной «Джон Уик» станет последней, но при этом сам Киану Ривз появится в ней лишь косвенно или же погибнет в самом начале. Наш корреспондент Сергей Галушко сообщает, что билеты бронируются уже заранее. Самые лучшие места в известном столичном кинотеатре были раскуплены ещё неделю назад. Подробнее в репортаже Сергея Галушко…
Канал резко переключили, а я невольно вздрогнула и перевела взгляд в сторону полноватой хозяйки маленького кафе. Она с недовольной миной стучала пальцами по пульту в надежде, видимо, заставить работать столь любимые ею две кнопки – один и девять. Будет самым настоящим святотатством пропустить очередную серию сплетен про звёзд на телеканале Муз ТВ. Хотя не думаю, что главные телеканалы России ныне посвящают эфирное время исключительно политическим новостям. Слишком большое место в обществе теперь занимают социальные сети, развлечения для, как многие прежде считали, подростков. Супергерои, многочисленные сериалы, мультфильмы, боевики… Даже я в свои двадцать два года путаюсь уже запуталась во всех трендах. Раньше одна шутка была популярная минимум год, а блоггер пользовался популярностью минимум лет пять. Теперь же всё так быстро меняется… И как только подростки успевают следить за всем? Странно, наверное, рассуждать в подобном ключе в мои годы. Но уже лет с восемнадцати я остро ощущаю желание удалиться из всех социальных сетей, скрыть немногочисленные посты в Instagram, а потом почистить список каналов на YouTube, на которые я когда-то подписывалась. Я всё смеялась и отмахивалась, когда читала о том, что уже в двадцать можно ощутить острую боль в коленях и однажды понять, что ты уже далеко не девочка. Ты где-то между девушкой и женщиной. Вроде как на лице морщины не пролегли ещё ровными линиями, но и нет того приятного ощущения на кончиках пальцев, когда вечером втираешь крем в щёки. И это в двадцать два года!
- Ну вот, даже тут про этого Джона Уика болтают! И что они нашли в этом фильме со стариком в главной роли?! – я едва заметно улыбнулась и вновь перевела взгляд на телевизор. На экране мелькали кадры из, кажется, первой части. Знаменитый и неубиваемый Джон Уик вновь лезет в погреб, достаёт оружие и готовиться мстить за угнанную машину и убитую собаку… Даже не верится, что с выхода первой части прошло уже четыре года. Тогда я всем сердцем не хотела идти в кинотеатр, но друзья просто не оставили выбора. Это была ночь, у нас осталось не так много денег, а гулять после выпускного хотелось. Сеансов было не так много: либо «Джон Уик», либо «8 новых свиданий». Поскольку мы были не настолько пьяны, чтобы идти на российскую комедию, выбор пал на боевик, о котором в то время было прилично сплетен и разговоров. Вроде даже мемы какие-то люди делали. В 2015 году интернет хоть и стал неотъемлемой частью жизни всех подростков, но с таким упоением в него ещё не погружались. Да и поступить на бюджет хотелось, так что времени на активную общественную жизнь банально не оставалось.
Признаться честно, в самом начале фильма я засыпала. Вот правда. Меня вырубило где-то на минут пять-семь. Потом я открыла глаза и, как нарочно, сфокусировалось целиком и полностью на моменте первой встречи главного героя со своим четвероногим другом. О моей любви к собакам и животным в целом в нашей компании знали все, так что на протяжении всей той умилительной сцены я слушала хихиканье и наслаждалась вполуха локальным юмором выпускников пятой гимназии. Стоит ли говорить, что на моменте с жестоким убийством бедной собаки я заливалась слезами? В зале никого толком не было, так что я могла рыдать в полную силу. Я не могла успокоиться. Ну просто никак не могла! Мне не помогли ни начос, ни чипсы, ни попкорн, ни мороженое. Мне кажется до сих пор, что я плакала все два часа фильма. Я так прониклась судьбой Джона Уика, так начала ему сочувствовать, так яростно шипела, чтобы он наказывал убийц несчастного животного. А сама морщилась от сцен убийства. Стоило пуле влететь в тело – я закрывала глаза. И при этом продолжала ненавидеть босса русской мафии и его сына всем сердцем. Я далеко не злой человек, даже наоборот, но кто может остаться равнодушным к убийству невинного щеночка? Я точно не могу. Я вообще очень тонкая и чувствительная натура. Но последующие два фильма посмотрела… Нет, полтора. На середине третьего я не выдержала и решила лучше насладиться лёгкой романтической комедией. А теперь в прокат вышла, возможно, заключительная часть. Не удивлюсь, если друзья потащат меня на неё. А я до сих пор не поняла, к чему тяготею больше: к актёрской игре Киану Ривза или же к самой киновселенной. Может, вообще к его трагичной и тяжёлой судьбе?..
- Бам! – я подпрыгнула на месте и едва не закричала, когда по моим плечам резко ударили чьи-то руки, а над левым ухом раздалось это громкое «Бам!»: -  как же тебя до сих пор легко напугать, - прямо напротив меня на стуле удобно устроился мой старый лучший друг – Руслан Тарасов. Но ладно, без фамилии. Он её не жалует. Поэтому для всех «корешей» просто Руслан. Никаких Русик и тому подобное. Когда живёшь в Люберцах, то нужно сохранять статус до последнего. Даже несмотря на то, что сейчас далеко не девяностые и мы не дети авторитетных бандитов: - давно сидишь? Я закурю, не против? – каждый раз он задаёт этот вопрос и сразу же поджигает кончик сигареты, не дождавшись моего ответа. Одно время, когда в моду только вошёл вейп, мой друг долгое время копил на него, купил, заправил жидкостью с запахом ананаса, а потом ходил невероятно злой, потому что полностью разочаровался в этих странных чёрных шутковинах, которые и на сигареты толком не похожи. Я всеми руками против курения, но, поскольку Руслан балуется этим все те годы, что я его знаю, то с его вредной привычкой легче смириться. Пусть лучше курит, чем пьёт или наркотики принимает.
- Нет, я пришла не так давно, - я едва заметно улыбнулась и положила ложку на блюдце, где ещё недавно стояла моя чашка с горячим зелёным чаем: - не видел наших?
- Нет, - друг отрицательно мотнул головой и закинул ногу на ногу, зажав сигарету между зубами, пока пальцы завязывали шнурки на потрёпанных временем и тяжёлой работой кедах: - вообще, - сигарета вновь оказалась зажатой между пальцами, а Руслан вытащил из подставки под салфетки меню и принялся изучать его: - мы обещали встретиться ещё десять минут назад, вроде как. Чёрт знает, где они дружным стадом провалились. О, какая хреновина, - Руслан повернул меню в мою сторону и ткнул пальцем прямо в сторону заляпанной картинки с сочным бифштексом и картошкой фри: - если кто-то испачкал это изображение жирными пальцами, то, значит, должно быть просто пиздец как вкусно. Эй, можете принять заказ?
Я выдохнула и устало упёрлась щекой в ладонь, повернув голову в сторону широкого окна. Интересное наблюдение, но почему-то места для больших компаний последнее время всё время располагают рядом с панорамными видами городов. Или я просто мало была в действительно дорогих и роскошных ресторанах? Я и в центре Москвы толком не была ни разу, что уж там говорить о великой Красной Площади и не менее великом ВДНХ. Но, признаться честно, я всю жизнь опасалась выходить из своей зоны комфорта. Мне куда ближе родные просторы, пусть и перепачканные с ног до головы своей далеко не самой лучшей историей. Да и разве можно встретить в центре такого же парня, как Руслан? Такие водятся только в родных Люберцах.
- О, смотри, вон они! – друг ткнул сигаретой прямо в окно и хмыкнул, переложив дымящийся окурок в другую руку: - пунктуальности со времён школы всё не прибавится, - Руслан принялся махать рукой и наша скромная компания из трёх человек начала рукоплескать в ответ. Я лишь улыбнулась и кивнула головой. Сейчас тут будет очень и очень шумно. Взрослая жизнь не оставляет возможности, как и раньше, собираться вместе почти каждый день. Я уже и не помню, когда в последний раз вылезала из бара, в котором работаю. В ВУЗ я так и не поступила пока – денег на обучение не хватает, а на бюджет я даже не рискую подавать. Но, как оказалось, можно прожить и на двадцать пять тысяч рублей в месяц. Вот только откладывать на обучение плохо получается. В моей копилке едва набралось пятьдесят тысяч. Порой я даже завидую друзьям, что им не нужно беспокоиться о своём будущем. Они все совсем скоро закончат обучение, получат работу или же пойдут на второе высшее, повышение квалификации. А я остаюсь той самой девочкой, с которой родители советуют не общаться.
- Ну вы и душные, мудачьё! – целый рокот голосов захватил это несчастное заведение. Ворчливая и тучная хозяйка точно уже успела нас проклясть. Не думаю, что максимальная громкость на телевизоре сможет перебить моих друзей. И что вообще может их заглушить? – я уже сигарету выкурил, пока ждал вас!
- Молчал бы уж, Руся-я-я-я, - протянула Ксюша и подставила поближе к столику стул, плюхнувшись на него и заставив сесть рядом с собой Илью. Заправив за ухо уже потускневшие розовые волосы, подруга щёлкнула Руслана по лбу. Наверное, она единственная ещё не получила по шее от Руслана за такое фамильярное обращение: - сам будто во время прискакал. И тебе привет, подруженька, - Ксюша подтянулась ко мне и чмокнула в щёку, а после повернулась на стуле назад и крикнула: - эй, Колян, передвигай лапищами своими активнее! Потом будешь официанток пикапить!
Мне показалось, что Коля покраснел до самых кончиков ушей, а официантка рядом с ним стремглав рванула в сторону кухни, прижав к себе поднос. Вот и тот самый шум нагрянул. В кафе появилось ещё несколько посетителей, а я даже не слышала, как они пришли или разговаривали. Думаю, если Руслан и Ксюша сольются в одного человека, то от их голоса закладывать уши начнёт сильнее, чем во время приезда поезда на станцию.
- Для тебя отдельный котёл в аду, идиотка, - пробурчал Коля и сел рядом с Русланом, степенно пожав ему руку: - совсем ебанулась? Надо было Илье твою обнажёнку кидать прежде чем вы мутить начали.
- Испугал ежа, - прыснула Ксюша и закинула ноги на колени Ильи. Тот молча положил на них одну руку, а другой листал меню: - мои сиськи и без того давно стали достоянием общественности. Да и серьёзно, кто в наше время фотки в стиле ню не кидал?
- Нормальные девушки, - спокойно заключил Коля, за что получил толчок в бок от Ильи: - нет, ну а что, я не прав? Разве это нормально – кидать свои обнажённые части тела всем подряд?
- Вот же моралфаг, - заключила Ксюша и слегка подалась вперёд, смотря на молчащего Руслана: - эй, Русик, а ты чего там молчишь? Не похоже на тебя.
- Будто ты не знаешь, что я и без того согласен с тем, что ты та ещё шаболда, Ксю, - нет, эти люди неисправимы. Сколько общаюсь с ними – совершенно не меняются. Думаю, наша компания будет такой же и спустя лет сорок. Хм, сколько же мне будет через сорок лет? Уже шестьдесят два… Нет, тогда рано. Надо больше брать. Думаю, через полвека мы ещё все будем в самом соку! А Ксюша останется такой же местной задирой нашей скромной общины. Но такие мелочи никогда не испортят её природного очарования. Ещё в школе подруга была очень популярной. И отнюдь не из-за своей распущенности! Она была самой красивой в нашем классе: высокая, с выразительными карими глазами, почти белыми волосами, ниспадающими на плечи и аккуратно струящимися по спине без единого колтуна, красивая и стройная фигура с длинными ногами. И одежду она всегда подбирала по последнему слову моды. Родители у Ксюши были далеки до идеала. На неё они особо внимания не обращали, но при этом исправно ходили на работу и всегда оставляли приличную сумму денег на карманные расходы. Поэтому в школе Ксения Ромейко всегда могла похвастаться то короткой юбкой из самого крутого ТЦ или же фирменной сумкой, которую заказала на американском сайте. А я всегда была той самой «тенью». Но, сколько себя помню, никогда об этом не жалела. Обычно в фильмах и книгах таких девушек, как Ксюша, показывают эгоистичными задирами, которые пекутся только о собственном статусе и положение в школьном социуме. Вот только подруга никогда не была такой. Она всегда заботилась обо мне, не давала в обиду, один раз даже пощёчину дала одному парню, которые издевался надо мной после того, как я отказалась встречаться с ним. До сих пор краснею, когда вспоминаю эту сцену. Очень глупо и неловко, а, главное, каким неожиданным был этот удар.
- А ты чего это молчишь? – я вздрогнула, когда прямо перед своим носом увидела Ксюшу. Она с прищуром смотрела на меня и качала головой: - ты никогда разговорчивостью не отличалась, но сегодня необычайно молчалива. Случилось что? Ты рассказывай давай. С бригадой пойдём пиздюлей вставлять тем, кто тебя обидел.
- Нет-нет, всё хорошо, - я отмахнулась и улыбнулась: - просто рада снова увидеться с вами. Последнее время у нас редко получается собраться вместе.
- Да, с этим не поспоришь, - кивнул Коля и сложил руки на груди, предварительно натянув шапку на затылок: - порой мне хочется послать нахуй художественную академию и, как раньше, до утра тусоваться на улицах. Взрослая жизнь страшная скука.
- Да тебе остался год всего лишь. Художники и прочая нечисть всё равно в будущем продолжает слоняться по улицам, - заключил Илья, отложив в сторону меню и жестом подозвав официантку: - мне родители говорят на второе высшее идти. А меня от первого мутит похлеще бабы залетевшей.
- Если бы мне в школе сказали, что ты на экономиста пойдёшь – я бы себе локоть лизнул, честное, блять, пионерское, - Коля прыснул и вытянул ноги, с хрустом покачав головой: - учился хреново, уроки проёбывал, а в итоге теперь собираешься примерно в офисе сидеть и бумажки перебирать. Какая скука.
- Да ты сам с двойки на тройку перебивался. Молчал бы, - хмыкнула Ксюша и быстро сказала официантке их с Колей заказ, а после повернулась к нам: - Коль, жрать или пить будешь? Или бабок даже на это нет?
- Обижаешь. Мне как всегда.
- Прости, но блевотину панков тут не подают, - Коля показал подруге средний палец, а та в ответ лишь хихикнула и вновь повернулась к официантке.
- Руслан, а ты как там? Сколько писал тебе в ВК, а ты не заходишь толком. Неужели так учишься усердно? – Илья с интересом уставился на друга. Руслан сегодня и правда был какой-то не такой. Конечно, его и болтуном не назовёшь, но и молчаливостью из всех нас отличалась только я.
- Банальщина и скука. Ничего такого. Стипендии едва хватает на пару пакетов макарон, блок сигарет и дешманские сосиски из останков свиней. Каким бы крутым не казался ВУЗ – всё равно везде одна дыра. Это я молчу о том, сколько же даунов прёт на юрфак, - Руслан, видимо, докуривал уже третью сигарету и, выпустив дым изо рта, потушил её об нижнюю часть стола, а окурок выкинул в приоткрытую форточку: - я безумно рад, что сейчас июль и постные рожи одногруппников я вижу крайне редко.
На несколько секунд повисла тишина. О моём образовании никто особо не спрашивал, так как все мои друзья понимали, что таким образом затрагивают больную для меня тему. О делах Ксюши обычно знают абсолютно все и везде. Она любит говорить о своих успехах, провалах, любит сплетничать. А мне и рассказать толком нечего. Что я могу поведать? Как вытирала рвоту за посетителями бара? Или как пыталась дозвониться до менеджера, когда подрались два грузных мужчины? Но я уверена, что однажды и на моей улице будет праздник! Иначе и быть не может! Ведь главное – мыслить позитивно, верно? Да и на что мне жаловаться? У меня есть где жить, есть еда в холодильнике, я могу не волноваться за завтрашний день. Лучше жить скромно, чем гнаться за несметными богатствами и постоянно рисковать остаться у разбитого корыта.
- Кажись, столика одного нам будет мало, - с улыбкой сказала Ксюша, когда официантка начала ставить тарелки на стол: - но ладно-ладно, мы люди простые, можем и на коленках поесть. Верно, ребзя?
Мы все синхронно кивнули. Я отдала официантке блюдце и свою пустую чашку из-под чая, так что местечко на столе освободилось. Я всё равно есть особо не хочу. Я ведь пришла сюда ради встречи с друзьями, а не чтобы набивать себе пузо. Покушать всегда можно и дома: там дешевле, да и ты абсолютно уверена в том, что будет в итоге на твоей тарелке.
- Какая же вкусная херня, - с набитым ртом протянула Ксюша, откусывая кусок от, видимо, клубничного торта: - я без понятия, из чего это сделано, но язык свой готова проглотить вместе с куском.
- Поделись со своим парнем хоть, - Илья уже открыл рот, но Ксюша хмыкнула и ответила:
- Сам себе закажи. Мне тут самой мало!
- Высокие же отношения, - заметил Руслан, впиваясь зубами в свой желанный бифштекс: - Илья, это уже звоночек, если твоя баба тебе зажопила кусок торта.
- Он знал, на что шёл, - Ксюша посмотрела на своего ненаглядного и, закатив глаза, вонзила вилку в клубнику на куске и протянула её Илье: - ешь давай пока не передумала.
- А мне походу и правда блевотину панка принесли, - как бы между прочим заметил Коля, поднимая ложку. Вязкая жижа стекала по ней и капала с характерным хлюпающим звуком прямо на тарелку: - но я и похуже дерьмище жрал. Кстати, счёт на тебе, Ксю.
- Ага, ещё чего. Может, мне тебе ещё трусы постирать за бесплатно?
- Был бы рад.
- А ну молчать! – Ксюша щёлкнула Колю по лбу: - все услуги платные.
- Прайс-лист не предоставишь? – хихикнул Руслан, закуривая: - а то доллар вырос, рубль обесценился. Чёрт его знает, какие новые расценки.
- Я ведь и врезать могу, Руслан, - слизывая крем с губ сказал Илья: - тебе ли не знать, как больно я могу бить.
- Молчу, - Руслан примирительно поднял руки и продолжил пожёвывать свой богатый на белок обед. Я же сидела с широченной улыбкой, подперев подбородок ладонью. Мои друзья снова со мной, ругаются между собой, а потом в ту же секунду вновь мирятся. Помню, в школьные годы мы умудрялись на каждой перемене быть громче всех остальных компаний. Одна только Ксюша чего стоила. Как засмеётся – весь этаж сотрясается. А за её смехом всегда следует и дикий ор Руслана. Мне всегда казалось, что я слишком тихая для своей компании. Да и вообще, если так подумать, чем я заслужила таких друзей? Незаметная, тихая, краснеющая почти от каждого слова, одевающаяся настолько старомодно, насколько только может позволить Сэконд. Но каждый раз, когда я смотрю на своих друзей, когда фотографируюсь с ними, когда они меня обнимают – я понимаю, что счастлива. Невероятно счастлива.
- Кстати, не хотите в киношку через неделю? Новая часть Уика выходит, вроде как, - Ксюша сразу же сморщилась и посмотрела на Колю. Она была единственной, кто ненавидела и Киану Ривза, и этот «второсортный боевичок для тупых парней»: - и не смотри на меня так, Ксю. На твои комедии и мультфильмы мы точно не пойдём.
- Да не очень и хотелось. Только не забывай, что билеты на эту парашу уже небось раскупили заранее.
- Будто ты не знаешь, что мои знакомые достанут нам пять, а, нет, - Коля широко улыбнулся: - четыре билета.
- Как же хочется запульнуть в тебя эту тарелку, - Ксюша хмыкнула и повернулась ко мне: - нет, ну скажи, эти мужики в край уже обнаглели со своими фильмами.
- Ну, вообще, я не против, - я едва заметно улыбнулась и смущённо опустила голову: - всяко лучше, чем грустить или слушать пошлые шутки.
- Ой, предательница! - подруга показал мне язык: - тогда не забудь носовые платочки. Вдруг ещё одну собаку убьют.
- Не волнуйся, платки я точно захвачу, - Руслан вновь закурил и улыбнулся во все свои зубы: - а тебя мы не захватим такими темпами.
- Скоро один Илья у меня и останется, - картинно вздохнула Ксюша и поцеловала Илью в макушку, погладив по плечу: - школьные друзья предают и даже лучшая подруга вступила в ряды любителей Киану Ривза, эх.
- Ну глупо отрицать, что он хороший актёр, Ксю, - Руслан пожал плечами: - каким бы он не был человеком в реальности, какой бы внешностью не обладал – его навыков и заслуг в кино это не умаляет.
- Ой, тебе надо было идти в ораторы, Русик, - подруга закатила глаза и сложила руки на груди: - подумаешь, парень в «Матрице» снялся. Ну и что? Фильм далёк от идеала. А Уик – это, как говорится, дно вашего киновкуса.
- Ребят, да хватит вам тут сраться уже, - Коля облизал ложку и продолжил: - давайте просто сходим через неделю на этот фильм, а потом, ради спокойствия главной истерички нашей компании, сбегаем на комедию. Америкосы небось выпустят к тому времени очередную парашу в массы.
- Так-то лучше, - сказала Ксюша: - миротворец найден. Уж не думала, что им окажется Николя.
- Благодарю за честь, мисс Ксения Ромейко.
- Да не стоит, мой верный паж.
- Поебитесь тут ещё, - хмыкнул Руслан, за что получил скрученный в трубочку салфеткой в лоб от Ильи: - а у кого-то с чувством юмора туго.
- Шутки шутками, но вот наш рыжий птенчик голос совсем не подаёт, - Ксю заправила за ухо прядь волос и повернулась ко мне, внимательно смотря прямо в глаза: - сидишь тут и улыбаешься во все тридцать два. Расскажи что-нибудь о том, как твои дела хоть.
- Да нечего особо рассказывать, вот и молчу, - я пожала плечами и спрятала руки между коленями: - могу только описать, чем в баре занимаюсь и выдать тайну о том, где самые выгодные скидки в магазинах. А так…
- Это тебе сегодня уже на работу? – спросила Ксюша, на что я отрицательно мотнула головой: - глазища красные все. Не высыпаешься совсем?
- У меня выходные ближайшие два дня, так что высплюсь, - я улыбнулась: - не пропаду.
- Надо уломать предков подарить на день рождения путёвки в Турцию какую-нибудь и стартануть туда всем вместе, - заключила подруга: - все какие-то уставшие, а наш птенчик едва языком вон ворочает.
- Не жирно в двадцать два года у предков пять билетов в Турцию клянчить? – спросил Коля, покачиваясь на стуле: - совсем эгоистку вырастили.
- А кто сказал, что я пять попрошу? У нас тут три мужчины и две слабых девушки. Конечно же я буду конченой фемкой и выклянчу только нам с рыжиком, - заметив вопросительный взгляд Ильи, подруга потрепала его за кончик носа и ответила на немой вопрос: - а ты сам должен учиться зарабатывать на нашу скромную family.
- Жди намёки на замужество в скором времени, Илюха, - хрипло захихикал Руслан, выдыхая дым в форточку: - был пацан и нет пацана.
- Лучше так, чем член в трусах смиренно держать, - ответил Илья, поглаживая Ксюшу по бедру: - давно пора бы уже в монастырь податься. С Колей на пару.
- В монастырь только всем пятерым, Илья. Иначе я не согласен.
- Я самый красивый перевёрнутый крест на входе нарисую, - хихикнул Коля: - а меня уже мутить начало от этой блевоты.
- И зачем жрал? Пакетиков бумажных я не захватила, уж прости.
- Блевану тебе в сумочку, Ксю, не волнуйся, - миролюбиво заключил Коля.
- Вообще-то я ещё не доел.
- Да ты уже весь пепел на бифштекс свой высыпал. Хуже от наших разговор не станет.
- Сейчас я…
И вот они перешли на стадию всеобщего шума и гама. Это как разговор глухих из пьесы Чехова. А я просто сижу и слушаю. Наверное, я единственная из нашей скромной стаи, кто способен услышать реплики абсолютно всех. В какой-то момент Ксюша закроет уши и начнёт просто петь во весь голос, а Руслан в итоге плюнет на всё и пойдёт курить на улицу. Коля и Илья опять начнут выяснять отношения, чтобы в итоге пару раз ударить друг друга в плечо и помириться. А я только счастлива быть частью этого беспорядка. Хоть самой сказать мне нечего, но я всегда рада послушать. У меня нет багажа знаний мемов, да и на язык я не остра, так что молчу вот уже много лет. Но при этом друзья всегда пытаются при мне не говорить на чистом мате. Конечно, пару раз выругаться они рады, но через слово высказываться не позволяют. Я порой чувствую себя маленькой девочкой, которой в какой-то момент закрывают уши, чтобы лишнего не нахваталась. И это даже… Мило.
Сама не знаю зачем, но я подняла голову на телевизор. На экране вновь показывали Киану Ривза и я невольно улыбнулась. Наверное, брали интервью или что-то такое. Я особо не слежу за жизнью звёзд, так что не в курсе, как сейчас ведут себя журналисты. Интересно, сказал ли он что-то про новую часть Уика? Или, возможно, опять задавали вопросы только про личную жизнь? Как, наверное, тяжело быть знаменитостью. Я бы и дня не вынесла под прицелом объективов.
Внезапно на экране появилась фотография Киану Ривза, обнимающего за плечо девушку с рыжеватыми волосами, постриженными по плечи в зелёном до колен платье. Кажется, снимок был сделан прохожим или же скрытой камерой, так как они оба выглядели очень счастливыми, естественными, разговаривающими о чём-то. Я невольно абстрагировалась от разговор друзей и прислушалась к тому, что говорит ведущая. Видимо, это какой-то другой канал со сплетнями. И говорят они явно не о премьере новой части фильма.
- … Недавно стало известно о смерти загадочной девушки, с которой видели актёра Киану Ривза последние месяцы. Её личность скрывают, но очевидцы загружают в интернет видео с безутешным звездой фильмов «Джон Уик», «Матрица», «Адвокат Дьявола» и многих других. Судя по постам в социальных сетях, девушку нашли под окнами отеля, в котором она, видимо, жила. Спустя пару минут туда приехал и сам Киану Ривз, тело незнакомки увезли в больницу почти сразу. Очевидцы заявили, что впервые увидели Киану Ривза плачущим. Он уехал вместе с машиной скорой…
Не знаю почему, но внутри меня что-то порвалось в этот момент. Словно кусок наковальни рухнул прямо на желудок, заставив тот сжаться в тугой узел. Боже мой… Бедная девушка… Что же могло её сподвигнуть на такой роковой шаг? Или… Я, конечно, сама никогда не встречалась с мировой знаменитостью, но… И почему мне самой так плохо? Я ведь не знаю ни эту незнакомку, ни Киану Ривза. Да и у кого в жизни не было такой трагедии? Но… Но ведь у этого человека и без того слишком много трагедий в жизни. Зачем ему ещё? Почему судьба так жестока к нему? Я всю жизнь старалась верить, что каждому из нас воздаётся в итоге по заслугам. Конечно, никому не под силу всю жизнь провести подобно монаху, отказавшись от всего мирского, но ведь… Но ведь между аскетизмом и грехами есть промежуточный этап, на котором находится в какой-то момент каждый нас. Даже если взять в пример меня: я ни за что не назову себя порядочной девушкой и воплощением всего ангельского и чистого, но при этом и к пасынкам Сатаны не могу себя отнести. Я совершаю добрые поступки, пытаюсь жить мирно и спокойно, не ввязываюсь в сомнительные авантюры и компании. Неужели и мне суждено попасть в Ад?
Я невольно сглотнула в мгновение ока образовавшийся ком в горле и вновь посмотрела на телевизор. Там уже рассказывали про кого-то другого. Надо же… Как быстро телеведущие умудряются переключаться с одной темы на совершенно другую. Только что она рассказывала трагические новости, а теперь транслирует какие-то забавные видео с молодыми парнями. Одна из многочисленных причин, по которой я бы ни за что не пошла на телевидение.
Но всё же… Неужели Киану Ривз настолько грешен? Неужели он совершил злодеяние настолько большое, что потерял уже двух любимых женщин, лучшего друга и, кажется, сестру? Ни за что в жизни не поверю, что он способен на столь великий грех, чтобы не иметь права на даже минутное счастье. Я не могу назвать себя его фанаткой, отнюдь. Я знаю пару фактов из его биографии через посты в интернете, знаю, что он хороший актёр и, по мнению многих, не менее хороший человек. Никогда я не слышала о нём ничего дурного. Если о других знаменитостях часто ходят скандальные сплетни, их замечают в грязных и мерзких вещах, то Киану Ривз… Неужели он в душе настолько плохой? Не поверю. Ни за что не поверю.
- Эй, рыжик, - я вздрогнула и резко опустила взгляд. Все друзья внимательно смотрели на меня. Ой, я совершенно выпала из реальной жизни… - куда пропала?
- А, да так, - я отмахнулась и на мгновение прикусила нижнюю губу. Надо что-то спросить. О чём они говорили? – так, на чём вы остановились?
- Да ничего такого. Мужской контингент как всегда нёс хуйню несусветную, - Ксюша пожала плечами и подсела поближе ко мне: - а вот ты у нас сегодня какая-то sad girl с широченной лыбой. Совсем свой рыжий пирожочек не узнаю.
- Всё правда в норме. Наверное, недосып, - не думаю, что меня поймут правильно и воспримут всерьёз, если я скажу, что меня взволновало на самом деле. Ксюша так вообще глаза закатит и выйдет, пока я буду лить слёзы по тяжёлой доле несчастного Киану Ривза. Я бы могла поговорить с Русланом, но… Но вряд ли ему есть дело до моих странных переживаний.
- Мы тут уже два с половиной часа сидим, - сказал Коля, смотря в экран своего смартфона: - а я думал, что Ксю и десяти минут не вытерплю после такого перерыва.
- Ой-ой, какие мы нежные, - закатила глаза подруга и откинулась на спинку стула: - а вообще, за окном уже и правда темнеет. Долго же сидели.
- Я всю пачку с вами выкурил, - хмыкнул Руслан, демонстрирую пустую упаковку: - Илья, бросил?
- Давно уже.
- Пиздец.
- Могу свои предложить, если совсем плохо, - Ксюша покачала головой и повернулась к Илье: - подай мою сумку, пожалуйста.
- Если это опять та ментоловая параша, то я лучше прямо тут себе из помёта птичьего закрутку сделаю.
- Я уже давно курю обычные, - Ксюша порылась в своей бездонной и при этом маленькой сумочке, а после протянула пачку сигарет Руслану: - всё только не выкури. Эти сигареты хрен найдёшь.
- Тоже параша, конечно, но сойдёт, - Руслан вытащил сигарету и сразу же закурил, выдыхая: - вот теперь заебись.
- Когда себе рак лёгких заработаешь – не ной, - хмыкнул Коля, закинув ногу на ногу: - скоро и спать с сигаретой в жопе будешь.
- Главное, чтобы не с тобой, - с милой улыбкой заключил Руслан.
- Ой, гейские шутейки пошли, - Ксюша упёрлась подбородком в ладони и уставилась на Руслана с Колей: - думаю, что с вашими успехами с женщинами стать геями и правда неплохо.
- Тогда Илье легче сразу бревно себе купить. Оно хоть не разговаривает.
- Коль, сейчас ведь врежу.
- Молчу-молчу.
На пару секунд вновь повисла тишина, а я нервно кусала губы, поглядывая на телевизор. Почему-то странная дрожь не хотела покидать моё тело. Я бы списала всё на прохладный и ветреный июль, но я и без того вышла из дома в кофте. А моя юбка не до такой степени короткая, чтобы меня продуло через ноги сквозь едва открытую форточку. В ушах стояли, словно вата, слова ведущей. Сердце невольно сжалось, когда я представила Киану Ривза, того, кто так безжалостно убивал мафиози в фильме, рыдающим над телом своей же любимой женщины. Почему-то внутри меня зародился страх. Страх, что этот удар станет той самой тростинкой, что переломит хребет слона.
- Что-то потемнело на улице. Думаю, пора по домам, пока в ливень не попали, - задумчиво произнёс Илья, смотря в окно.
- Сахарные что ли? – прыснул Коля, зевнув: - но, вообще, да, пора бы уже расходиться.
- Через неделю тем более пойдём на тошнотворного Уика, так что мне надо морально собраться с духом, - хмыкнула Ксюша, поднимаясь со стула и потягиваясь: - о, уже кости скрипят. Старость не в радость.
- А ты ещё не рожала, - Руслан хрипло засмеялся: - тормозишь, Илья.
- Да пошёл ты, Руслан, - Илья встал следом за Ксюшей: - давайте обнимемся хоть.
- Ути какие мы сентиментальные, - Руслан потушил сигарету и встал, одёрнув джинсовый жилет: - но я не против обняться, это да.
- И ты давай жопу поднимай, Колясик, - с ехидной улыбкой сказал Ксюша: - не развалишься, не волнуйся.
- С какими неженками я общаюсь, - я встала вместе с Колей и подошла к друзьям, тепло улыбаясь им. Я была ниже всех в нашей компании, поэтому раньше меня всегда ставили в самый центр, чтобы у меня была возможность обнять всех. Думаю, сейчас ничего не изменилось: - малую давайте в центр. А то не допрыгнет до нас.
Меня со всех сторон обступили друзья и крепко обняли. У меня едва рот от улыбки не треснул. Я кое-как смогла поднять руки в их стальных объятиях и положить руки на шеи, кажется, Руслана и Ильи. Касалась я их плеч кончиками пальцев, но, главное, смогла обхватить абсолютно всех. В эту секунду я даже забыла о Киану Ривзе и том, какой диссонанс в моей голове и душе вызвала новость о смерти его возлюбленной. Я знала, что, стоит только выйти из кафе, я достану телефон и начну искать всевозможную информацию по этому случаю. Я знала, что просто не смогу поступить иначе. Хоть я не фанатка, да и даже не отдалённая поклонница некоторых кинокартин, но я не смогу пройти мимо такой беды. Что-то внутри заставляло меня вновь и вновь возвращаться к этому инциденту. Больше никогда не буду смотреть в кафе телевизор. Вредно не только для глаз, но и для сердца.
- Ну всё, ребзя, разлетаемся, - Ксюша чмокнула каждого из нас в щёку, когда мы уже вышли из кафе, предварительно оставив на столе деньги за наш скромный обед-ужин: - почаще в ВК хоть заходите. А то кому мне в беседе бомбить о том, как я ненавижу Киану Ривза и фильмы с ним?
- Давай, звезда, лети со своим неотразимым в гнёздышко, - Коля махнул рукой, а после спрятал её в карманы широких штанов: - эй, Руслан, го в магаз художественный? А то у меня тёрки там кое-какие.
- Ты прям ждёшь, когда Ксю всем будет рассказывать, что мы трахаемся, - Руслан уже снова закурил и пожал плечами: - пошли, - а после перевёл взгляд на меня: - не хочешь с нами?
- Нет, думаю, я буду только мешаться, - я покачала головой и спрятала руки в замок за спину, слегка нагнувшись вперёд: - спишемся вечером? В беседе.
- Без базара, - Коля подмигнул и потрепал меня по волосам: - порешаем только сейчас кое-что и сразу отпишемся. А ты давай аккуратно иди домой, мелкая.
- Конечно, - я улыбнулась: - тогда до вечера. Вы тоже аккуратнее там.
Я помахала друзьям рукой, а сама направилась быстрым шагом прочь от кафе, доставая телефон из своей старенькой сумки, которая напоминает самый настоящий костюм древних индейцев. Но мне она нравится. Эдакий раритет для старомодной меня.
Телефон, как на зло, глючил, так что разблокировался не с первого раза. Руки дрожали, а я нервно кусала губу, ожидая, пока мой тариф для бедных прогрузит страницу в браузере. Боже мой, кажется, пора начать носить с собой валерьянку. Я совсем не узнаю своё тело. Всё покрылось мурашками, а по спине пробежал такой холодок, что мне захотелось накинуть на себя вторую кофту. Я просто накручиваю себя. Просто сегодня такое вот настроение. Настроение и всё!
Я резко остановилась прямо посреди оживлённой улице. В Люберцах сейчас жизнь только начинается. Люди возвращаются с работы, заходят в местные магазины, а кто-то так вообще мчится на всех порах в ещё работающий торговый центр. Мне не привыкать ходить в такое время, так что я уже давно научилась искусно огибать слишком нервных людей и извиняться перед всеми, кого задела, но сегодня… Сегодня ноги меня не слушались. Я шла, спотыкаясь на каждом шагу. И это ботинки у меня были на низком каблуке! Язык едва мог гнуться, так что все «Извините» потонули в каком-то лепете.
Пальцы нервно набрали «Киану Ривз новости», а после указательный едва попал на лупу в правой стороне. Мне показалось, что страница грузиться невероятно долго. Хотелось начать грызть ногти и рвать на голове волосы. Узел в животе стал ещё сильнее сжиматься, а лицо зачесалось, когда на него попали пару прядей волос. Ну же, быстрее!
Ноги сами остановились, когда я, на первых же строчках, прочла яркий и кричащий заголовок – «Плачущий Киану Ривз! Что за таинственная девушка, которая своим самоубийством довела до слёз «идеального мужчину Голливуда»?»
Взгляд невольно впился в маленькую картинку, сидящего на тротуаре Киану Ривза, схватившего свои волосы руками. Даже на моём маленьком экране отчётливо было видно, что его лицо покраснело, а по щеке стекает слеза. Боже…
В горле резко пересохло, а ноги окончательно перестали меня слушаться. Колени дрожали, я чувствовала, как со всех сторон меня толкают люди, как говорят мне что-то, как шумит дорога в паре метров от меня, как, кажется, надрывно закричала ворона, пролетев прямо над моей головой. Быть того не может… Боже мой.
- Всё не может быть так, - шепнула я, чувствуя, как в груди всё сжимается, а по щекам бегут горячие слёзы. Внутри меня всё кричало, молило о чём-то, я буквально на своей коже ощущала, как меня рвут на кусочки. Почему так больно?.. Почему?! – нет, - меня вновь толкнули и я едва не упала в лужу: - нет… - перед глазами всё помутнело, а руки едва не выронили телефон. Всё не может быть так… - я хочу помочь, - я сама не поняла, зачем и как сказала это. И была ли это я?.. – я хочу всё изменить. Я хочу помочь!
Боль отпустила. Так резко и внезапно, как и захватила моё тело. Я прижала ладонь к груди и выпрямилась, в другой руке сжав телефон. Он резко стал очень холодным, а мне в лицо ударили ледяные порывы ветра. Нос уловил запах пожухлой листвы и мокрой земли. Уши постепенно вновь начинали слышать всё чётко и ясно, а ноги перестали дрожать.
Я глубоко вдохнула, зажмурилась и резко распахнула глаза. Прямо на меня шли люди, разодетые в длинные пальто, держащие в руках разноцветные зонтики. Я заметила, как они переговаривались между собой, уловила незнакомый язык и странную манеру речи, а после поняла, что одежда противно липнет к телу.
Воздух показался слишком холодным, он заставил стаду мурашек пробежаться по всему телу и крепко обнять себя обеими руками. Что происходит?
Я резко обернулась и сразу же заметила высотные здания вокруг, простирающиеся на десятки этажей к небу. Серые облака заполонили небосвод, спрятали от меня солнце. Прямо рядом со мной прошёл мужчина в клетчатом пальто и что-то сказал мне на… На английском языке?
Я вновь начала оглядываться по сторонам. Тысячи вывесок и указателей, громкая музыка из проезжающих мимо машин. Жёлтые такси?.. Нет, это не может быть правдой. Бред…
Слова застыли у меня в горле, когда я посмотрела в сторону магазина. Мужчина сидел под занавесом на скамье и читал газету с крупными цифрами на титульном листе – «1997».

(заранее прошу прощение за несоответствие с "Джоном Уиком 3". Ещё не успела посмотреть на момент написания, а исправлять потом просто рука не поднялась
)
Вставить имя
ПС Ответ: 1 - 13
fadds
Дата: 2 сентябрь 2019, 21:32 ЦитироватьСообщить модератору
Член клуба Ассистент режиссера







ж Москва
Сообщений: 5742
LottyLit, молодец, что  решилась! Главное в жизни сделать первый шаг, а потом ничего не страшно.
Вставить имя
ПС Ответ: 2 - 13
LottyLit
Дата: 3 сентябрь 2019, 20:59 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
» Цитата
LottyLit, молодец, что  решилась! Главное в жизни сделать первый шаг, а потом ничего не страшно.
Цитата сообщения участника fadds, опубликованного 2 сентябрь 2019, 21:32 здесь.


Спасибо за эти ободряющие и стимулирующие слова! На самом деле, выставлять свою работу на всеобщее обозрение всегда тяжело. Раньше думала, что это связано с возрастом, но теперь даже не знаю, на что всё списать

Вставить имя
ПС Ответ: 3 - 13
LottyLit
Дата: 4 сентябрь 2019, 20:46 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
(интерпретация английской речи в таком стиле - это исключительно попытка передать то, что слышала сама главная героиня. Эдакий реализм   Вскоре, по мере повествования, пропадёт этот несуразный английский и с каждой главой понимать происходящее в Америке 1997 станет проще и проще. Честное пионерское  )

Глава 2

Сердце не пропустило удар, нет. Это слишком слабо, чтобы я смогла описать тот шок, что испытала в момент, когда до меня начала доходить такая простая, но дикая мысль – я не в России и явно не в 2019 году. Вот так вот просто и очевидно. Ещё секунду назад я шла по оживлённой люберецкой улице, слышала знакомую речь, вбивающуюся в уши стремительнее любых берушей. Теперь… Теперь вокруг меня люди с совершенно другими лицами, одетые в то, что у моей мамы в шкафу висело в самом дальнем углу. Да и кто в наше время ещё про газеты помнит?! В России я их точно не видела уже лет пять. Но… Нет. Бред. Как я могла оказаться в 1997 году? Это же маразм! Нет, я просто, кажется, очень сильно и больно ударилась головой. Такого в реальной жизни быть не может. Мы же не в кино! Но почему я тогда так чётко ощущаю, что промокла до нитки и всё тело дрожит от холода? Во сне не может быть такого. Никак не может. Я всю жизнь вижу очень яркие и красочные сны, но даже в самых реалистичных не было таких ощущений. Я дышу, из моего рта идёт пар, а перед глазами всё так чётко, будто я и правда посреди оживлённой улицы какого-то из западных городов. Может…
Я едва ощутимо ущипнула себя, зажмурилась и резко распахнула глаза. Ничего. Всё то же серое небо и незнакомая речь, чужой воздух. Надо сильнее.
Я сжала кожу между пальцами ещё сильнее и сморщилась от резкой и секундной боли. Я не смогу ущипнуть себя сильнее! Разве что закричу на всю улицу и отколю от себя ненароком целый кусок кожи. Хоть ногти у меня никогда не были особо длинными, но почему-то именно сейчас они поцарапали кожу. Ощутимо поцарапали.
- Ещё раз, - прохрипела я и зажмурилась, вновь ущипнув себя за бок. В этот раз я всё же смогла надавить на кожу ещё сильнее. Мне даже ногу свело на мгновение. Теперь точно должна проснуться. А шум дождя… Наверняка у нас в Люберцах просто начался обычный летний ливень. В конце концов, в России погода уже давно не уступает тропическим странам.
Один.
Два.
Три.
Я резко открыла глаза и сразу же ощутила ком, плотно обосновавшийся в моём горле. Всё те же люди с опаской смотрящие на меня, их большие пальто и куртки, разноцветные зонты, незнакомые слова и чужая речь, мелькающие яркие вывески на, кажется, английском языке, перелистывающий страницы газеты мужчина с продолжающей гореть датой – «1997». Нет… Бред. Я просто сплю. Этого быть не может. Я живу в реальном мире! Тут невозможно перемещение во времени и пространстве! Это только в фантастике осуществимо! Я… Я же просто шла по улице, читала новости про Киану и…
- И сказала, что хочу помочь и всё изменить, - скорее самой себе сказала я и резко поднесла телефон к лицу, едва не стукнув им себе по лбу. Телефон! Неужели он виноват?! Я же сказала это, глядя в экран, верно? Или нет?! Как я сказала это?! – ну же, - я принялась вновь и вновь вдавливать кнопку «Power». Она входила внутрь почти до конца, но на экране даже значок разряженной батареи не появлялся. Неужели… - ты не работаешь в этом времени? – по спине пробежал холодок. Точно сон. Если телефон перенёс меня сюда, то как он мог сломаться?! Как я вернусь назад?! – ну же, прошу, - я вновь вдавила кнопку, но смартфон оставался холодным и не подавал признаков жизни. Может… Может в него просто воды много попало? Всё-таки дождь на улице сильный, и если я могу спокойно его перетерпеть, то техника точно даст сбой. Точно! – мне нужно высушить тебя, - я нервно хихикнула и улыбнулась, озираясь по сторонам. Где я могу найти полотенце и фен? Отель? Точно! У меня должны быть деньги на номер!
Ноги, наконец, начали слушаться меня и я, минуя толпу со своими нелепыми извинениями, спряталась под козырёк того самого магазина, около которого сидел мужчина и читал газету. Надо проверить, сколько наличных у меня осталось. Тысяча точно должна быть. Если не хватит на целый номер, то хотя бы попрошу фен и полотенце. Мой телефон должен ожить после того, как я его высушу. В конце концов, он у меня разбирается на части, так что любая поломка не смертельна.
- Вот вы где! – я широко улыбнулась, вытаскивая из выцветшего, расшитого моими руками кошелька, купюру в тысячу рублей и ещё две бумажки по сто: - надо только найти отель, - я выглянула из-под козырька и, морщась от капель дождя, принялась озираться по сторонам. Отель… Отель… Судя по всему, я в центре города, так что тут точно есть где переждать ночь-другую. Вот только…
Глаза невольно широко раскрылись, а внутри меня вновь завязался узел. Если верить всему происходящему сумасшествию, то…
- Я же не в России, - прохрипела я, вновь спрятавшись целиком под козырёк: - это английский язык, - я закусила губу и нервно сглотнула: - английский… - а в нашей школе язык не преподавали от слова «совсем». Были какие-то потуги, но все они умирали уже на корню, так что из английского я знаю только одно – как выглядят буквы: - отель… Как будет отель? – я посмотрела на мужчину, читающего газету. Может… Может, подойти и спросить? Вдруг он знает, как звучит мой язык! Я же наверняка далеко не единственная русская здесь! И, если это просто сон или же моя фантазия, то всё должно получиться. Надо просто выяснить, где отель! – да.
Я кивнула самой себе и медленно сделала шаг вперёд. Носки в ботинках неприятно хлюпали, а кофта с кардиганом липли к телу. Если не найду, где высушить одежду, то заболею. А иммунитет у меня очень слабый, любая простуда может перерасти в нечто более губительное и непоправимое. Денег на лекарства у меня нет, а я бы меньше всего хотела умереть во сне. А если это не сон…
- Нет, сон, - шепнула я сама себе и остановилась рядом с мужчиной, нервно пережимая ручку своей сумки. Как обратиться? – а, простите, - но этот мужчина даже не посмотрел в мою сторону. Лишь насупился, закинул ногу на ногу и поправил свою шляпу: - простите, - уже громче сказала я и протянула руку. Нужно тронуть его. А это можно делать в Америке?.. – простите, мистер, - стоило моим пальцам только коснуться его плеча – мужчина сразу же повернулся в мою сторону. Его брови сошлись на переносице, лицо выражало явное недовольство. Упс…
- Ху а ю? – я прищурилась. Что?.. – вота ю вонт фром ми? – внутри меня снова что-то оборвалось. Я не понимала ни слова. Звучание казалось мне знакомым, но я совершенно не могла ничего вспомнить. Ни единого слова!- мисс, уай дид ю тач ми? – я и слова не могла произнести. Просто стояла на месте и смотрела в лицо этого мужчины. Глаза начало предательски сильно щипать, а дышать становилось тяжелее с каждым новым вздохом. Не понимаю… Ничего не понимаю! – ступид вимэн. Факинг пис оф щитс.
Мужчина вновь уткнулся в газету, а я шумно выдохнула и сделала шаг назад, сразу врезавшись в кого-то. Я резко обернулась и уже открыла рот, чтобы извиниться, когда прямо перед носом увидела перекошенное от злости лицо взрослой женщины. Она оглядела сначала меня, а потом перевела взгляд на своё белое пальто. Стаканчик в её руке, кажется, теперь был пуст, а вот белый цвет окрасился в нечто среднее между кремовым и охровым. Боже мой…
- Простите, прошу, простите меня, - мой лепет наверняка раздражал её ещё сильнее. Стоило мне только полезть в свою сумку за салфетками и достать их, когда эта женщина в белой шляпе с ярко-красными губами отбила мои руки и грубо рыкнула:
- Уот хэв ю дан?! Дид ю ноу зэ кост оф вис коат?! – женщина резко схватила меня за запястье и, придвинувшись почти вплотную к лицу, практически прорычала: - ви а гоинг ту полис! Юлл пей ми ол зэ эмаунт оф зэ прайс оф вис коат!
Меня всю забила мелкая дрожь. Полис? Полис?! Это полиция, ведь да? Нет, мне нельзя в полицию! Я же даже им сказать ничего не смогу! Мне просто нужно в отель! Там я высушу телефон, включу его и быстро вернусь обратно в свои родные Люберцы и знакомый 2019 год! Нельзя попадать в полицию даже во сне! Никогда нельзя попадать в неё! Я буду только сидеть и плакать там! Да я же не знала, что за мной эта женщина! Боже, я согласна работать на неё, оставить свои контакты и всё прочее! Я с радостью выплачу компенсацию за испорченное пальто, но не разом и не через стражей порядка. Так нельзя!
- Пожалуйста, послушайте, - я силилась затормозить и пыталась вырвать свою руку, но хватка это женщины была такой сильной, что, как мне кажется, на руке остались синяки: - прошу Вас, остановитесь! Я… Я объясню всё! Не надо полис! Не надо, прошу! – мою руку дёрнули ещё сильнее и я, едва не упав в лужу, начала быстрее перебирать ногами. Кажется, меня вели либо к машине, либо к остановке. Но, думаю, вряд ли такая женщина будет кататься на общественном транспорте. Было бы глупо одеться во всё белое в дождливую погоду, чтобы потом зайти в автобус со слякотью и прочими радостями на полу: - прошу, стойте!
- Шат ап! – и я сразу же замолчала. Ладно… Надо успокоиться. Ну же, вдохни и выдохни. Вдох… Выдох. Вдох… Выдох. Вы… Нет, не так. Ладно! Не работает! Совершенно не рабочий способ успокоиться! Но… Нет. Нет! Возьми себя в руки, ну же! Мне никак нельзя в полицию! Что я буду говорить им без документов, да и без знания языка?! И, мне кажется, моя новая знакомая точно не пустит ситуацию на самотёк. Ну почему я должна была оступиться и попасть именно на её стаканчик с кофе?! Ну почему?! Надо смотреть по сторонам. Причём столь пристально, чтобы глаза даже заболели. А вот кому молиться сейчас?.. Я хоть и достаточно верующий человек, но в данной ситуации не думаю, что действуют хоть какие-то небесные законы. Если на секунду дать волю сумасшествию и поверить в то, что я перенеслась в Америку 1997 года, то, не думаю, что в этом мне подсобил сам Иисус. И почему именно в это время? Почему именно я? На эти вопросы ответа я не найду, наверное, никогда. Даже мой телефон их не даст. Ох… Хоть бы он был ещё заряжен, когда я его высушу! Если это и правда девяностые, то о смартфонах тут и в помине ещё не знали. Не думаю, что какой-то умелец смог без телефона смастерить зарядное устройство.
Я сглотнула и вновь посмотрела на женщину. Мне казалось, что мчимся мы прямиком к машине, но, как оказалось, прямо под козырьками десятка магазинов можно дойти и до полиции. Видимо, я оказалась и правда в самом центре… Нью-Йорка, верно? Ну и сны у меня… Какие детализированные! Когда я проснусь, то нужно будет где-то зафиксировать такое удивительное происшествие. Записать? Нарисовать? Или, скорее всего, просто сохранить в голове вплоть до того момента, когда я не увижу что-то ещё более впечатляющее. Но разве что-то зацепит меня ещё сильнее? Не думаю.
- Стьюпид вилладж бич, - заключила женщина, едва ли не с ноги открывая дверь полицейского участка. Перед глазами всё расплывалось и кружилось, так что я не могла рассмотреть ничего дальше собственного носа. Вот, кажется, что-то похожее на стойку рецепции прямо по левую сторону, а впереди, словно в старых американских комедиях про полицейских, стеклянные будки с какими-то простыми и тёмными надписями и с виднеющимися письменными столами. Ох, я даже вижу тех самых мужчин в тёмно-синей форме и со значками на рукавах! Поверить не могу… Я и правда в участке? В участке… В участке?!
Резко всё моё тело сковала такая паника, что захотелось плакать. Я вновь начала что-то шептать, пытаться освободить свою руку, но женщина совсем меня не замечала – она уже разговаривала с женщиной на стойке регистрации, указывая пальцем то на меня, то на своё испорченное пальто. Я чувствовала себя запуганным кроликом, на которого охотник направил ружьё. Я не могу сбежать, не могу даже затаиться хотя бы на пару минут. Меня поймали не в моей среди, без права на слово, а даже если это право у меня и есть – я просто не могу говорить. Что я могу разговаривать, что не могу – всё одно, я не знаю английский. Всё больше и больше происходящее не напоминает мне сон. Совершенно не напоминает.
- Окей, ай андерстенд ю. Изнт ит беттер ту толк ту хё? Ай финк ит мач изиер ту солв зэ сач проблем виф маней ор самфинг лайк вис, - я закусила губу, силясь узнать хоть одно слово. Ксюша часто употребляла английские слова в своей речи, да и мемы на английском на её стене не редкое явление. Но вот я, как нарочно, не могу вспомнить ровным счётом ничего. Хотя я уверена, что они не говорят о чём-то сверхсложном! Ведь это – обычные люди. Чем они отличаются от нас, русских? А мы в своей речи редко когда употребляем сложную для понимания лексику. Боже… Я даже с собственным сном… Не сон. Нет, сон! Не думай о глупостях! Не думай! – ю, - девушка за стойкой посмотрела на меня и я вздрогнула. Мой взгляд сфокусировался на её лице и я поняла, что, несмотря на юный возраст, опущенные вниз брови, стянутые в тугую полосу губы и идеальный пучок на голове явно не свидетельствуют о мягком нраве. А я ничего не понимаю… - уай ар ю сайлент? Донт ю вонт ту тел самфинг? – в горле вновь образовался ком. Она же говорит со мной, верно? – сэй самфинг.
- Ай олрэди толд ю! – резко вмешалась женщина, чьё пальто я испортила. И, кажется, испортила я его окончательно и бесповоротно: - ши спок ту ми вайл уи вос гоинг ту зэ полис! Бат ай донт рекогнайз вэт лэнгвич!
- Ай андерстенд, - девушка покачала головой и ещё раз внимательно посмотрела на меня. Клянусь, на мгновение в её глазах пробежала искра сочувствия, морщины на лице разгладились, а вена перестала выделяться на чуть смуглом лбу. Но также молниенисно выражение серьёзности, строгости и крайнего недовольство вернулось на её лицо. И я сразу поняла – я не уйду отсюда. А если и уйду, то очень и очень не скоро: - соу, ай шуд сэй ю вэт вис ситуэйшн изнт со критикал ор ёржнт. Ду ю рили вонт ту мит виф коп?
- Йес, ай вонт вис гёрл ту пей ол зэ эмаунт оф зэ прайс оф май коат! – я судорожно оглядывалась по сторонам. Что мне делать?! Куда бежать?! Да и как я сбегу?! У меня с физкультурой в школе всегда были проблемы, да и меня совесть замучает, если я сейчас бессовестным образом просто исчезну. Ну и куда я пойду?! В отель? Теперь я очень сомневаюсь, что там примут мои деньги. Это же рубли, а не доллары! Неужели меня посадят? А могут посадить за такое? Боже, Руслан, как мне не хватает тебя! Твои знания законов сейчас помогли мне выбраться. Да и знание языка не помешало бы. Все мои друзья знают хоть пару слов на английском! Нужно было брать у них уроки… Если не было в школе уроков, да и на репетиторов денег не водилось, то всегда можно попросить кого-нибудь помочь. Не для этого ли нужны друзья? Но… Но что сейчас говорить об этом? Возможно, этот сон – знак, что мне надо учить иностранные языки.
- Окей, ай андерстенд. Гоу ту виз кэбинет.  Мисте Чарльз Рид вил тэйк ю, - «кэбинет»! Это точно должно значить «кабинет»! Не зря слова так похожи! И эта девушка часто говорит «андерстенд» или как-то так! Значит, это слово тоже часто употребляется. Ещё они произносят много коротких фраз или чего-то подобного. Может, это как местоимения и союзы в русском языке? Попробовать их использовать? Или для начала узнать значение? Но у кого? Боже, моя голова на части просто разрывается!
- Гуд монинг, мисте Чарльз Рид. Шарлиз сент ми ту ю. Ай хэв эн импортант энд ёржнт инсидент… - и дальше я окончательно перестала разбирать хоть какие-то слова. Женщина говорила так быстро, что в моих ушах задерживались лишь какие-то отзвуки, похожие на слова, которые я уже слышала сегодня. Но и были, кажется, те, которые мне были чужие. И их было много. Никогда бы не подумала, что может раздражать осознание того, что я абсолютно не понимаю, что происходит. Но моё раздражение быстро сменилось невыносимой тоской. Разве сон может быть таким долгим? Неужели меня сбила машина в реальности и я впала в кому?! А, может, на меня кирпич упал какой-нибудь?! Боже мой! Как я сразу не подумала об этом?! Я не хочу умирать! И почему тогда я вижу именно такое?! Почему именно Америка 1997 года и именно такая ситуация? Я ничего не понимаю!
- Мисс! – я вздрогнула и резко подняла голову. Та женщина уже не держала меня за руку, а спокойно сидела на стуле рядом со столом полицейского. Прямо мне в лицо смотрел высокий и темнокожий мужчина с кобурой на поясе и в бледно-синей рубашке. Его лицо не выглядело таким яростным и строгим, как у той девушки, но, кажется, нянчиться со мной он не намерен. Никогда в жизни не видела таких густых и тёмных бровей… Ох… Это именно то, о чём нужно думать, когда тебе прямо в глаза смотрит полицейский? Кажется, в голове моей всё-таки слишком пусто. Но… Но как мне вести себя в такой ситуации? Я ничего не понимаю! Совсем ничего! Как я сюда попала?! Что произошло в реальном мире?! Почему я не могу выйти отсюда?! Это всё какая-то глупая шутка! – мисс, ду ю андерстенд ми? – я сжала губы и опустила голову, сверля взглядом пол. Опять это «андерстенд»… Но что оно значит?! Я даже примерно не могу догадаться! Мисс… Он ведь обращается ко мне, верно? Может, он задал какой-то вопрос?! – окей, ай шуд кол самбади ху вил спик ту хё. Айзер ши дазнт андертсенд инглиш, айзер диф ор претендинг.
Рука мужчина потянулась к старому, стационарному телефону. Он быстро набрал какой-то номер на нём и не менее быстро начал с кем-то разговаривать. Что это может значить? Он в посольство прямиком набрал?! Или… Нет, какое посольство?! Я же в 1997 году! Да я не факт, что ещё родилась даже! А если и родилась – только в кроватке могу лежать и плакать! А если я и рискну попробовать рассказать правду – меня сочтут за сумасшедшую! Боже, ну как такое могло со мной случиться?! И я ведь даже не смогу связаться с друзьями! Если на дворе и правда закат девяностых, то они такие же младенцы, как и я! А… Стоп.
Я едва не стукнула себя по лбу. Точно! Если это мой сон, то, скорее всего, я бы не пошла в такие приключения без своей компании. Но, если я и потеряла контроль над собственной фантазией, то моих друзей могло раскидать в разные точки или, может, мы все в Америке просто в разных местах. Точно! Я ни за что не поверю, что всё происходящее – реальность. Этого просто не может быть. Хоть я и верю в чудеса, сказки, но всё хорошо в меру. Сейчас происходит что-то непонятное и я должна разобраться с этим пока меня не посадили в тюрьму. Я же попала сюда без документов, без гражданства… Всё это есть у меня в 2019, но явно не в 1997.
- Окей, ви шуд уэйт фор э халф эн ауа. Трнаслэйте ис гоинг ту департмент, - этот темнокожий мужчина говорил с той женщиной, которая привела меня сюда, даже не смотря в мою сторону. Видимо, меня тут считают за простую лужицу в большущем океане. Не знаю языка, не понимаю, где и как оказалась, да ещё и промокла до нитки, решив прогуляться в летней одежде. А ведь тут явно не лето! Никто не будет надевать пальто в эту жаркую пору. Наверное, сейчас осень. Да, точно, осень! Запах пожухлой листвы и сильные порывы холодного ветра встречаются только в осеннюю пору! Тогда неудивительно, что мне даже в участке так холодно. Я бы многое отдала, чтобы дать просушить хотя бы кофту. Да и ботинки, кажется, скоро развалятся. Я и не думала, что они совершенно не подходят для дождливой погоды… Ну, а чего я ждала за семьсот рублей?
- Ай хэв ноу тайм ту дил виф проблемс оф вис гёрл! Мэйк хё джаст пей зэ маней фор май пур уайт коат!
Женщина говорила очень громко и эмоционально, а в конце вообще стукнула ладонью по столу полицейского. Тот окинул её скучающим и каким-то безразличным взглядом, а после убрал подальше свою чашку с, судя по цвету и запаху, остывшим кофе. Видимо, ему самому не нравится сложившаяся ситуация. Думаю, мало кому понравится решать проблемы подобные нашей. Ведь это кофе на пальто, а не ограбление или что-то подобное. Мне, конечно, ужасно стыдно за то, что я так невнимательно и резко подалась назад, но… Но что я могу сделать? Не думаю, что моей тысячи с копейками хватит, чтобы возместить чистку или же покупку нового пальто. Боже, даже в 1997 году я остаюсь бедной рыжей девочкой… Это неисправимо.
Вокруг кабинета носилось столько людей, что, признаться честно, в какой-то момент мне показалось, что где-то есть портал, куда заходят и выходят всё новые и новые личности. Неужели участок настолько большой? Конечно, я вижу лишь его часть в этом маленьком закутке, но, рискую предположить, что тут есть и второй этаж, а может ещё и третий. И даже подвал! И, как мне кажется, этот полицейский, который достался мне, занимает далеко не самую низкую должность. Не думаю, что у каждого тут свой персональный кабинет. Но зачем тогда ему поручили такую мелочь? Ох, ничего не понимаю! Я ещё ужасно хочу спать и есть. И я очень сильно замёрзла. И сесть тут негде… А я даже не знаю, как спросить о стульях! Женщина в белом пальто уже заняла место перед столом, а я… А я просто стою рядом. Но и возразить смелости просто не хватит.
Чем больше времени шло, тем отчётливее мне начало казаться, что я и правда уже давно не сплю. Я смотрела на проходящих людей и понимала, что просто не могла бы сама выдумать такое изобилие абсолютно не похожих друг на друга личностей. Все были такие разные, красивые, индивидуальные. Я никогда не обладала таким воображением. На секунду мне даже показалось, что я нахожусь в чьём-то другом сне, но эта идея звучит ещё более фантастичнее попадания в прошлого. Часть меня яростно шептала, что это просто ужасный и очень продолжительный сон, который я вижу после какого-то происшествия, находясь между жизнью и смертью, но другая моя часть… Она твердила мне, что всё это – правда. Я не понимала, как объяснить эту реальность. Да и можно ли вообще дать объяснение перемещениям во времени без использования специальной машины? Я бы рискнула предположить, что мой телефон и правда является моей связью с прошлым, настоящим и будущим, но… Но такого просто не может быть. Это простенький телефон, купленный в обычном магазине. Но что тогда перенесло меня в Америку 1997 года? И, главное, зачем? Что я могу сделать для этой страны? Чем я могу быть полезна? Я даже языка не знаю, что уж об истории говорить. И, если всё происходит на самом деле, то я даже представить боюсь, куда мне податься и к кому обратиться за помощью. Я одна. Совершенно одна.
- Мисте Мэттью Джонс? – я вздрогнула и подняла голову. В кабинет зашёл высокий и достаточно худощавый мужчина в тёмно-коричневом пальто, с зажатым портфелем в одной руке. Он молча кивнул и снял шляпу с головы, положив её прямо на письменный стол полицейского. И, если быть честной, то я даже испугалась сначала. Из-под тени, отбрасываемой шляпой, я и не разглядела сразу большого шрама, который проходил по всей левой стороны лица с самого лба и до подбородка. Сначала этот мужчина показался мне молодым, но теперь, рассматривая его, я понимаю, что ему уже перевалило за тридцать пять. Но… Но кто он такой? Неужели кто-то из посольства?! Или это какой-нибудь детектив?! Боже мой, что делать?! Куда бежать?! – ай толд ю эбаут вис гёрл, - темнокожий полицейский указал взглядом в мою сторону: - зис вуман, Аркадия Мэйсон, толд ми, вэт вис гёрл вас траинг ту толк виф хёр вайл вей вё гоинг ту ауа департмент. Ай финк ши изнт андерстенд инглиш эт ол. Ор ши претендинг нот ту андерстенд.
- Окей, - мужчина кивнул и уже полностью повернулся ко мне. Я вздрогнула и едва сдержалась, чтобы не сделать шаг назад. Уже была попытка сегодня и она пошла крахом. Надо… Надо просто успокоиться. Мне нечего скрывать! Я просто не понимаю английский! Если бы я хоть пару слов знала – уже бы объяснилась и извинилась перед этой женщиной! Я правда не хотела ничего плохого! – сэй самфинг, - я прищурилась. Что он имеет в виду? – окей, - мужчина принялся открывать рот и указывать на него пальцем, пронзительным взглядом карих глаз уставившись прямо на меня, - сэй самфинг.
- Сказать что-то? – шепнула я. Сэй… Видимо, это и правда значит «говорить». Не просто же так он указывает на свои шевелящиеся губы! – говорить?
- Верно, - я замерла на месте. Что… Русский? Он русский?! – ши из фром Раша, ай финк, - мужчина повернулся к полицейскому и вновь перешёл на английский: - айл аск хё эбаут хёселф энд вэн гив фул информэйшн ту ю. Энд, плис, тэл вэт вуман ин уайт ту калм даун.
- Хей, айм э виктим! Донт ю…
- Мэм, плис, калм даун. Трэнслейто из нау спикинг ту вис гёрл.
Женщина в белом хмыкнула и сложила руки на груди, показательно отведя взгляд от всех присутствующих в сторону входной двери, которую оставили незакрытой. Бог ты мой… Куда я попала?
- Вы ведь из России, верно? Ну или из любой страны, где говорят на русском, - мужчина поправил свисавшие на лоб сосульками белые волосы. Я просто стояла на месте и не могла поверить, что слышу русскую речь. Пусть и с ощутимым акцентом, но… Но я понимала, что мне говорят! Боже, я понимаю! Знакомые слова, буквы, звуки! – мисс?
- Да-да, верно, я из России, - я сразу же резко закрыла рот. И как я объясню, почему попала сюда?! Не умею говорить на английском, даже примерно не знаю, как простые слова звучат и переводятся, но оказалась в самом центре оживлённой улицы. Что мне говорить?! Надо переводить тему. Да и я хочу объясниться! Я ведь правда не хотела ничего плохого! – послушайте, мне очень жаль, я не хотела портить пальто этой женщины! Это вышло случайно! Я просто… Просто оступилась! Прошу, не наказывайте меня строго! Умоляю!
- Успокойтесь, - мужчина смерил меня строгим и холодным взглядом, от которого мне сразу захотелось сквозь землю провалиться. Кажется, это было лишнее. Как стыдно… - меня зовут Мэттью Джонс, я работаю переводчиком. Универсальным переводчиком в частной конторе. Вам повезло, что хорошо я знаю именно русский язык, - Мэттью Джонс… Сложно звучит. Джонс… До чего странная фамилия! – скажу Вам честно, Вы очень, кажется, неудачливый человек. Наткнулись на женщину, которая точно Вас не отпустит, пока своего не добьётся, - я закусила губу. Я уже поняла, что, скорее всего, и правда покину участок очень не скоро. И ведь этой женщине всей ситуации не объяснишь! Думаю, она самая первая сочтёт меня сумасшедшей: - как Вас зовут?
- Вера. Вера Капустина, - я на мгновение бросила взгляд в сторону полицейского, а затем спросила: - скажите, а что со мной будет? Меня могут посадить?
- За порчу пальто? Сомневаюсь. Но, думаю, есть и другие обстоятельства, которые позволят засадить Вас в камеру временного содержания, как минимум, - Мэттью спрятал руки в пальто и ещё раз окинул меня внимательным взглядом: - Вы очень легко и странно одеты. Да и сумка… Я такую прежде не видел, - неужели в 1997 не носили старые кофты и юбки с ботинками? Да, конечно, для осени я одета легко, но сама одежда… Она у меня достаточно старомодна, это не раз подмечала Ксюша, а её вкусу я охотно верю: - Вы не знаете языка, но при этом находитесь в Нью-Йорке. Кто Вы такая?
Я молчала. Я просто не знала, что мне ответить. Паника начала медленно захватывать всё моё тело, мозг и эмоции. Мне хотелось плакать. И, судя по рези в глазах, уже очень давно, но я честно сдерживалась. Мне просто… Просто нечего сказать. Если я выдам всю правду, то мне прямая дорога в сумасшедший дом, а если начну выдумывать, то… То сразу попадусь. Я никогда не умела врать. Это одна из моих многочисленных слабых сторон. Либо правда, либо молчание. Причём в во втором случае я всё равно расколюсь. Просто потому, что меня замучает совесть. А сейчас… Что мне делать сейчас?! Этот Мэттью выглядит таким строгим и жутким… И говорит он холодным, слишком спокойным и твёрдым голосом. Он всё расскажет полицейскому и мне точно конец! Хоть просто бери и убегай прочь… Но я и ста метров не пробегу…
- Вера, говорите. Это пойдёт Вам же на благо.
- Вы не поверите, если я расскажу, - я опустила взгляд и уставилась в пол. Когда уже закончится этот кошмар?.. – я… Я нормальный человек, я не склонна фантазировать, но… Но я…
- Вы что?
- Я не знаю, как попала сюда, - я резко подняла голову. Так резко, что перед глазами всё поплыло и я едва устояла на ногах: - я… Ещё недавно я шла по улицам Люберец, одного из районов в России. А потом я подняла взгляд и поняла, что… Что в совершенно другом месте! – я посмотрела на лицо Мэттью. Тот слушал меня с явным недоверием и, кажется, даже хотел рассмеяться. Но я не вру! – я говорю правду! Вот, смотрите! – своей дрожащей, словно у сумасшедшего рукой, я полезла прямиком в свою изрядно намокшую сумку. Я покажу ему телефон! Ничего подобного и быть не могло в 1997 году! Вот только надо ещё и выпросить фен… И мне нужно молиться, чтобы он не разрядился от воды. Иначе я пропала с концами: - вот! – едва не ткнув смартфоном прямо в лицо опешившему Мэттью, я сглотнула и уже спокойнее повторила: - вот…
Переводчик окинул меня снова недоверчивым взглядом, а после протянул руку к моему телефону и слегка покрутил его в разные стороны, прищурившись. Да! Я знала, что смогу удивить его таким! Кто же в конце девяностых не поразиться такому технологическому достижению? Телефон без кнопок! На него ещё можно установить кучу современных игр, он может подключиться к Wi-fi и 4G! Вот только включу его и тогда продемонстрирую все чудеса! Или нет… Тут же и в помине ещё нет беспроводного интернета! А связь? А кому мне позвонить?! Да и денег на телефоне мне хватит на секунду разговора с кем-то из другой страны… Блин…
- Он не работает? – спросил Мэттью, слегка приподняв одну бровь: - выглядит странно. В России ныне такие пульты от телевизоров?
- Работает. И это не пульт от телевизора! – я покачала головой и закусила нижнюю губу, уставившись в чёрный экран своего холодного телефона. Ну почему ты так не вовремя решил меня покинуть? – он просто промок. Его нужно высушить феном и тогда я покажу, что это самый настоящий телефон.
- Телефон? – Мэттью прыснул, положил руки на бока и слегка запрокинул голову, выдыхая: - знаете, я скорее поверю, что в России машины летают, чем в то, что по этой штуке можно позвонить, - машины у нас как раз и не летают… Да они ни у кого не летают, если быть честной. А если и есть страна с такими наработками, то их тщательно скрывают, и мы вряд ли узнаем о них до 2025 года: - послушайте, Вера, - Мэттью вновь стал серьёзным. И как он умудряется смеяться и в ту же секунду хмуриться, переходя на тихий и строгий тембр?! – даже если на мгновение предположить, что с Вами произошла и правда фантастическая история, то Вы должны понимать, что в неё никто не поверит. Разве что какие-нибудь фанатики, высматривающие НЛО на крышах домов. На данный момент Вы простая девушка без документов, а, следовательно, и без личности. Также Вам угораздило попасться на крючок очень и очень доморощенной дамочке, которая с любого скальп при желании снимет. Заплатить за её пальто Вы, как я понял, не можете, да и работа у Вас вряд ли есть, плюс Вы даже не помните, как попали в Америку, при этом не зная ни языка, ни города, в котором оказались, - Мэттью подошёл поближе ко мне и едва слышно произнёс: - у Вас большие проблемы.
По спине пробежал холодок. А то я не знаю, что влипла в какую-то совершенно невероятную историю… И ладно бы всё ограничилось простым испорченным пальто. Но ведь мне и, правда, даже нечем свою личность подтвердить! В этом месте у меня нет ни дома, ни работы, ни семьи, ни прошлого или будущего. Да и настоящее моё ставится под большой вопрос. Пока я чувствую себя кроликом, который случайно зашёл в пасть спящего льва. Малыш осознал, куда залез, но при этом боится уйти, потому что может разбудить хищника, и тогда поминай, как звали. Но и сидеть на месте рискованно. Всё слишком рискованно! В какую сторону не посмотри – пропасть. Просто одна с тонкой палочкой, чтобы перейти, а другую есть микроскопический шанс перепрыгнуть.
Я подняла испуганный взгляд на Мэттью. Уверена, что в эту секунду мои глаза молили лишь об одном – «Помогите!». Я понимала, что этот человек не обязан помогать мне или даже пытаться поверить, но он единственный, на кого я могу пока рассчитывать. Я не встретила тут более никого, кто говорит на русском языке! В моей ситуации родным может стать и преступник, убившей целую толпу невинных людей. Если он замолвит хоть словечко на русском – на душе невольно становится чуточку полегче. Самую малость. Если бы я знала хоть дежурные слова и фразы на английском!.. Но чего нет, того нет. И я не могу ничего поделать с этим. Совершенно ничего…
- Я могу помочь Вам. И даже вижу в этом какую-то призрачную выгоду, - Мэттью покачал головой и медленно повернул взгляд в сторону полицейского, спорящего с женщиной в белом. Ещё немного и она окончательно выведет его из себя, после чего все камни полетят в мою сторону: - если я не помогу Вам, и потом окажется, что Вы правда путешествуете по мирам, то в рай меня явно не пустят, а если я помогу сумасшедшей, то Бог меня простит. Говорят, что психи наиболее близки к небу и прочему дерьму, - Мэттью внимательно посмотрел мне прямо в глаза и выдохнул. Причём так тяжело и устало, что мне даже стало на мгновение очень стыдно. Такое чувство, что я заставляю его помогать мне… - Вы должны понимать, что дома у себя приютить я Вас не смогу. Но у меня есть один знакомый, который содержит забегаловку неподалёку от центральной улицы Нью-Йорка. Он недавно как раз выгнал уборщицу, которая воровала из кассы деньги, так что теперь не прочь обзавестись надёжным человеком, готовым драить полы за копейки. Ну и, конечно, Вам не нужно для этого знать язык. Когда выйдем, то я напишу Вам адрес и то, что нужно сказать ему при встрече. А пока нужно отмазаться от копов, - переводчик отвернулся от меня и подошёл к полицейскому, положив руку ему на плечо. Женщина в белом сразу же замолчала и в кабинете воцарилась такая невероятная тишина, что мне на мгновение показалось, что я просто оглохла. Но тишина эта была минутной. Вскоре я снова услышала голос Мэттью. Он выглядел уверенным, спокойным и при этом казалось, что я наблюдаю разговор старых друзей. Ни капли сомнения или же злости не наблюдалось в движениях и мимике переводчика. Он был расслаблен. Хоть я и не понимала, что он говорит, но, мне кажется, что поверила бы ему и просто так. Но, конечно, таких глупых простофиль, как я, в мире почти нет.
Я, кажется, уже даже стала привыкать к своей мокрой одежде. Да и она успела подсохнуть. Конечно, если мне предложат ещё раз пройтись в юбке, прилипающей к ногам, то я откажусь, но в сложившейся ситуации всё можно перетерпеть. Удивительно, что чувство голода тоже притупилось. Вот бы в этом мире хоть все естественные нужды организма испарились! Тогда вполне можно было и по улицам скитаться, и в тюрьме сидеть. Но… Но думать о плане Мэттью я пока даже не хочу. Мне до сих пор кажется, что всё происходящее – просто сон. Когда-то всё должно закончиться, верно? И мне не придётся идти в какую-то забегаловку, не придётся мыть полы и разорваться от рыданий в момент осознания реальности всего происходящего. В какой-то момент я просто очнусь от этого кошмара. Всему есть конец. Даже этому.
- Вера, - я вздрогнула. Пора заканчивать уходить в свои мысли в полицейском участке… - подойдите сюда, - я сразу же приблизилась к Мэттью и, мне показалось, ноги мои в этот момент готовы были просто сломаться. Как я умудряюсь до сих пор стоять – загадка: - извинитесь перед этой женщиной. Её имя – Аркадия Мэйсон. Скажи: Айм сори, Аркадия Мэйсон, - Мэттью внимательно посмотрел на меня. Как?.. – Айм сори, Аркадия Мэйсон.
- Айм… - я медленно повернула голову к женщине в белом. Может, я уже просто присмотрелась или кофе впитался окончательно, но на пальто теперь заметны были только коричневатые очертания. Вот это ткань! Как впитывает! – Айм… Айм сори, - я бросила вопросительный взгляд на Мэттью и тот кивнул: - Айм сори, Аркадия Мэйсон. Айм сори…
И снова кролик засунул свои лапки в пасть очередному льву. Мир ещё видел такого же глупого кролика? Или я одна такая во всём виде? Но… Но надо запомнить это выражение! Айм сори… Айм сори! Я извиняюсь, верно? Думаю, эта фраза может стать моим кредо по жизни. Каждый шаг должен сопровождаться пресловутым и тихим «Айм сори…». Может, тогда люди не будут меня ненавидеть, а посочувствуют произношению и знанию языка…
Аркадия Мэйсон скептично посмотрела на меня, хмыкнула и отвела взгляд в сторону, махнув рукой и сказав напоследок что-то типа:
- Хё инглиш эс бэд эс хёр преференсис ин клофс. Пэрэнтс толд ми нот ту би вери стрикт то вик, - женщина встала, и я сразу же отошла в сторону, виновато опустив голову: - сэньк ю, мистер Чарльз Рид энд мисте Мэттью Джонс. Зэ инсидент из овер. Энд ю, - почему-то я прям макушкой почувствовала, что она обращается ко мне, поэтому сразу же подняла взгляд, едва не рухнув от помутнения в глазах: - плис, донт фол инто май айс. Энд лук эт ё фит, дамб.  
И она вышла. Цокая каблуками на весь участок, доставая кошелёк из своей сумочки и высоко задрав голову. Я даже толком не рассмотрела её и не поняла, что со мной вообще произошло. Но ещё больше я поражена Мэттью. Что же такого он сказал ей, что успокоил? Ещё несколько мгновений назад эта женщина готова была меня на куски разорвать, а сейчас мирно уходит прочь, покачивая бёдрами в разные стороны. И даже деньги у меня не попросила! Или попросила, но я не поняла?.. Надо спросить у Мэттью! Или лучше не надо?.. Не думаю, что она сказала мне что-то доброе или лестное.
Я вздохнула и посмотрела на Мэттью. Тот уже надевал шляпу, вновь взял в руки свой портфель и другой рукой достал из кармана пальто сигареты, взглянув на меня перед самым выходом. А, стоп… Мы просто так уйдём?! А как же?..
- У него перерыв через пять минут. Не думаю, что ему хочется ещё хоть секунду видеть нас в этом кабинете, - точно! И как я сама не догадалась? Мы ведь тут уже долгое время, а на улице явно не была ночь, когда я на ней оказалась. Хоть я не разглядывала небо особо пристально, но оно было светлым, несмотря на затянувшие его тучи: - идёте?
Я сразу же закивала головой и, словно брошенный щенок, поплелась следом за человеком, погладившим меня по голове. Мэттью уверенными и широкими шагами шёл вперёд, на ходу закуривая. Я хотела попрощаться с девушкой на стойке регистрации, но просто не знала, как это правильно сделать на английском языке, поэтому просто улыбнулась ей. Точнее не ей, а её затылку. Именно в момент нашего «прощания» она повернула голову куда-то назад. Ну… Ну ладно.
Когда мы вышли из участка, то я сразу же врезалась в спину Мэттью. Ох, нет! Мне не хватало ещё одного испорченного пальто! Если след от кофе ещё можно отмыть, то прожженную сигаретой дыру не заштопаешь! Боже, ну куда я смотрю? О чём я думаю?!
- Значит так, - Мэттью взял меня за плечи и отвёл немного в сторону, чтобы мы не мешали людям входящим и выходящим из участка. Дождь, кажется, закончился. Или же я просто привыкла к нему, вот и не замечала. Вот так вот быстро можно привыкнуть к тому, что в родных Люберцах ты так редко видела: - держите, - Мэттью быстро написал что-то на бумажке. С одной стороны текст был на английском, а на другой – на русском. Ещё, кажется, тут было подобие карты… Ну вот и привет, топографический кретинизм: -  держите ещё, - едва не уронив первый листочек, я взяла второй. На нём уже был текст, и также в двух вариациях: - прочитайте, что я написал.
- Хэло, май нэйм ис Вера. Айм фром Мэттью Джонс.
- Произношение, конечно, хромает, но старик Майк поймёт, - Мэттью внимательно посмотрел на меня: - если запутаетесь в схеме, то подойдите к прохожим и скажите «Эксьюз ми, кэн ю хэлп» и покажите название улицы на английском, - видимо, лицо моё выражало такую крайнюю степень удивления и непонимания, что мой спаситель, закатив глаза, написал эту фразу на листочке и всунул мне в ладони: - и постарайтесь более не вляпываться в такие истории. А теперь, мне пора, - Мэттью натянул шляпу на лоб и уже развернулся, собираясь уйти, когда посмотрел на меня и с ухмылкой сказал: - до встречи, путешественница во времени и пространстве. Свистните, когда решите ещё куда-нибудь полететь.
Я сразу же закивала и улыбнулась. Конечно сообщу! И даже позову Вас с собой! Обязательно! Когда я вернусь в своё время, то оттуда как-нибудь свяжусь с Вами, чтобы познакомить с моими друзьями и жизнью в России 2019 года! Вам точно понравится!
- Спасибо! – сказала я, а после чуть громче добавила: - спасибо большое, Мэттью Джонс!
Вставить имя
ПС Ответ: 4 - 13
LottyLit
Дата: 6 сентябрь 2019, 21:04 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
Глава 3

Он только махнул на меня рукой и направился куда-то вперёд по тротуару. Лишь дым и полы плаща, ещё виднеющиеся вдали, говорили мне о том, что этот человек – не плод моего воображения. И я даже не знаю, что бы сейчас делала, если бы мне не помог Мэттью. Не просто переводчик, а человек с большой буквы «Ч»! Не зря говорят люди: «Не суди книгу по обложке». Со своим шрамом он сначала показался мне таким жутким и неприятным, я решила, что именно он и засадит меня за решётку. Но нет! Такой жестокий с первого взгляда мужчина в итоге оказался моим спасителем. Я до сих пор не понимаю, что происходит с моей жизнью, до сих пор не могу поверить в то, что всё происходящее – правда, но, признаться честно, мне будет ужасно грустно, проснувшись однажды, осознать, что Мэттью Джонс был лишь плодом моего воображения.
Вдохнув в лёгкие побольше морозного воздуха, я опустила взгляд на бумажки, начиная их пристально изучать. Нарисованная карта казалась мне абсолютно непонятной. Словно я смотрела схему сборки адронного коллайдера. Какие-то стрелочки, точки, буквы, крестики… Наверное, крестик – это то место, где я нахожусь сейчас, а стрелочка, указывающая вверх – это значит идти вперёд. Ладно, так и попробуем. И идти нужно до ближайшего перекрёстка. Ох… Но надо разбираться самой! Не думаю, что мне хватит смелости обратиться к кому-то из прохожих с моим отвратительным английским. Вряд ли они поймут меня даже с бумажкой…
Я подняла голову и посмотрела на небо. Теперь оно стало куда темнее, бледно-серый цвет сменился тёмно-синим, почти чёрным. Да и фонари начали зажигать на улицах… Неужели уже так поздно?.. В какое же время я попала сюда? Даже часов нигде не вижу… А вдруг я опоздаю и забегаловка уже закроется?! Надо поспешить! Мне совсем не хочется провести ночь на улице, тем более в Нью-Йорке. Если верить фильмам, которые я видела, то в больших городах вообще нежелательно ночью терять бдительность. Уж лучше я посплю в туалете забегаловки, чем на грязном асфальте, мокрая до нитки.
Только сейчас, оставшись наедине с собой, посреди оживлённой улицы, я вдруг поняла, что всё повторяется. Точно так же я ещё недавно шла и по знакомым и родным Люберцам, смотрела в свой телефон, а голова была занята только одним человеком – Киану Ривзом. Мы не знакомы, чужие друг другу люди, но отчего-то в моей душе даже сейчас неспокойно. Вот только почему мне так плохо – я не знаю. Совсем не понимаю, почему судьба какого-то мужчины из Америки так взбудоражила меня. Я… Боже, я ведь даже шла по улице и шептала, как хочу помочь ему и изменить его жизнь! Сейчас мне кажется, что это были вовсе не мои слова, не мой голос, всё не моё. Но… Но ведь именно после того, как я произнесла те роковые фразы меня перенесло сюда. Я понимаю, что очень глупо искать связь, но… Но что ещё мне делать?! Ведь те слова – моя единственная зацепка и объяснение! Я не могу проснуться, меня даже не существует по документам в этом мире!
Я почувствовала, как по щекам текут горячие слёзы. Я и правда совсем одна. Мне всю жизнь казалось, что я непроходимо одинока, что со мной никому неинтересно и никому дела нет до моего существования. Со временем ты уже просто привыкаешь к мысли о том, что тебе суждено быть непонятой даже близкими людьми, что за твоей спиной – пустота, в которую не составит труда кинуть нож, пробьющий немощное тело насквозь. Я боялась одиночества, цеплялась за своих друзей, как за спасительную соломинку, не могла представить свою жизнь без них, а теперь… Теперь я попала в то место, в котором некоторые из них ещё даже не родились. Нет рядом тех, на чьё плечо я могу опереться, кто может заставить меня улыбаться одним своим присутствием. Я одна. Одна в чужом городе с чужим языком. И нет никого, кто спасёт меня. Никого…
Я всхлипнула и едва сдержала крик, застывший в моём горле. Нет… Я не могу сдаться. Только не сейчас. Если… Если сейчас поддамся эмоциям, то…
И всё же я заплакала. Как мне показалось – очень громко и натужно, словно это был последний звук, который я издам в своей жизни. Больно… Как же мне больно! И страшно… Я не могу понять происходящее, я ничего не понимаю! Почему я оказалась здесь?! Как вырваться отсюда?!
Я остановилась и быстро вытерла слёзы тыльной стороной ладони, улыбнувшись самой себе. Не плачь. Ну прекрати!
Прекрати!
Я шумно выдохнула и опустила взгляд. Он невольно зацепился за гигантский плакат на, видимо, одном из кинотеатров. Мои глаза медленно прошлись по незнакомым буквам, а после я увидела столь знакомое лицо. Только…
- Киану Ривз, - я сглотнула ком в горле. Это он. Только молодой. Очень молодой. Неужели… - я и правда попала сюда из-за него?
На небе сверкнула молния, и вновь начался дождь. Люди вокруг начали бегать во все стороны, я даже слышала крики, смех. Меня пару раз толкнули, а я едва успела спрятать бумажки в сумку. Мои глаза не могли оторваться от этого знакомого лица, смотрящего сейчас куда-то вперёд столь надменно и бесстрастно. 1997 год… Выход фильма «Адвокат Дьявола».  
Наверное, я выглядела сейчас очень глупо. Да я и не переставала так выглядеть ни на секунду. Что в своей родной стране на меня косо смотрели, что сейчас продолжают. Изменилось время, место, но я, кажется, так и останусь прежней до конца своих дней. И изменится ли что-то после смерти? Я всегда верила в перерождение, но, если честно, я бы не хотела, чтобы моя душа и мой характер достались кому-нибудь ещё. Я не злой человек, совсем. Я просто не представляю, как вообще можно быть злым. Хотя мама всегда говорила мне, что я так и буду мячиком, который все будут пинать. Так пинала меня она, мой отчим, все те люди, которым я доверяла. А доверяла я многим. Даже слишком многим… А кто виноват в случившемся сейчас? Ведь никто! Совершенно никто! Я стою, смотрю на лицо Киану Ривза на плакате, а самой смешно. Стою и думаю, что попала сюда из-за человека, который даже не знает о моём существовании. Дура! Какая же я дура!
Я резко отвела взгляд в сторону и направилась прочь от этого кинотеатра. Часть меня кричала, она билась в припадке от осознания реальности всего происходящего. Всё это происходит со мной на самом деле… Это реально! Люди вокруг, погода, высотные здания… Это не моя больная фантазия! Это всё было и есть! Я и правда переместилась назад во времени и пространстве, оказалась там, где никогда не должна была. Если это ошибка кого-то свыше, то её никогда не поздно исправить. Никогда не поздно учиться на своих провалах, вставать и вновь пробовать. Верните меня в 2019 год! Верните меня в Россию!
- Верните, - шепнула я и сама испугалась своего голоса. Он звучал так тихо, попискивающе, словно это слово было последним, что я произнесу в жизни: - верните…
Я забежала под козырёк и прижалась спиной к кирпичной стене. Тут меня едва доставали отскакивающие от асфальта капли, так что я могла вновь достать листочки и посмотреть на них. Просто посмотреть. Я не верила, что найду эту забегаловку, что там мне и правда поможет странный мужчина, которому достаточно просто сказать: «Айм фром Мэттью Джонс». Всё это сказки… Никто не сможет мне помочь, никто не спасёт.
Ноги подкосились, и я медленно сползла по стене на асфальт, сев на корточки. Волосы холодными и мокрыми кусками лежали прямо на лице, а одежда окончательно слилась с моим телом. Я не чувствовала себя в безопасности. Мне казалось, что я абсолютно голая, а вокруг меня миллионы людей, тыкающих пальцем и смеющихся надо мной. Кто-то кричит сверху, но я не понимаю. Они пытаются мне помочь, а я… А я просто не знаю английский язык! Я слышу просто какие-то звуки, чуждые мне фразы и слова, о значениях которых я могу лишь догадываться. Я даже не могу попросить о помощи! Я не знаю, как это правильно сделать! Кто услышит моё «Помогите»? А если и услышит – кто поможет? Кому нужна странная девчонка, которая, по её словам, прибыла из будущего, да ещё и документов при себе не имеет. Меня нет. Нет! Ни в одном месте во всём мире меня нет! Никто не знает обо мне, никто и не догадывается о моём существовании! Никто не знает, что я застряла здесь… Для моих друзей я теперь стала пропавшей без вести, они и не подумают, что меня засосало в какую-то непонятную временную петлю.
Сколько я пробуду тут? Неужели вся моя оставшаяся жизнь пройдёт в этой абсолютно чужой стране?
- А разве есть страна, которую я могу назвать домом? – я вздрогнула и обняла себя за плечи, посмотрев куда-то влево. Внутри меня что-то ещё надеялось, что, стоит повернуть голову, открыть глаза, и я вновь окажусь в знакомых местах, а рядом будут идти чужие, но такие родные люди. Они будут говорить на русском языке,  а где-то в документах я всегда буду числиться, как один из жителей России. Мой след, хоть и маленький, останется на бумагах. А тут я навсегда буду сумасшедшей. Даже если вернусь в Россию 1997 года, то что я буду делать? Заявлю, что потеряла память и попрошу сделать мне новые документы? Да я никогда не умела врать!
Я просто схожу с ума. Совсем немного. Надо взять себя в руки и дойти до забегаловки. Поплакать я могу и в тепле. Там и слёзы не будут так жечь ледяные щёки, да и появится малюсенький шанс выжить в этой стране без документов, денег и дома. Может… Может я вообще попала в ад?
Я шмыгнула носом и почувствовала, как предательски сильно болит голова и дрожат все конечности. Пальцы на руках онемели и буквально вмёрзли в голые колени, а ступни совершенно не хотели сгибаться или же разгибаться. Я внезапно почувствовала себя старухой, от которой сыпется соль и песок, но она продолжает идти вперёд, грозясь окончательно превратиться в соляной столб. Как у них не гнётся тело, так и у меня. Я бы сейчас столько отдала за тёплую ванну и кровать… Хотя бы просто согреться и поспать часок. Я так устала и очень хочу есть. Мне кажется, что я обошла весь Нью-Йорк за один день. И у меня даже какой-нибудь старой конфетки не завалялось в сумке. И попросить покушать не у кого.
Молния вновь ярко озарила небо, и я вздрогнула, невольно вжавшись ещё сильнее в кирпичную и холодную стену. Моя левая рука соскользнула с колена и упала прямо на землю. И я в полной мере прочувствовала грязный, рябой асфальт, пару камней даже впились в мою ладонь. Почему-то мне стало очень противно. Я понимала, что уже долгое время нахожусь явно не в самой приятной ситуации, но почему-то именно ощущение асфальта, по которому прошло столько людей, вызвало у меня отвращение. Желудок вновь завязался в тугой узел, а я сглотнула ком в горле, шумно выдохнув. А ещё утром я нежилась в своей кровати. Старой, но такой родной и тёплой. И что теперь? Где я оказалась?
Слёзы вновь начали душить меня, а глаза невольно заболели. Мне стоило больших усилий подавить в себе истерику и отряхнуть камни с левой ладони, чтобы вернуть её обратно на своё колено. У меня совсем нет сил идти. Я так устала… Так…
Я и сама не поняла, как уснула. Я просто моргнула и дальше была лишь непроходимая и непроглядная тьма. Обычно я видела сны. Пусть они и ничем не отличались, но обычно дарили мне кучу положительных эмоций. Даже простой эпизод с поеданием вкуснейшего мороженого в итоге обращался для меня улыбкой на целый день. С самого детства я видела самые разнообразные, хоть и банальные, отрывки из отдельных историй. Однажды, когда мне было пять лет, мне приснился большой единорог, на котором я каталась. Я была волшебницей с большим и красочным посохом. Я ездила по всему миру и помогала людям, животным – всем, кто нуждался в том, чтобы им помогли. И этот сон разбился тогда на несколько маленьких эпизодов! Помню, как постоянно пыталась зарисовать увиденное, чтобы потом, когда подрасту, вспоминать детство и улыбаться. Но, к сожалению, все мои рисунки оказались на мусорке, как и вещи, некогда принадлежавшие Вере Капустиной – никогда и никем не любимой маленькой девочке.
- Вэйк ап! – чей-то грубый и громкий голос пробивался сквозь непроглядную тьму моего сна. Я почувствовала едва ощутимые удары куда-то в бок, но глаза совершенно не хотели открываться, как бы я не пыталась их разлепить: - вэйк ап! Вот а ю дуинг хир?! Факинг драг эдиктс… - и вновь удар. Только уже сильнее и прямо в живот. Всё моё тело сразу же содрогнулось, и я невольно открыла глаза, чувствуя чудовищную боль в уголках: - гэт эвэй фром уис плэйс! – и вновь удар в живот. Я не чувствовала ни рук, ни ног. На секунду даже показалось, что за одну ночь я потеряла контакт со всем своим телом, но, раз я чувствую боль, то и могу двигаться: - хари ап! Юл скэр ол виситорс!
Всё тело одеревенело. Я пыталась встать вновь и вновь, но ноги совсем меня не держали. Мне было больно двигать пальцами, что на руках, что на ногах, а моя шея страшно хрустела, когда я пыталась повернуть её. Но лоб падали чуть мокрые, но, я уверена, чудовищно грязные волосы. Я чувствовала себя так плохо, что хотелось просто рухнуть обратно на асфальт и больше никогда не вставать. Но, как мне кажется, этот человек, столь громко и настойчиво кричащий на меня, не даст лежать тут дальше. Надо вставать и уходить. Просто надо.
Стиснув зубы, зажмурившись, я заставила себя встать на ноги. Сумка, что удивительно, была при мне, так что я быстро поправила её и одёрнула задравшуюся за ночь кофту, а после засунула внутрь вывалившиеся карманы кардигана. Голос продолжал звучать громом над моей головой, низвергаться самым страшным криком прямо на уши, в которых словно была запихнута до самого мозга вата. Когда я ещё лежала, то отчётливо слышала, что мне говорят. А теперь… Теперь лишь несвязные звуки, которые напоминают простой крик. Очень громкий крик.
Мужчина толкнул меня, стоило мне только окончательно встать. Я выскочила прямо навстречу кому-то. Глаза не могли привыкнуть к яркому свету солнца, поэтому я зажмурилась и просто сделала шаг назад. Мне казалось, что я попала в самый эпицентр какого-то происшествия. Множество различных голосов и я не могу понять, что они говорят, а мои руки, плечи и ноги касаются тысячи различных людей. Они, кажется, кричат на меня, отталкивают, а я просто не могу вырваться. Словно попадаешь в быстротечный поток реки: он рвётся только вперёд, в воде не видно ни одной ветки или же коряги, так что ты цепляешься за воздух. Но ведь воздух не способен удержать тебя! Это лишь призрачная надежда…
Меня мутило. Живот урчал, а ноги едва могли следовать друг за другом, создавая слабую иллюзию человеческих шагов. Надо вырваться из этого потока. Надо где-то выйти, иначе меня будет относить всё дальше и дальше, пока не выкинет на дорогу.
Перед глазами продолжало всё плыть. Я пыталась сфокусироваться хоть на одном лице, но все они как-то слишком быстро растворялись, сменялись уже другими масками, не похожими друг на друга даже улыбкой или глазами. На мгновение мне показалось, что я увидела яркие зонты над головами каждого из тех, кого встречала, но это были лишь всевозможные береты и простые шапки.
Толпа сама выкинула меня рядом с каким-то двухэтажным зданием. Я сразу же припала к стене и шумно выдохнула, уткнувшись лбом в горячую ладонь. У меня температура? Или мне просто жарко? Но по ногам дует холодный ветер… Нет, мне нельзя болеть. Никак нельзя. Надо срочно идти в забегаловку. Очень срочно.
Быстро моргнув раза три, я достала из сумки изрядно помятые бумажки и принялась вновь смотреть на схему. И где я? Мэттью нарисовал тут здания, которые должны быть рядом, но… Но я не вижу ничего даже примерно похожего. Ни пиццерии с ярко-красными стенами, ни отеля с золотыми буквами на фасаде. Ничего… Надо… Надо кого-то спросить.
Я принялась озираться по сторонам. Люди уверенной походкой шли в разные стороны, никто из них даже не останавливался. Да и, если честно, очень рискованно вставать смирно в таком потоке. Ты либо застопоришь всё движение, либо тебя собьют. И все варианты далеки от идеала. Надо рискнуть. Надо. Надо…
- Спросить… - я закусила губу. Какое предложение говорил мне Мэттью?.. Там было какое-то слово на «Э». Экс… Эки… - эксоз… - я потрясла головой. Ну же! Экскь… - Экскьюз ми! – я счастливо улыбнулась самой себе и сразу же сделала шаг вперёд, оторвавшись от стены. Взгляд сразу упал на старую женщину, рассматривавшую прямо рядом со мной витрину. Желудок издал громкое урчание, когда нос уловил тонкий аромат свежеиспечённых булочек с корицей и, кажется, грушевым джемом. Боже… - а… - я сглотнула и быстро приблизилась к бабушке, пригладив взъерошенные волосы: - экс… Экскьюз ми, - женщина сразу же отвела взгляд и внимательно посмотрела на меня, а я постаралась тепло улыбнуться. Думаю, что выгляжу сейчас не лучшего какого-нибудь бездомного с уже солидным стажем жизни на улице. Но… Ох, надо просто показать адрес.
Я молча протянула старушке бумажку. Часть меня уже начала радоваться возможной удаче, но затем я с ужасом осознала такой простой, но при этом уничтожающий все надежды, факт – я не пойму ничего из того, что она скажет. Абсолютно ничего. Боже… Как я могла спросить у Мэттью слова, обозначающие разные стороны или же направления?! Ну о чём ты думаешь, Вера?!
- О, ай ноу вэриз ит! – женщина улыбнулась мне так тепло и искренне, что мне стало стыдно. Я ведь не смогу понять ни слова из того, что она мне скажет! Или… Может, она будет указывать направление и тогда я смогу догадаться и выучить несколько новых слов? Ладно. Надо… Надо попытаться: - май диа, ю ар элмост вэа. Ю нид джаст экрос зэ роуд, - бабушка указала рукой на дорогу, которую по зебре на зелёный сигнал светофора спешно переходили люди. Ага, значит, мне надо перейти на ту сторону: - афтер вэт тюрн райт, гоу форвард э бит энд юл файн уис кэфэй, - бабушка один раз показала рукой в правую сторону и сказала слово «райт» или как-то так. Значит, «райт» - это идти вправо или просто правая сторона. А дальше, наверное, придерживаться той улицы, по которой я пойду. Но она сказала так мало – значит, я уже почти у цели! Ура! Мне невероятно повезло! Кажется, в бреду и в истеричном состоянии я соображаю куда лучше, чем обычно.
- Спасибо Вам большое, - я широко заулыбалась и едва заметно наклонила голову два раза, повторяя: - спасибо, спасибо!
Я прекрасно понимала, что эта женщина совершенно меня не поняла, но внутри меня уже загорелся огонёк. Осознание того, что я уже почти у цели придавало сил, так что мне хватило энергии на последний рывок – перейти дорогу и почти побежать по длинной улице, пока глаза не зацепились за, стоящее почти на отшибе, здание, выкрашенное в ярко-красный и синий цвета. Прямо на крыше гордо возвышались буквы, которые ночью наверняка ярко и красиво сверкают, а сейчас выглядели слишком бледными на фоне синего неба. Название как раз напоминает имя «Майк»! А Мэттью точно его упомянул, я уверена!
Спотыкаясь о собственные ноги, я дошла до забегаловки и замерла на месте. Вот я и достигла цели. Остался лишь один шаг. И, признаться честно, мне нужно очень много сил, чтобы сделать его.
Вставить имя
ПС Ответ: 5 - 13
LottyLit
Дата: 12 сентябрь 2019, 22:29 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
Глава 4

Шумно выдохнув, резко открыла дверь. Руки дрожали, так что я поскорее зашла и отпустила несчастную белую ручку. Ладно… Мне теперь надо найти кого-нибудь из персонала или же самого начальника. Осматриваться буду потом. Сейчас надо просто…
- Хэлоу, а ю олрайт? – ко мне подошла высокая девушка в красном платье с клетчатой рубашкой. Волосы её были аккуратно собраны в тугой хвост на затылке, а на руке я видела поднос, который ещё оставался очень влажным. Видимо, только что… - хэй.
Я вздрогнула. Ох, она же ко мне обращается! Так, надо сказать ту фразу, которой учил меня Мэттью.
- Хэлоу, май нэйм ис Вера. Айм фром Мэттью Джонс.
И я замерла. Сердце замерло вместе со мной. Девушка внимательно посмотрела на меня, повернула свою голову сначала в одну, а потом в другую сторону, прищурилась, а после кивнула и отошла от меня на секунду, поставила поднос на стойку где-то позади себя и поставила руки на бёдра, указывая взглядом на белую дверь где-то по левую сторону от той самой стойки:
- Лет-с гоу.
Я кивнула. Я не поняла, что она сказала, но это было похоже на призыв к действию. Девушка открыла белую дверь, вошла в неё сама, а после пропустила меня. Белый коридор, в правом углу которого валялись коробки, выглядел очень удручающе. После высоких потолков и завешенных стен в том месте, где я работала прежде, окружающее меня пространство казалось крайне неуютным. И только эта девушка выглядела абсолютно спокойной и безучастной ко всему, что происходит. Интересно, а она попала сюда так же, как и я, или же… Стоп. А что значит, как я?  Во времени она вряд ли путешествовала, но могла просто найти себя в Америке без документов… Нет, в такие передряги могу вляпаться только я.
В конце коридора, словно в каком-нибудь фильме, меня ждала массивная дверь из тёмного дерева. На ней, слегка покосившись, висела табличка, на которой я смогла разобрать только имя Майка, да и то не уверена, что это оно и есть. Но очень похожа, так что… Надо бы хоть алфавит английский ради приличия выучить. Иначе я совершенно ничего не смогу разобрать. А, судя по тому, как обстоят дела, возвращать меня обратно в 2019 год пока никто не планирует. Ох…
Без стука, девушка открыла дверь и вошла внутрь, кивнув и мне. Мне было очень неловко даже ходить по полу в кабинете Майка, а, следовательно, хозяина этого заведения, в своей грязной обуви. В конце концов, я уже, как мне кажется, ношу на своей подошве все оттенки грязи улиц Нью-Йорка. И это я даже половину его не обошла! Но уже вкусила местного воздуха и грязи по самое не хочу. Хотя не думаю, что Люберцы чище. Просто я уже привыкла к их пыли, спёртому воздуху и вечно раскалённому асфальту, даже зимой и осенью. Тут же всё… Всё другое. Совсем другое.
- Хэй, Майк, ши толд ми вэт ши фром Мэттью. Уис пи соф шит комплитли инсолент ор йес?
Эта девушка почти сразу подошла к столу и оперлась на него двумя руками, слегка нагнувшись. Я слегка привстала на носочки в попытках разглядеть мужчина, сидящего на кресле, но тщетно. Моя новая знакомая, словно специально, крутилась то в одну сторону, то в другую. Только табачный дым, разом наполнивший всю комнату, помог мне осознать, что мы пришли не к святому духу. Что-то плохое у меня предчувствие. Да и кабинет выглядит крайне жутко… Чего стоит одно чучело медведя, висящее на стене рядом со старым камином. И это всё уместилось в одной маленькой комнатушке! Поверить не могу!
- О, Джейн, дид ю бринг оуа нью френд хир? – голос прозвучал одновременно и весело, и слишком глухо, грубо. Он напомнил мне рёв того же самого медведя. Не знаю, пытаются ли животные хоть иногда смеяться подобно людям, но, если бы они делали это, то медведь звучал примерно так же, как и… Майк? Интересно, как он выглядит? С таким голосом в моей голове предстаёт только грузный мужчина в возрасте с лысиной на затылке и очень толстыми, грубыми пальцами. Не знаю, почему именно такой образ рисует моё сознание, но, надеюсь, что я ошиблась. Хотя, какое мне дело? – о, ай си, - девушка отошла в сторону и сложила руки на груди, бросив в мою сторону очень скептичный взгляд. Почему-то теперь она уже не казалась мне такой милой и дружелюбной, как предстала на входе в забегаловку: - Джейн, кэн ю лив ас элон?
- Иф ю вонт ит, Майк.
Я отошла в сторону, когда девушка стремительно направилась прочь из кабинета. Не знаю, каким чудом я не уронила вазу, стоящую прямо на столике, который я благополучно слегка толкнула ногой, но мне крайне повезло не разнести весь кабинет на кусочки сразу же. Я ещё и могла стоять почти идеально ровно, хотя голова кружилась, а перед глазами всё стабильно плыло.
- Ты же Вера, райт? – и тут меня словно обухом по голове ударили. Он тоже знает русский?! Конечно, акцент куда заметнее, чем у Мэттью, но… Русский! Какое слово было последним я не поняла, но и чёрт с ним.
Я сразу же закивала и сделала несколько шагов вперёд, плюхнувшись на стул, стоящий прямо напротив массивного стола.
Если честно, то голос этого человека совершенно не соответствовал его внешности. Мне казалось, что меня встретит какой-нибудь мафиози от мира забегаловок с бургерами, но передо мной сидел седовласый мужчина с бородой, покрывающей всю нижнюю часть его лица. Причём она была острижена очень аккуратно, я не заметила ни единого торчащего волоска. Да и одежда выглядела выглаженной и тщательно выстиранной: белая рубашка с красным галстуком аккуратно, словно влитые, сидели на фигуре мужчины. А какая на голове стрижка! Да у нас такие в 2019 году носят взрослые и солидные мужчины! Неужели и в конце девяностых так ходили?.. Хм, но, в любом случае, выглядит отменно! Мне втройне стыдно за себя в данный момент. Думаю, мои волосы, от природы и без того кудрявые, сейчас торчат во все стороны и напоминают самый настоящий взрыв на макаронной фабрике. А одежда… Мне очень обидно, что я безнадёжно испортила одни из своих самых любимых вещей. А если вспомнить то, что у меня больше ничего нет… Всё становится ещё печальнее.
Мужчина тепло улыбнулся мне и уткнулся подбородком в указательные пальцы, которые положил на губы. Он внимательно смотрел на меня, опускал брови и в ту же секунду поднимал их, словно разговаривал в голове с самим собой. Я, кажется, даже покраснела от такого излишнего внимания. Но, наверное, если бы я должна была взять к себе неизвестную девчонку, то рассматривала её не менее пристально.
- Точно Вера, - мужчина засмеялся и откинулся на спинку своего большого кожаного кресла: - Мэттью звонил мне и говорил о тебе, - ой, так сразу на «ты»? А мне нужно с ним на «Вы»? Или в Америке у всех такие «панибратские» отношения? – сори, мой русский не так хорош, как у Мэттью, - я сразу же кивнула. Да всё в порядке! У Вас просто прекрасный русский! Вы хотя бы на нём что-то говорить можете! – со, у тебя нет документов, райт?
- А, - так, «райт» - это, наверное, означает «верно» или «правильно». Надо запомнить: - да, у меня ничего нет…
- И как только попала в такую ситуэйшн, Вера? – я лишь пожала плечами. Если я Вам всё расскажу – Вы меня скорее в психушку запихнёте, а не уборщицей в своё заведение: - олрайт, на лицо ты девушка неплохая, толковая, да ещё и Мэттью о тебе отзывался нот бэд, - Майк сложил руки на столе и ещё раз с прищуром посмотрел на меня. А я, как-то интуитивно, резко выпрямила спину и даже дышать перестала: - единственное, чего я не могу понять – как же ты оказалась тут без знания английского? – и тут я сразу же поникла. Ну вот что мне говорить? Всё же я и правда бесконечно глупая. Надо было спросить у Мэттью, как вести себя в таких ситуациях. Ох… Руслан, Ксюша, Илья, Коля… Как мне вас не хватает.
- Если я расскажу Вам, то Вы мне не поверите, - еле слышно сказала я и опустила голову, а после резко её подняла и заявила: - но я не сумасшедшая! Не подумайте!
Мужчина с удивлением уставился на меня, а я, кажется, покраснела до самых кончиков ушей. Дура дурой… И зачем я только сказала это?! Господи, можно мне просто спрятаться где-нибудь?! Я совершенно не умею разговаривать! И это в мои двадцать два года! Раньше рядом со мной были друзья, которые с лёгкостью могли сгладить все неровные углы, а теперь… А что теперь? Надо как-то самой выпутываться из тех сетей, в которые я сама и попала. И во имя чего я в них попала?
Внезапно Майк рассмеялся. Так громко и хрипло, что я даже испугалась на мгновение. Это… Что значит этот смех? Мне надо на него реагировать? Или он просто удивляется, как я дожила до совершеннолетия? А он знает, что я совершеннолетняя? А кто-нибудь знает?!
- Ох, Вера, я и не думал, что ты крэйзи, - Майк потянулся к портсигару, вытащил одну толстую сигарету и закурил её, продолжая похихикивать: - а ты фани, очень фани, - я прищурилась. Фани?.. – ой, сори, смешная. Фани – это смешной, - я сразу же закивала. Так, фани и райт… Райт и фани. Надо не забывать: - ну, раз ты тут совершенно одна, без документов и, как я понимаю, без жилья, - Майк вопросительно посмотрел на меня, и я снова закивала: - поработаешь у меня уборщицей, а будешь жить в подсобном помещении. У меня есть старая раскладушка, и она поместится в комнате. О еде не волнуйся – сначала буду кормить тебя бесплатно, а потом сможешь с зарплаты оплачивать себе обеды и, мэйби, снимешь квартиру, сделаешь документы. Думаю, Мэттью поможет тебе, - и вновь кивок. Совру, если скажу, что условия совершенно не отличаются от тех, к которым я привыкла, но я уже рада и такому подарку судьбы. В любом случае, я могла бы сейчас на улице ночевать. А это куда хуже неудобной раскладушки в подсобке: - ох, точно, про душ. У нас его тут нет, но есть раковина. Завтра я принесу тебе мочалку, зубную щётку и пасту. Конечно, не люкс, но у тебя будет крыша над головой. Всё поняла?
И я снова кивнула. Мне кажется, что я и говорить уже разучилась. Я пока слабо себе представляю жизнь без привычной мне ванны по вечерам и тёплой кровати с самодельным пледом, но… Но Майк прав: зато у меня будет крыша над головой. Я не буду спать на улице, не буду попрошайничать и просто смиренно ждать, пока меня не поглотить Нью-Йорк или же Высшие Силы не снизойдут, чтобы вернуть меня в 2019 год.
- Спасибо Вам большое, - я сразу же вскочила со стула и наклонилась: - я не могу выразить словами в полной мере, как благодарна Вам за Вашу доброту.
- Боже, сядь, не надо благодарностей, - такой мягкий и добрый оттенок в голосе Майка заставлял меня чувствовать себя… Спокойно? Наверное. Это не было счастье или же облегчение, но мне уже вся ситуация не казалась такой ужасной. Она просто стала отвратительной, плохой, страшной и безвыходной: - алсо, Вера, тебе придётся учить английский. Ты просто не сможешь жить в Америке без английского языка. Это как бургер без котлеты, - я вновь села на стул, и Майк развёл руками, а после выпустил дым изо рта и отложил сигарету на край пепельницы: - конечно, никаких занятий я тебе дать не могу, но надо будет спросить у Мэттью про его справочники. Тебе надо для начала хотя бы освоить алфавит и дежурные слова, фразы. Вэн язык будет сам собой учиться. Тем более уборщицы, как и официанты, почти всегда в зале, так что слышать разговоров ты будешь много, - Майк вновь закурил и задумчиво посмотрел на меня: - рабочую одежду тебе даст Джейн – та белокурая девушка, что привела тебя сюда. Свою застирай в раковине, да и голову помой. Ай финк, Джейн даст тебе всякие женские штучки, - мужчина вновь захихикал, от чего его усы начали забавно подпрыгивать, едва не вызвав у меня улыбку: - а, точно! Меня зовут Майкл Браун. Но все зовут меня просто «Майк», так что ты тоже можешь. Добро пожаловать в «Майкс Баргерс»! Или же просто «Бургеры Майка». Можешь идти.
Я медленно встала и вновь быстро наклонилась и едва слышно прошептала раз пять «Спасибо», а после, медленно отступая назад к двери, развернулась, открыла её и вышла, едва не споткнувшись о порог. Боже. Мой. Боже мой! Я точно в реальном мире?! Нет, не верю. Не верю! Совсем не верю! Вот прям совсем-совсем! В каком сне я услышу столько иностранных слов, которых прежде даже в учебниках не видела?! Не сон! Всё и правда наяву! Я в Америке. В Нью-Йорке. В Америке! С этим нельзя смириться. Нет, никак нельзя. Даже если бы я была героиней фэнтези, то всё равно не смогла бы смириться. Как я могла переместиться во времени? Как могла оказаться в 1997 году? У меня просто в голове не укладывается. Совсем не укладывается. Подобные истории не новинка для книг, фильмов, сериалов, но ведь моя жизнь – это не выдуманная вселенная. Я была и остаюсь простой девушкой, у которой в голове куча ветра, маленькая комнатка и обыденная для молодёжи работа. Я ничем не отличаюсь от миллиона других таких же рыжих Вер Капустин. Но почему именно я?! И почему именно сюда и в это время?!
- Телефон! – чуть ли не крикнула я и сразу же закашлялась, засунув руку в свою сумку. Не знаю, как я ещё не потеряла или она не развалилась. Почему её не украли я ещё могу понять – там просто нечего брать. Совсем нечего.
Мой смартфон уже не был мокрым, но оставался холодным. Сколько бы я не вжимала кнопку включения, толку не было никакого. Телефон даже не выглядел заинтересованным в том, чтобы заработать. Что же делать? Не думаю, что его спасёт фен. А зарядку я с собой никогда не ношу. Зачем ломать её, сгибать провод в три погибели, когда я к телефону прикасаюсь всего пару раз за день?
- Попала, - выдохнула я и оперлась на стену рядом с той самой белой дверью, которая должна была вывести меня в самое сердце всего заведение – зал с посетителями. На самом деле, Джейн не выглядела дружелюбной по отношению ко мне, поэтому я боялась даже подходить к ней, чтобы попросить о помощи. Да и она же не знает английский! Это шутка какая-то?! Зачем Майк сказал мне поговорить с ней, если Джейн всё время говорила на английском?! Ладно. У меня большие проблемы с шампунем и прочими радостями.
Я спрятала телефон и выглянула и открыла дверь. В зале было полно народу, да и окна в некоторых местах оказались панорамными, так что мне прямо в глаза ударил яркий свет солнца. Так, я рано вылезла. Я вся грязная и помятая. Надо сначала привести себя в порядок. Но как? Умыть лицо? И, наверное, нужно снять кардиган. Он наверняка пострадал куда больше всей остальной одежды. Не каждый день я спала в нём на асфальте. Боже, я даже боюсь смотреть на себя в зеркало.
Вздохнув, я высунула голову в проём и начала высматривать в зале Джейн. Куча клиентов, все сидят с полными тарелками и напитками, а того, кто мне так нужен и в помине не видать. Блин! Что делать? Выйти? А если я спугну кого-то? Ведь точно спугнуть могу! Тогда Джейн будет ещё более косо смотреть на меня. Ох…
Я закрыла дверь и оперлась на неё, шумно выдохнув. Если бы Ксюша была на моём месте, то уже давно, без капли стеснения, нашла всё то, что ей нужно и тех, кто ей нужен. Она бы быстро сориентировалась, да и Джейн вряд ли смотрела бы на неё косо. Думаю, они…
- Ксюша, - я сглотнула ком в горле. Разве я могла подумать, что моя обычная встреча с друзьями станет, возможно, последней? А вдруг и правда она была последней?! Неужели мы больше никогда не встретимся?! Нет… Нет! Не думай об этом! Просто абстрагируйся от грустных мыслей! Всё ты преодолеешь и со всем справишься! С кем только не приключаются такие истории?
Нет, конечно, не со всеми, но это не меняет факта наличия более серьёзных проблем у других людей. В конце концов, я жива и здорова, мне повезло встретить человека, решившегося на помощь безвозмездно, да ещё и рискующего собой в полиции. Я везунчик! Конечно, оказаться в чужой стране без базовых знаний языка никто не захочет, но что есть, то есть.
- Вот? – я вздрогнула и резко обернулась, когда дверь позади меня со скрипом открылась, и послышался знакомый, но теперь жутко недовольный, женский голос: - о, шюа, ты же донт ноу инглиш, - я жутко удивилась. Это что же такое… Тут курсы русского языка обязательны?! Или… - но, вэрис ноу хоп, я русский тоже плохо знаю, - Джейн прикрыла дверь за своей спиной, оперлась спиной на стену и сложила руки на груди, окинув меня очень скептичным и… И крайне недовольным взглядом. Видимо, подружиться у нас всё же не получится. А я хотела хоть  какого-то знакомого своего пола заиметь. Хотя бы не так страшно было. Да и я не знаю, какие тут девчачьи секретки были в 1997 году. Боже, я до сих пор не могу поверить, что я только родилась в этом году… - не выходи в зал ин сач лук. Всех кастомерс распугаешь.
Было очень необычно слушать такую речь. Русский и английский прямо-таки накладывались друг на друга и звучали весьма… Экзотично? Из уст Ксюши тоже порой звучали какие-то английские словечки, но я особо не замечала, чтобы это было красиво или же удивительно. Скорее просто попытка разбавить речь и уйти от привычных слов и русских мемов. А тут… Ещё и такой акцент! Надо же, каждый следующий «русскоговорящий» поражает меня своим знанием языка всё больше и больше. Сначала был Мэттью, у которого акцент почти не слышен, потом я познакомилась с Майком, который прилично коверкал некоторые слова, особенно моё имя, а теперь Джейн, которая, кажется, произносит каждое «иностранное» слово с болью.
- А, прости, но Майк сказал, что я могу обратиться к тебе, - Джейн удивлённо и скептично подняла бровь, а после ухмыльнулась. Наверное, не стоило заводить этот разговор. Но, раз уже начала… - мне нужно помыть голову и…
- И тебе нужен шампунь, - закончила за меня Джейн, а я едва заметно кивнула: - окей, ал гив ит ту ю, - так, она, кажется, согласилась. «Окей» - это и в русском значит «хорошо»: - но не думай, что я ду ит потому что хочу. Джаст бекос у меня нет выбора, - так, всё становится очень и очень печально в нашем общении. Хватит ли мне одного мытья головы на четыре недели?.. Не думаю. Но волосы у меня кудрявые и, в принципе, не всегда видно, что они очень грязные. Если только я не решу ещё раз поспать на голом асфальте. Тогда, конечно, мочалка на голове будет знатная: - тейк ит, - Джейн протянула маленький ключик, который я сразу же чуть не выронила: - видишь дверь? – девушка указала взглядом в правую от меня сторону где-то позади. Я обернулась и едва не подпрыгнула на месте. Я даже не заметила, что тут есть дверь! – служебное помещение. А напротив, - и я вновь чуть не подпрыгнула. Откуда и ты ещё тут?! – подсобка. Скорее всего, юл би вэа. Ну а служебное – это и туалет, и гардероб. Там есть мой шкафчик. Ключ от него. Найдёшь шампунь. Джаст всё не забирай.
Я даже не успела поблагодарить Джейн, когда та резко исчезла, громко хлопнув дверью. Вот и всё… Совсем не таким я представляла наше с ней общение, тем более учитывая то, какой милой она показалась мне с самого начала. Хотя, наверное, я бы также относилась к девушке, пришедшей сюда из ниоткуда и требующий отдать шампунь. Но я не требовала! Я… Я просто попросила. Боже…
Прикусив губу и слегка потоптавшись на одном месте, я прошла к той самой белой двери справа. Она же со стеной почти сливается, если сбоку смотреть! Наверное, поэтому я сразу её и не заметила. Белое на белом фоне выглядит как-то совсем удручающе. Но, думаю, в конце девяностых в Америке это было нормой. Я в своём 2019 просто слишком привыкла к ярким краскам. Они сейчас повсюду. Даже в самом грязном магазине, в бедной кафешке можно найти ярко-зелёную стену или же вырвиглазные надписи, плакаты.
Служебное помещение выглядело так, как и должно выглядеть служебное помещение: куча набросанных швабр, вёдер, палок, я даже увидела лопату, что вызвало у меня и испуг, и интерес, не обошлось и без каких-то коробок, набросанных в одном углу, почти рядом с теми самыми шкафчиками, в которых, видимо, персонал и хранил свои вещи. Вот только никого, кроме Джейн и Майка, я пока ещё не встретила. Но, думаю, повар просто суетится на кухне. Ему явно не до новых знакомств.
Едва не споткнувшись об сломанную скамейку, я всё же подползла к шкафчику и сразу же отпрыгнула от него. Прямо мне в глаза смотрел здоровый таракан, угнездившийся прямо-таки на дверце, которую мне надо открыть. Всевышний… Да что такое?! Почему именно таракан?! Почему не паучок, почему не большая муха?! Почему именно таракан?!
Я сглотнула и вновь посмотрела на это отродье. Оно шевелило усиками и продолжало смотреть на меня, не двигаясь. Я даже видела, как он смеётся! Да как он смеет?! Не его место! Пусть уходит!
- Хей, привет, может ты… Уйдёшь? – я совершенно нелепо улыбнулась и помахала насекомому ладонью. Тот лишь продолжал шевелить усиками: - ну, может, всё-таки уйдёшь, а? Не пойми неправильно, просто…
И тут он побежал. Так быстро и резво, что я едва не закричала и не выбежала из комнаты, сбивая всех и вся на своём пути. Как же они бегают! Матерь Божья, как быстро они бегают!
Я отпрянула в сторону и сразу же принялась смотреть сначала на свои ноги, а потом оглядела со всех сторон сумку, с опаской заглянув внутрь. Если честно, то мой телефон сначала и напомнил это гигантское усатое чудовище, но потом зрение сфокусировалось, и я вздохнула с облегчением. Так, теперь надо взять себя в руки и подойди к шкафчику. Я просто возьму шампунь и убегу в другую комнату. Просто возьму шампунь и убегу. Взяла и убежала.
Набрав в лёгкие побольше воздуха, я сделала шаг вперёд и бегло осмотрела шкафчик. Никого. Но он был таким здоровым! Уверена, что этот индивид тут далеко не один. Небось, побежал звать остальных поглумиться надо мной. Надо сваливать, пока на меня не напали полчища больших и толстых тараканов.
Одним рывком я засунула ключ в скважину, повернула его и едва не выронила. Вот нет! Ключ терять нельзя! Я и без того уже в чёрном списке у Джейн.
Оглядевшись по сторонам, я сделала ещё шаг вперёд и заглянула в сумку. В самом шкафчике не было больше ничего, кроме потрёпанной кожаной коричневой сумки, в которой, судя по размерам, лежала половина обихода женщины. И, да, зачем вообще носить с собой шампунь?
Я чувствовала себя самой настоящей воровкой, когда начала рыться в чужих вещах. Так гадко. Никогда в жизни ничем подобным не занималась. Боже, да я даже деньги не воровала из маминой сумки, как это делал Коля! Да и жвачки из магазинов я тоже не крала. Но я же и сейчас ничего преступного не делаю! Но менее противно от этого не становится.
В конце концов, я вытащила с самого дна что-то похожее на шампунь. Я не знаю такой фирмы, но, раз тут нарисованы волосы, то, значит, мыть голову им можно. А раз можно – я возьму и помою. Но как это делать над раковиной – остаётся загадкой. Всё когда-то бывает в первый раз, верно? Вот сейчас будет и мой первый раз. Надеюсь, что не затоплю всё заведение. Учитывая моё удивительное перемещение во времени – я теперь, как мне кажется, на всё уже способна.
Аккуратно закрыв сумку и ящик, я нащупала захламлённую коробками дверь в туалет и открыла её, сразу же включая свет и осматриваясь. Нет тут маленьких ползающих свинок? Они же мне разрешат помыть голову? Или же я опозорюсь ещё больше и выбегу в зал с шампунем на голове?
Удивительно, но туалет выглядел намного чище самого служебного помещения. Тут разве что полы не блистали, а стены, раковина, туалет… Всё остальное было в полном порядке. Не думаю, что сильно брезгливый человек решился бы тут даже руки помыть, но у меня просто нет выбора. Да и такая рутина поможет занять голову, чтобы меня в очередной раз не накрыло отчаяние от мысли о том, что я застряла в какой-то временной петле. И не знаю, как выбраться отсюда. Версия с включением телефона теперь кажется мне чудовищно глупой. Я даже немного корила себя за такую наивность. Да и как я включу его? Если он не сломался окончательно от воды, то наверняка разрядился от таких путешествий во времени. А зарядку тут я вряд ли найду.
Вздохнув, я заглянула в зеркало и сразу же шумно выдохнула, сморщившись. Я никогда не была красавицей, но сейчас напоминала самое настоящее чудовище. Обычно такими и рисуют ведьм в детских книжках, разве что волосы седые, а не рыжие. Да и у какой уважающей себя ведьмы будут веснушки? У меня же ими усыпаны все щёки и немного залезло на лоб. Не скажу, что они раздражают меня, нет, но вот сейчас эта деталь выглядела как какая-нибудь болезнь. Боже, я в таком виде ещё и с Майком говорила!
Я оперлась ладонями на раковину, слегка налегла на неё и пригляделась пристальнее в своё отражение. Никогда в жизни у меня не было синяков или мешков под глазами. Я часто не высыпалась, но проходило это без последствий. Разве что соображала хуже, но это всё. Теперь же я видела два тёмных полукруга под глазами. Если тут и правда много тараканов, то, боюсь, синяки станут моими спутниками. Как же можно спокойно спать, если ты знаешь, что рядом с тобой может быть целый тараканий рой.
Шампунь сильно отличался по консистенции от того, что я привыкла использовать в России в 2019 году. Уж не знаю, в какое время состав был лучше, но этот по ощущениям был явно приятнее. Или я просто рада была почувствовать кусочек чистоты на своих слипшихся и, местами коричневых от грязи, волосах. Боюсь представить, что будет на моей голове, когда волосы высохнут, но пока думать об этом не буду. Я слышала, что в конце девяностых женщины ещё делали химическую завивку! Буду в моде!
Я нервно хихикнула и мне в рот сразу же попал шампунь, который я сначала интуитивно проглотила, а потом сморщилась от кислого вкуса. Да из чего он?! Из уксуса что ли делали?! Но, да, я сама виновата. Не надо было открывать рот, когда стоишь вниз головой над маленькой раковиной. Думаю, уборщицей я начну работать прямо сейчас. Не удивлюсь, если после моих водных процедур на полу появится внушительных размером лужа. Никто же не хочет в туалет, да?
Когда я закончила, то шея болезненно хрустнула, когда я резко задрала голову. Мне только двадцать два года! Куда же ты скрипишь так болезненно, родная моя? Я ещё и полотенце не взяла! Вот же солома вместо мозга…
Быстро протерев глаза большим и указательным пальцами, я проморгалась и принялась оглядываться по сторонам. Полотенцем, даже бумажным, тут и не пахло, так что, прежде чем мои волосы не затопили туалет, я могла сделать лишь одну вещь – выжать из них всё до последней капли. Конечно, я себе сейчас всё выдру, но… Но лучше, чем ходить со шлейфом из воды.
Признаться честно, мытьё головы в раковине было одним из самых странных опытов в моей жизни. Даже попытки выгуливать соседских собак в возрасте четырнадцати лет не отзывались во мне таким удивлением. Конечно, я, как и любой нормальный человек, привыкла принимать душ полностью, а не частями, но… Но что поделать? Я эту фразу могу взять за свой собственный слоган на время пребывания здесь.
Кардиган пришлось снять, поскольку он был просто не пригоден для носки на данный момент. От грязи, луж он затвердел в некоторых местах, да и, видимо, кто-то кинул в меня бычок, или же я на него наткнулась, так что где-то на боку я обнаружила аккуратную круглую дырочку. В неё едва пролез мизинец, но ведь пролез. Она не очень заметна, но всё же такие вещи стоит зашивать. Одежды у меня в ближайшее время не предвидится, так что нужно ценить то, что имею. Ну и не выходить на улицу без нужды, потому что я банально замёрзну. Боже, а я ведь даже не знаю, какой сейчас день и месяц! То, что за окном осень – это уже стало понятно, но вот знать бы точнее… Нет, тут точно должен быть календарь! Но он наверняка в зале, а выходить туда с торчащими во все стороны влажными волосами – явно не самый лучший вариант.
Я рухнула на сломанную скамейку и выдохнула. Дерево подо мной жалобно заскрипело, а я лишь с сочувствием посмотрела на сломанную ножку. Потерпи, дружок, мне нужно хоть немного перевести дух и привести мысли в порядок. Ну, или попытаться привести их в порядок…
Что я имею? Я шла по улице своего родного города, читала ту злосчастную новость про погибшую девушку Киану Ривза, почему-то страшно прониклась этой истории и сдуру шепнула, что хочу помочь ему и всё исправить. Всё это время я смотрела в телефон и то шла, то резко останавливалась. Оказалась я тут именно после тех роковых фраз о моём желании помочь. Возможно, причина была другой, но я помню именно это. Да и какой внешний фактор мог перекинуть меня сюда? А Киану Ривз как мог сделать это?.. Нет, стоп, это был не он. Да он даже о существовании моём не знает! Я бы могла загореться мыслью, что попала в этот мир из-за него, но это будет самообман. А в моей ситуации этим никак нельзя заниматься.
- Улица, телефон, фраза и… И Америка, - я вздохнула, уткнувшись подбородком в ладони: - но, если забыть о стране, то почему именно 1997 год? Для чего я нужна здесь?
Кажется, я уже даже смирилась с тем, что всё происходящее отнюдь не мой сон и что я застряла тут на неопределённый срок. Правду говорят, человек – существо ко всему привыкающее. Может, до меня ещё не дошло в полной мере, что я могу больше никогда не увидеть своих друзей, не вернуться на уже привычную работу и поступить уже в университет. Думаю, я просто отталкивала от себя эти невесёлые мысли. И кому только захочется думать о плохом? Мои слёзы не приведут ни к чему хорошему. Они никому тут не нужны…
Я бросила взгляд на свою сумку. Лишь телефон, ключи от квартиры, деньги и всякая мелочь. Вот и всё, что у меня осталось от прежней жизни. И ведь тот день ничем не отличался от предыдущих! Я просто решила сходить в кафе, поболтать с друзьями и вернуться домой. Почему всё обернулось именно так?
И всё-таки что-то внутри шептало мне, что тут каким-то образом замешан Киану Ривз. Нет, я не говорю, что это его рук дело. Нет! Может, он, как и я, стал невольным участником этой истории неосознанно? Боже, я ведь даже не знаю, что происходило в его жизни в 1997 году! Разве что плакат «Адвокат Дьявола» увидела и всё. И википедии нет… Но должен быть способ что-то о нём узнать! Как фанаты читали о жизни своих кумиров в девяностых? Наверняка покупали журналы, читали бесплатные газеты, которые, если верить фильмам, разносят по утрам почтальоны. Жаль только, что у меня нет денег. Да и бесплатную газету я не получу… Если только их прямо к дверям забегаловки не кидают.
Итак, у меня есть единственная зацепка. Глупая, но больше ничего на ум мне не приходит. Надо найти какую-то информацию про Киану Ривза. И да простит меня этот чудесный человек, но мне просто больше нечего пока делать. Как же мне заведомо стыдно… Ещё и язык не знаю. Ох…
Нет, не надо! Всё вокруг меня никак не может быть связано с Киану Ривзом! Я же не в сказке или чудесной истории с феями и единорогами! Может, я вообще попала сюда случайно? Может, в скором времени фортуна очухается и вернёт меня обратно домой, предварительно стерев память. А я тут уже такие сюжеты себе выдумала! Глупенькая.
Я встала со скамьи и та, как мне показалось, проскрипела уже с облегчением. Ну, спасибо. Не такая я и толстая!
Я нервно хихикнула и быстро убрала шампунь обратно в шкафчик к Джейн, а ключ пока положила в свою сумку. Нужно сразу же отдать его ей, когда встречу. Думаю, что освободится она ближе к вечеру… До этого момента надо беречь ключик, как зеницу ока. Не хватало ещё позора на мою рыжую голову. Ой, точно, мне же ещё одежда нужна рабочая! И инструменты найти надо… Джейн, ты нужна мне… Джейн!
- Ладно, пока просто не буду попадаться никому на глаза. Может, прибраться здесь?
Я окинула служебное помещение скептичным взглядом. Конечно, выглядит оно захламлённым, но, думаю, тут вполне возможно навести порядок. Прежде чем мыть полы и протирать пыль – надо бы коробки поставить, разобрать, да и мусор в одну кучу хотя бы сгрести. Вот только желательно не порвать оставшиеся кофту и юбку. Иначе я везде буду в робе уборщицы.
Закатав рукава кофты, я пару раз глубоко вдохнула и выдохнула, а после бегло осмотрела самые неприметные закутки на наличие тараканов. Либо этот монстр был один, либо он хорошо прячется. Но, надеюсь, что не наткнусь ни на кого из его стаи во время уборки. Иначе крик мой услышит вся Америка.
Если честно, то попытка привести помещение в божеский вид – это лишь надежда уйти от собственных мыслей. С каждой секундой я всё острее начала ощущать страшную тоску и грусть, мне хотелось увидеть Ксюшу, Руслана, Колю и Илью. Очень сильно хотелось. Я поняла, что, наверное, отдала бы сейчас абсолютно всё, лишь бы ещё хоть разок обнять их, найти защиту и приют в их объятиях, как я и делала это все годы, что мы были знакомы. Я всегда была неприметной девочкой из неблагополучной семьи, меня обходили стороной, родители одноклассников запрещали даже приближаться ко мне или же сказать скупое «Привет». Уже с первого класса я остро ощутила одиночество, поняла, что в огромном и враждебном мире я иду рука об руку с собственными страхами и комплексами. Единственное, что согревало меня – это подаренные отцом серьги. Из рассказа мамы я знаю, что это был первый и последний подарок папы. После он исчез. Просто испарился, не оставив ничего после себя. Но почему-то в глубине души я продолжала любить его, продолжала верить в его возвращение. Да и что греха таить, я и сейчас верю в это, хоть и прошло двадцать лет. Я остро нуждалась в нём особенно в те моменты, когда мама познакомилась со своим будущим мужем и почти сразу привела его в дом. Честно говоря, я очень его испугалась. Да и кто бы не испугался, если бы увидел на пороге мужчина два метра ростом, с почти чёрной кожей, неестественно широкими плечами и бородой, покрывающей всю нижнюю часть лица. Его появление было моим подарком на день рождения. На праздник, о котором никто не помнил.
Я вздрогнула, когда, нагнувшись за очередной коробкой, заметила шевеление внутри. Руки сразу же отпустили это громадину, а я сделала несколько неуверенных шагов назад. Кажется… Кажется, я нашла их убежище. И, признаться честно, была бы счастлива не знать о нём всю оставшуюся жизнь.
- Что же с вами делать? – вопрос  этот был риторический, потому что я заранее знала, что ничего не сделаю, даже если мне дадут сразу несколько пузырьков со средством против тараканов. Я скорее мизинец себе откушу, чем приближусь к ним: - оставить тебя на месте?
- О, факинг бургерс виф фиш, - я даже понять толком ничего не успела, когда дверь, ведущая в коридор, открылась, а прямо передо мной появился толстый и низенький мужчина лет тридцати. Он снимал порядком испачканные перчатки с рук и сразу же начал потирать свой массивный живот, постанывая: - Джейн вил кил ми, иф я донт кам бэк су… - мужчина даже договорить не успел, когда его взгляд упал на меня. Я лишь смогла выдавить из себя подобие улыбки, залившись краской до самых мочек ушей. А вот, кажется, повар: - а, нью гёрл! Из ит ю? – я уже приготовилась ответить, но мой новый знакомый помотал головой и буквально пулей полетел в туалет: - айм сори! Донт ран! Айл бэк сун!
И вновь я даже и слова не успела сказать, когда мужчина исчез в туалете, громко закрыв за собой дверь. Какое счастье, что я вытерла лужу после себя своими же ботинками… Не хотелось бы, чтобы он упал. Ох… И когда только исчезнет моя неловкость? Однажды ведь это должно случиться, так? Но, наверное, само собой ничего не исправится.
Я закусила губу и вновь заглянула внутрь злосчастного ящика. Всё ещё копошатся… Значит, это не был мой глюк. Ладно, надо просто успокоиться. Вдохни. Выдохни. Вдохни. Выдохни.
Скрипя сердцем, я вновь заглянула в коробку. Надо её убрать. Нет, для начала я её закрою. А вот потом можно и убрать. У тараканов есть зубы? Они смогут дыру прогрызть? Я рада была бы узнать, но вот самой проверять нет никакого желания. А можно кого-то попросить? Может, этот мужчина в туалете мне поможет? А, нет, не надо к нему лезть! Думаю, у него и без меня работы много. Боже… Куда бежать?! Может, просто забыть про этот ящик и не трогать его? Но как забыть, если всего через пару метров уже начинается зал с кучей гостей и едой?! Тем более, если я работаю тут уборщицей, то мне надо следить за чистотой во всём здании. Нет, тут точно должно быть какое-то средство против насекомых. В любом кафе, ресторане и прочем такое должно быть.
Как-то слишком жалобно выдохнув, я встала ближе к двери в туалет и принялась с трепетом ждать того мужчину. Судя по всему, русский он вряд ли знает, но никто не запрещал пытаться объясняться путём жестов. Я догадываюсь, что выгляжу сейчас крайне жалко, но… Мне ли привыкать к этому? Уже как два дня я выгляжу жалко. А до этого ещё двадцать лет выглядела.
- Ох, со изи… - мужчина вышел и довольно улыбался, а после заметил меня и вздрогнул, подпрыгнув на месте. Ну, собственно, начало общения теперь точно положено. Молодец, просто молодец: - о, экзектли! Вера, райт? – Ура, я поняла последние его слова! Боже мой, как я счастлива! Райт и Вера, Вера и райт! Надо же, как всё это прекрасно звучит вместе, особенно, когда ты что-то понимаешь.
- Райт! Райт!
- А, ар ю фром Раша, райт?
- Райт!
- Айм сори, айм нот гуд ин Раша... – мой новый знакомый слегка виновато посмотрел на меня, но я сразу же широко улыбнулась ему и махнула рукой. Да пожалуйста, говори, что хочешь! Я уже могу тебе что-то ответить, ура! Да и ты такой дружелюбный и добрый! И ещё не мой начальник! Всё же врали американские фильмы – повара в забегаловках отнюдь не Дьяволы воплоти. А я почему-то уверена, что этот милый пухляш заведует кухней: - май нэйм из Ма! Джаст Ма вифаут сайннича! Ду ю андерстенд?
И вот тут я серьёзно начала вдумываться в услышанное. Так, он два раза сказала что-то похожее на «Ма». А после, как мне кажется, спросил у меня что-то. И он ещё не представлялся… Наверное, он сообщил мне своё имя! Ма! Его зовут Ма!
Я сощурилась и указала пальцем на моего нового знакомого и неуверенно повторила:
- Ма?
Глаза моего собеседника тут же загорелись, пухлые щёки визуально стали ещё больше, а на лице появилась широченная улыбка, после которой последовали кивки головой. Я и сама не могла скрыть своего счастья. Ма! Милый и пухленький Ма в широком, заляпанном чем-то фартуке и с забавным колпаком на голове! Ма!
- О, подожди, - я вспомнила про отвратительных насекомых, нашедших своё пристанище в коробке, которую мне срочно надо убрать: - смотри, - я взяла мужчину за руку и повела к коробке, указывая на неё пальцем: - смотри.
- Смотхри? – немного скомкано и исковеркано повторил Ма, на что я кивнула: - окей.
Ма спокойно приоткрыл коробку и, с не менее спокойным лицом, уставился на то, что внутри. Мне даже стало как-то не по себе. Неужели мне всё и, правда, причудилось? Ну нет, я никогда не отличалась склонностью к галлюцинациям. Да и как могут привидеться тараканы?! Они либо есть, либо их нет!
- Ар ю эбаут кокроачис? – и в этот момент по руке Ма пополз здоровенный таракан. У меня даже во рту пересохло от накатившего ужаса. Бог ты мой… - йес, эбаут вем, - и он просто взял и смахнул это насекомое с себя, а после резко придавил ногой! Вот так просто! Раздавил! Смахнул и раздавил! – вис ар боксис виф потейтос. Виф споилд потейтос, эз ай си, - после Ма постоял с минуту, задумчиво посмотрел на несчастные три коробки и резко закрыл крышку одной из них, схватил, а после улыбнулся мне и сказал: - айл фро вэм аут. Донт вори, континью ё клининг. Зис плейс из лукинг рили кул нау! Иф Джейн вил аск эбаут ми – тел хё, вэт айм ин зэ туалет! Найс ту мит ю, Вера!
Я ничего не поняла, но кивнула. Не думаю, что он сказал что-то дурное. Разве что имя «Джейн» как-то позитивно не прозвучало… Ма, знал бы ты, как я вру – в жизни бы не решил мне помочь и выбросить коробки! Но… Ладно. Буду надеяться, что она просто не появится тут ближайшее время. Нужно с головой погрузиться в уборку. Должна признать, что физическая работа очень хорошо помогает отвлечься от грустных мыслей. А это именно то, что мне сейчас нужно.

(мне очень и очень стыдно, что мой мозг никак не может сфокусироваться на редактировании уже написанных глав. Пишу я чаще всего не в один день, поэтому в голове сплошной сумбур и порой может встречаться ненужная тавтология, смешные окончания и нелепые сочетания слов. Но! Если эта работа будет дописана, то я обещаю отредактировать все недочёты.
Спасибо тем, кто читает   Если такие есть, конечно)))
Вставить имя
ПС Ответ: 6 - 13
fadds
Дата: 18 сентябрь 2019, 23:05 ЦитироватьСообщить модератору
Член клуба Ассистент режиссера







ж Москва
Сообщений: 5742
LottyLit, прикольно!!!! Прочитала первую главу и словно  побывала в компании подростков - так все натурально. Я нормально отношусь к мату и пользуюсь иногда этими словами, но...... главное что это должно  использоваться к месту и в тему. Иногда одного слова достаточно чтобы охарактеризовать целый процесс, к тому же это  выражение определенных эмоций. Но  использование этих слов приходит со временем, с возрастом и опытом. Иногда слышу как на площадке совсем юные дети пытаются строить из себя взрослых и ругаются кто  как может. Выглядит это нелепо и глупо. С возрастом они это  поймут.  Мне понравилось как в компании бывших одноклассников ребята умеют общаться и создают свой стиль общения. Ты очень дозированно и в меру все показала.

Я иногда  чувствую себя древней тетей, когда моя дочь (11 класс) начинает мне что то рассказывать и я половину современного  молодежного жаргона не понимаю.  Правда стараюсь выучить.   Мне нравится, что  дети сейчас более живые и естественные и в твоем описании молодые люди получились тоже очень живые, современные и естественные.  
Вставить имя
ПС Ответ: 7 - 13
LottyLit
Дата: 21 сентябрь 2019, 21:42 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
» Цитата
LottyLit, прикольно!!!! Прочитала первую главу и словно  побывала в компании подростков - так все натурально. Я нормально отношусь к мату и пользуюсь иногда этими словами, но...... главное что это должно  использоваться к месту и в тему. Иногда одного слова достаточно чтобы охарактеризовать целый процесс, к тому же это  выражение определенных эмоций. Но  использование этих слов приходит со временем, с возрастом и опытом. Иногда слышу как на площадке совсем юные дети пытаются строить из себя взрослых и ругаются кто  как может. Выглядит это нелепо и глупо. С возрастом они это  поймут.  Мне понравилось как в компании бывших одноклассников ребята умеют общаться и создают свой стиль общения. Ты очень дозированно и в меру все показала.

Я иногда  чувствую себя древней тетей, когда моя дочь (11 класс) начинает мне что то рассказывать и я половину современного  молодежного жаргона не понимаю.  Правда стараюсь выучить.   Мне нравится, что  дети сейчас более живые и естественные и в твоем описании молодые люди получились тоже очень живые, современные и естественные.  
Цитата сообщения участника fadds, опубликованного 18 сентябрь 2019, 23:05 здесь.


У меня обратная ситуация Сама закончила несколько месяцев назад 11 класс, но при этом слэнговые выражение мне чужды совершенно, зато вот мама моя прекрасно разбирается в современных трендах. От неё вот нахваталась выражений разных и теперь пихаю в общение своих молодых персонажей.
И большое спасибо Вам за этот отзыв
Вставить имя
ПС Ответ: 8 - 13
LottyLit
Дата: 21 сентябрь 2019, 21:50 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
Остаток дня пролетел совершенно незаметно. Я не чувствовала ни боли в ногах, спине и руках, ни желания просто лечь и поспать. Я почти без перерыва мыла полы, протирала пыль, по несколько раз помыла туалет, да и обустроила свою комнатку, в которой придётся провести долгие и долгие ночи. Раскладушка оказалась как раз мне по размеру. Не думаю, что девушка повыше поместилась бы на ней, но я могла разлечься, выпрямив ноги. Матрас на ней тоже был весьма потрёпанный и временем, и людьми, спавшими, видимо, до меня, ну а найденное одеяло не пахло ничем – и я уже была счастлива. Конечно, внутренне я всё же невольно вспоминала свою уютную кровать, мягкие подушки и любимый плед, но понимала, что бесполезно тешить воспоминания о прежней комфортной жизни. Я старалась мыслить позитивно, убеждать себя в том, что происходящее со мной – это не просто случайная ошибка или сон, а что-то более великое, возможно, это судьба, от которой не уйдёшь. Если это и правда судьба, то я никак не могла спасти себя от временного скачка. Эта сила мне неподвластна. Я просто попала сюда и всё. Без вопросов и обсуждений. Может, скоро я пойму, что и впрямь моё место здесь и всегда было именно здесь. Тогда и неудобная раскладушка перестанет казаться чем-то несуразным.
За день я несколько раз встречала Ма, бегающего в туалет со страдальческим лицом и громким урчанием в животе, ещё пару раз наткнулась на Джейн, отдала ей ключи и поблагодарила за доброту. Но, признаться честно, моя новая знакомая совершенно не хотела даже смотреть в мою сторону. А я и не пытаюсь трогать её. Зачем раздражать человека без нужды? Последней моей просьбой было выдать рабочую одежду. Джейн сделала это молча, без единой эмоции на лице. Совсем недавно она ушла, а следом за ней и Ма с каким-то молчаливым и худощавым пареньком рядом. Майк же ещё сидел в своём кабинете. Я слышала, как стучат его пальцы по, кажется, печатной машинке.
Я же устало плюхнулась на раскладушку и шумно выдохнула. Теперь боль во всём теле дала о себе знать, и я сморщилась в попытках скинуть потяжелевшие ботинки с ног. Мне остаётся радоваться, что они ещё не развалились. Но не стоит их испытывать ещё раз, босиком ходить по улице совсем не хочется.
Только сейчас, устало упав на свою новую кровать, я подняла взгляд и заметила, что прямо под потолком зиждется маленькое окошко. Во время уборки я совсем не обратила на него внимания, а сейчас, на фоне яркой луны, оно смотрится невероятно красиво и… И как-то печально. Совсем не вписывается в маленькую комнатку с большим стеллажом, на котором лежали пустые банки, какие-то инструменты и мои новые незаменимые друзья – многочисленные щётки, швабры и голубое ведро.
За дверью послышалось шуршание. Насвистывая какую-то знакомую мелодию, Майк, кажется, закрыл дверь и направился в сторону выхода. Вскоре я услышала, как он и вовсе покинул заведение. Днём совсем не замечаешь, что шумоизоляция тут очень плохая и можно уловить даже звук упавшего на пол половника на кухне.
Я медленно встала с кровати и подошла к окошку, встав на носочки. Не дотягиваюсь. Надо что-то ещё подставить.
Взгляд упал на маленькую стремянку, которую я вытащила из самых закромов в служебном помещении. На ней остались следы красной краски, которые я так и не смогла отмыть, но моим, уже совсем не белым, носкам засохшие капли совсем не повредят.
Я подставила стремянку и залезла на неё, а после зацепилась руками за маленький подоконник. Обзор из окна открывался хоть и маленький, но я смогла заметить уходящего куда-то далеко Майка. Он покручивал в руках длинный зонтик и постоянно поправлял шляпу, сползавшую прямо на его нос. Я невольно хихикнула. Отсюда он почему-то уже не кажется таким большим, каким предстал в своём кожаном кресле. Да и может ли хоть что-то казаться большим на фоне бесконечного звёздного неба?
Я подняла взгляд и с восхищением уставилась на Луну. Никогда в жизни ещё не видела её такой! Словно она всего в паре сантиметров от меня! А сколько звёзд! Словно я смотрю на тёмно-синюю вельветовую ткань, усыпанную бриллиантами! Почему в России я никогда не видела такой красоты? А, возможно, просто не смотрела никогда?
Почему-то именно эта Луна показалась мне слишком реальной, именно она заставила сердце рухнуть куда-то к ногам и едва сдержать тихое всхлипывание, вырывавшееся из заполненных ватой лёгких. Небо остаётся всё таким же далёким, а я вовсе не волшебница, способная летать к звёздам и планетам. На мгновение, оказавшись в моей ситуации, любая девочка может почувствовать себя особенной, ей может показаться, что она – одна из миллиона других, на которую пал выбор судьбы. И всё кажется внезапно таким возможным! Достать Луну с неба? Запросто! Бродить по ночному небу? Да легко! Понять, почему ты оказалась здесь? Невозможно.
По щекам невольно побежали слёзы. Я улыбнулась самой себе и быстро вытерла их, но они вновь и вновь тонкими струйками стекали по холодным щекам. Я всегда была плаксой. Мама ругала и била меня, когда я начинала рыдать перед ней. Не было ни дня, чтобы я не плакала. Это уже стало моим ритуалом. Просто со временем я поняла, что нужно держаться и терпеть до того момента, пока я не забегу в свою комнату. В мой маленький островок счастья, на стенах которого висели рисунки, воплощавшие в себе все мои сны и мечты. Теперь же никто не запрещает мне плакать, но при этом нет и тех, кто пожалеет. Нет боевой, но доброй Ксюши, нет амбициозного, готового порвать за своих друзей, Руслана, нет вечно молчащего Ильи, нет саркастичного и без каких-либо тормозов Коли. Никого из них нет рядом со мной. Как они там, в реальном мире? Как они на другом конце этой Вселенной? Наверное, они уже начали беспокоиться и искать меня, возможно, прямо сейчас бродят по улицам и пишут заявление в полицию. А я даже не могу связаться с ними! Совсем не могу. Даже если напишу письмо, найду способы зарядить телефон – я не свяжусь с ними. Никак. Когда я вернусь? Вернусь ли вообще? Возможно, в этом мире есть тот, кто способен ответить на этот вопрос, но он молчит. Или просто не слышит.
Из щели в окошке подуло ветром, и я съёжилась, глотая горячие и солёные слёзы. Мне хотелось громко разрыдаться, где-нибудь спрятаться и уткнуться в колени, спрятать себя от этого мира. Впервые я так остро ощутила своё одиночество, впервые поняла, что значит такое часто встречающее сочетание «Нет выхода». У меня его и правда нет. Если бы всё это был сон, то я могла бы просто ждать его конца, но если всё это правда, то… То от меня ничего не зависит. Совсем ничего. Не думаю, что мне поверили бы даже батюшки в церкви, даже священник скорее открестился бы от меня.
Насколько велика наша Вселенная? Сколько миров в ней существует? Наверное, никто и никогда из людей не сможет подсчитать точное количество. Сейчас я оказалась в одном из тех мест, которое, возможно, находится и вовсе не на нашей Земле? Или, быть может, это просто её проекция? Возможно ли, что я в каком-то параллельном мире? Быть может, в нём сейчас и правда 1997 год. Возможно, где-то в России сейчас лежу я в кроватке, громко плачу. А, может, меня и нет нигде, как нет и Руслана, и Ксюши, и Коли, и Ильи. Быть может, они даже в другой стране, в другом возрасте! Или… Или вся жизнь и правда идёт по уже известному мне сценарию. Ведь Киану Ривз здесь, в прокат вышел фильм, наделавший столько шума и сделавший его ещё более популярным.
Я не могла попасть сюда из-за человека, который совсем меня не знает, не догадывается о том, что где-то в мире есть Вера Капустина – глупая рыжая девчонка, которая боится любого шороха и стесняется даже цену спросить в магазине. Он не знает обо мне ничего, а я знаю о том, какой тяжёлой была его участь, какой нелёгкой была жизнь. Я знаю об этом человеке, если не всё, то некоторую часть. А он… Он не знает ничего. Да и зачем ему знать? Я сама не понимаю, почему так жадно цепляюсь за Киану Ривза. Но почему-то сейчас, под ярким светом полной Луны, мне кажется, что, если Вселенная и правда бесконечна, то в одной из её миров мы с ним встретились. Обязательно встретились.
И когда я думаю об этом, в моём сердце что-то болезненно ёкает.

(очень лиричная, как мне показалось, глава. Она была написана на эмоциях, под впечатлением от яркой Луны за окном и очень нежной музыки, играющей в ушах на полную громкость. Дальше - лучше, верно? Совсем скоро и встреча Киану с Верой. А пока просто немного Луны осенней ночью)
Вставить имя
ПС Ответ: 9 - 13
LottyLit
Дата: 23 сентябрь 2019, 23:48 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
Нет в этой жизни вещи, к которой человек не смог бы привыкнуть. Можно смириться и со страшным диагнозом, и с бедностью, и с неразделённой любовью, со всем, что вмещается в рамки нашего понимания. Всё то, о чём мы когда-либо слышали или что хотя бы мгновение наблюдали – всё это невольно проецируется на наше сознание, заставляет нас ставить самих себя в неординарные ситуации и задаваться вопросом: «А как бы я поступил?» И ответ однажды всё равно придёт, или же его придётся срочно искать в попытках вырваться из отягощающей проблемы. Смертельная болезнь, если и не поддаётся лечению, то может быть забыта хотя бы ненадолго. Человек может дожить отведённый ему срок таким образом, чтобы потом и жалеть было не о чем. Бедность тоже можно купировать: либо сделать всё, дабы обогатиться, либо же просто смириться и доживать свой век, если не с высоко поднятой головой, то хотя бы достойно для самого себя. А неразделённая любовь… Кто не сталкивался с ней в своей жизни? Не важно, будет это мальчик из параллели или же какой-то невероятно красивый актёр, модель, музыкант, в которого невольно влюбляешься, а потом буквально заставляешь себя спуститься с небес на землю. Жизнь любит показывать свои зубы, она обязательно продемонстрирует длинные клики каждому из нас, в момент счастья напомнит о том, что никогда не нужно забывать о проблемах, поджидающих за дверью. Конечно, любой взрослый человек скажет, что радоваться надо в меру и всегда держать в голове такой простой, но горький факт, что жизнь – это не исключительно белая полоса. Возможно, я согласна с ними, но… Но понимаю, что невозможно всегда думать лишь о плохом. Тогда есть риск просто упустить возможность посмеяться или же широко улыбнуться какой-то мелочи, способной убрать выступившие на глаза слёзы. Если бы я держала в своей голове, когда попала в 1997 год, что я могу никогда не вернуться домой, не увидеть друзей, то, наверное, уже давно полезла бы в петлю. А если же и не решилась на самоубийство, то просто продолжила бы лежать на асфальте, пока меня продолжает ударять владелец какого-то заведения. Но я решила попробовать научиться жить заново. И, да, я совру, если каждый мой день здесь проходит легко и просто. Полторы минувшие недели стали для меня годом, непреодолимой вечностью, днями, которые тянулись до бесконечности. Но был и плюс в моём бешеном темпе жизни – не оставалось сил думать о Ксюше, Руслане, Илье и Коле. У меня просто не было возможности лечь на кровать и тихо поплакать в матрас. Как только моя голова касалась раскладушки – я засыпала. И спала беспробудным сном вплоть до семи часов утра. И снова, как в зацикленной плёнке, начинаешь убираться к приходу первых посетителей, помогаешь бедному Джонни, тому самому худощавому парню, мыть тарелки. Он не любил говорить, а я и не настаивала. Думаю, мы понимали друг друга без слов. Хоть я и не знала о нём ровным счётом ничего, но прекрасно чувствовала какую-то боль в его душе. Боль, мешающую сказать слово или же засмеяться. Да и я не отличалась особой общительностью. Порой мне было больно даже сказать «Хело!» или же кивнуть головой посетителю, которому я случайно задела ногу шваброй.
Я понимала, что просто не имею права жаловаться. Каждый день, выбрасывая мусор, я видела бездомных, ютящихся на картонке в сыром переулке одного из жилых домов. Я видела их жалобный взгляд, опухшие, бледные, почти серые, лица, потрёпанную одежду, совершенно не согревавшую в холодные осенние ночи. Словно напоминание о том, что я невероятно везучая, они каждый раз, стоило мне выйти, поднимали на меня глаза и долго, вдумчиво смотрели, а после продолжали спать или же есть найденные где-то объедки. И в этот момент я понимала, что я и правда могу считаться счастливой. Возможно, у меня нет постоянного места жительства, да и документов не водится, но я сыта, одета и сплю в тепле. А всё остальное – блажь. То, что все мы привыкли считать обыденностью, открылось для меня совершенно в другом свете. И, признаться честно, я теперь не представляла, как смогу вернуться к прежней жизни. Я продолжала верить, что однажды вернусь к ней.
Если честно, то я порой грешным делом вновь начинала думать, что всё происходящее со мной – простой сон. Вот так вот внезапно начинала тешить себя подобными надеждами. Но все они ломались о скалы хладнокровия Джейн. Она одним своим видом выводила меня из моего секундного помешательства. До сих пор удивляюсь, как она умудряется одна обслуживать весь зал. Народа, что удивительно, сюда хочет не мало. Хотя еда, признаться честно, мне совсем не понравилась. Конечно, когда Ма предложил попробовать его фирменный бургер я просто не могла отказать, но потом пришлось сказать ему, что мне понравилось, хотя, на самом деле, резиновый привкус мяса потом преследовал меня весь день. Не думаю, что Ма поверил моей кривой похвале на сломанном пополам английском, потому что сразу же изменил рецепт бургера. Но общаться от этого мы хуже не стали. Думаю, мой новый друг просто видел, что я схожу с ума в одиночестве, и поэтому каждый день стабильно перекидывался со мной пару раз и рассказывал забавные истории, связанные с его шебутной шестнадцатилетней сестрой. Стыдно признаться, но он даже украл пару вещичек из её шкафа, чтобы дать их мне. Конечно, потом пришлось всё ей рассказать, но Молли лишь махнула рукой. А я была счастлива заиметь клетчатую зелёную рубашку и свободного кроя джинсы. Да и тем более как раз мой размер! Правда, подворачивать пришлось и рубашку, и джинсы. Мой рост в очередной раз заставил меня нервно смеяться и грустить. Гном в шляпе-цилиндре.
Майка я видела совсем редко. Босс либо отсутствовал, либо запирался в своём кабинете и сидел там вплоть до глубокой ночи. Единственное, о чём он попросил меня – убираться в его комнате как можно аккуратнее. Думаю, сказал он мне это именно после того, как я чуть не упала прямо с ведром грязной воды, споткнувшись о порог. Но в его кабинете я и правда убиралась очень и очень трепетно и щепетильно. Ведро всегда стояло где подальше, а под ноги я смотрела себе даже чаще, чем вперёд. Мои страдания всё равно будут вознаграждены в конце месяца. Майк так и сказал, что убираюсь я очень хорошо и, скорее всего, я получу надбавку к своей зарплате. Майк вообще порой был слишком добр ко мне. Мне даже становилось неловко. Но, думаю, доброта его связана с Мэттью. Не знаю, что связывает их двоих, но наш босс рядом с переводчиком становится совершенно другим человеком: вся  и уверенность в себе сходят на нет, а желание угодить гостю вынуждает даже освобождать своё место в излюбленном кожаном кресле.
Кстати о Мэттью. Я до сих пор поверить в это не могу, но он согласился, абсолютно бесплатно, стать моим учителем по английскому языку. Когда я, жутко краснея и смущаясь, попросила его принести мне хоть какие-нибудь справочники и просто сказать с чего учить язык, он посмотрел на меня несколько удивлённо, хмыкнул и совершенно спокойным тоном сказал, что сам станет моим учителем без каких-либо справочником. Признаться честно, в первые секунды у меня перед глазами мелькало лишь одно – те большущие деньги, которые он может попросить за свои услуги. А моя зарплата едва ли должна была дотянуть до 1500 долларов, что, как я узнала, весьма посредственная сумма, едва ли не за чертой бедности. Но, как показали минувшие полторы недели, мне много и не надо для счастливой жизни. Никогда бы в жизни не подумала, что могу быть такой непривередливой. И я даже рада этому. Но ещё больше я, конечно, рада моему учителю по английскому языку. Мэттью оказался очень терпеливым, рассудительным и спокойным человеком. Он занимался со мной почти каждый день, график у нас не был нормированный. Он просто приходил ближе к вечеру в забегаловку и говорил мне, что пора идти учиться. А я и не смела ему отказать. Мне даже нравилось изучать новый язык, так сильно отличающийся от русского. Я сама себе поразилась, когда выучила алфавит всего за пару часов! Я тогда просто сидела, как дурочка, и постоянно улыбалась. Сначала Мэттью подтрунивал меня, но потом похлопал по плечу и сказал на почти чистом русском «Молодец». Конечно, я не знаю язык в идеале, не понимаю ещё речь американцев, но могу хоть что-то сказать самостоятельно, знаю, как читаются слова, и могу отличать сочетание букв по их звучанию, да и транскрипции мне дались легко. Теперь я даже могу с уверенность сказать: «My name is Vera!» На уроках английского мне начинает казаться, что в жизни и правда нет ничего невозможного. Всё осуществимо и досягаемо, абсолютно всё.
Но… Но причина моего нахождения здесь так и остаётся загадкой. Если честно, то первые дни я, как глупая и наивная девочка лет пяти, вечно высматривала в посетителях Киану Ривза. Я догадывалась о том, как он выглядел сейчас только по тому плакату с фильмом «Адвокат Дьявола». Оказывается, попала я в Америку 13 октября, в день премьеры. Об этом я услышала из маленького телевизора, стоящего на барной стойке в кафе. Точнее не услышала, а поняла по появляющимся картинкам. На мгновение у меня даже сердце замерло: мне вдруг внезапно показалось, что всё это и правда судьба. Попала в 1997 год именно в день премьеры фильма с Киану Ривзом! Но потом весь мой задор сошёл на нет. За столиком я ни разу так и не увидела того, кого почему-то так сильно хотела увидеть.  
Сегодня было уже двадцать третье октября, часы показывали девять часов вечера, посетителей толком и не было, а я мыла полы, пока Джейн пересчитывала деньги в кассе. Совсем скоро нужно будет сдавать выручку Майку, так что последние дни Джейн сама не своя. Если обычно она вела себя достаточно агрессивно, то теперь напоминала самого настоящего Цербера. Ма сразу кое-как сообщил мне, что в такие дни официантку лучше вообще не трогать или вообще обходить стороной. Вот я и воспользовалась его советом: теперь не мою пол под её ногами, да и пыль за прилавком не вытираю, пока она не уйдёт. Боюсь, что если она сорвётся на мне, то «Бургеры Майка» взлетят на воздух.
В зале играла приятная мелодия. Кажется, это группа a-ha.О них я знаю ещё из Росси, часто Коля играл нам их старые песни на синтезаторе. Теперь же я могла слышать их из музыкального автомата или же из радио, работающего, как мне кажется, на добром слове. Один раз я грешным делом задела его рукой, когда вытирала пыль, так музыки не было минут двадцать. Джонни что-то чинил в нём, а я стояла, и раз за разом повторяла «Sorry!» Мне невероятно повезло, что Джейн в этот момент вышла перекурить. Иначе бы влетело мне знатно.
Шумно выдохнув, я выпрямила спину и вытерла вспотевший лоб. На улице было очень даже холодно, но постоянное нахождение в одном и том же положении, со шваброй или тряпкой в руках, заставляет невольно потеть. Хорошо, что я смогла найти косынку, так что волосы мои не так сильно пачкаются. Но всё равно торчат во все стороны. Кто же знал, что шампунь Джейн будет оказывать такой эффект на мои и без того непослушные кудри?
За окном, как и последние три дня, шёл сильный дождь. Я то и дела видела мелькавшие зонты, яркие вывески ночных клубов, магазинов и торговых центров. Теперь я не боялась этого ливня, поскольку находилась в безопасности, а на горизонте не показывалась женщина в белом пальто со стаканом кофе в руке. До сих пор стыдно за тот случай… Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.
Я устало оперлась на высокий барный стул и выдохнула, поставив рядом с собой швабру. Работала я без выходных, так что уставала сильно и стабильно. Сначала все конечности страшно болели, отзывались пульсацией на каждое движение, но теперь просто привыкли. Да и был ли у них выбор? Либо привыкаешь, либо ложишься и просто лежишь. Я при всём своё желании не могла лечь и полежать. Из-за большого наплыва людей, особенно осенью, грязи было много, так что из зала я выходила только для того, чтобы воду поменять и вымыть тряпки.
- Вера, - я услышала строгий и низкий голос Джейн и сглотнула, медленно оборачиваясь. Неужели я нарушила её зону комфорта? – не видишь ничего что ли? Иди к столику в самом углу зала рядом с окном и протри стол. Вэр из э мен и я вижу даже отсюда комья грязи и пыли на его столе.
- Конечно, я всё сделаю.
Потерев уставшую и больную спину, я взяла ведро с водой в одну руку, швабру в другую, проверила наличие всех тряпок на синем фартуке, в котором работа, а после направилась к самому дальнему столику. Там сидел, спиной ко мне, мужчина в коричневой куртке, потёртых серых джинсах и в тёмно-коричневых ботинках. На голове была натянута шапка, которую он одним рывком снял и положил на стол, а после откинулся на спинку стула, сложив руки на груди. Боже… Неужели его так расстроила пыль на столе, что он даже Меню не берёт из стойки?
Помявшись на месте несколько секунд, я сделала несколько шагов вперёд и натянула на лицо улыбку, остановившись рядом со столиком. Так… Какая там дежурная фраза была, которую мне выписал Мэттью и сказал выучить? А, точно!
- I’m sorry, can I clean your table? – ни ответа, ни привета: - I’m so…
- Эврифинг из окей, - и тут что-то внутри меня замерло. Я не поняла, было это сердце или мои лёгкие, но замерло. Этот голос… - май тейбл из клин. Донт вори.
Мужчина обернулся, и я едва не рухнула прямо на только что протёртый пол. Нет… Быть не может… Это же… Это…
Во рту пересохло, желудок с кишечником связались в тугой узел, а сердце упало куда-то к ногам, когда я с ужасом поняла такой простой факт – передо мной сидел Киану Ривз. Прищуренный и усталый взгляд карих глаз, слегка заметная щетина, небрежно уложенные на одну сторону волосы и опущенные почти к самым глазам брови. Бог ты мой… Нет, быть того не может! Он здесь! Здесь! А я сейчас прямо со стыда сгореть готова! Здесь… Здесь! Я так искала его каждый раз в этом несчастном зале, а теперь… Что делать?! Я же от смущения умру, если скажу ему всё то, что надумала моя дурная голова. Нет, так нельзя! Нужно… Что нужно?! Киану Ривз! Возможный виновник моего путешествия сюда! Такой молодой, Бог ты мой! Ему сколько? Тридцать? Я сейчас задохнусь.
- Прос… Простите, я…
Стоило мне только сделать шаг назад, как я с грохотом полетела прямо на пол, поскользнувшись на капле воды, которая, видимо, вылетела из ведра, пока я несла его. И, конечно, я просто не могла не задеть само ведро, которое сначала рухнуло мне на ногу, а затем вода в нём разлилась огромной мутной лужей по полу. Самое смешное, что в этот момент единственное, о чём я подумала – это Джейн. Мне почему-то казалось, что она стоит прямо за моей спиной, сверлит взглядом и готова просто уничтожить. Если с этой девушкой мы и так далеко не подруги, то сейчас я вознесла себя на пантеон её самого страшного врага… Но… Но Ривз! Тут Киану Ривз! Молодой! Я его лицо вижу в таких мелочах, что теперь мне хочется нервно засмеяться, вспоминая, как я наивно полагала, что есть шанс списать происходящее на сон. Не уверена, что даже самые преданные фанаты могут воспроизвести своего кумира в голове так детально. Боже… Киану Ривз. Киану. Ривз. В этом кафе! Это точно не совпадение. Нет. Я не хочу верить в то, что это простое совпадение! Может, в его жизни тоже что-то пошло не так и он в растерянности… В растерянности пришёл сюда, да? Это звучит как самая глупая из всех моих теорий.
Вздрогнуть и сморщиться меня заставила сильная боль в районе копчика. Полы у нас были, конечно, не бетонные, но и на плитку падать достаточно больно. Да и одежда уборщицы скорее напоминает целлофановый пакет – не предохраняет от ударов, не смягчает падения, да и не греет холодными осенними днями. Но как же больно… Словно мне в спину вогнали кол. Или же ударили со всей силой самой массивной кувалдой.
- Хэй, ар ю окей? – смешно, но сейчас я забыла абсолютно весь английский язык. Даже алфавит из головы вылетел. Причём я знаю, что мужской голос произнёс до жути простые слова, но… Но просто не могу их вспомнить. От удара даже мозг внутри черепной коробки подпрыгнул: - ай шуд…
- Нет, стойте! – взгляд кое-как сфокусировался, и я едва с ума не сошла от ужаса, когда увидела, что Киану Ривз поднялся со своего стула и принялся аккуратно ступать по полу, смотря на лужу под ногами: - стойте! Вы упадёте!
- Вера, вот хэв ю… - вот тут сердце и остановилось. Джейн… Она здесь. Мне крышка. А стыдно как! И больно, и стыдно, и страшно… Ещё и Киану Ривз решил вырыть мне могилу! Я же не могу ему крикнуть, что эта миловидная девушка в красном меня убьёт, если ещё и он рухнет. Кстати, неужели Джейн не знала, кто к нам пришёл? Зная мою неуклюжесть, она бы вряд ли меня сюда отправила. А значит… Значит, мне конец в квадрате: - о, гад, айл тейк мопс энд рэгс.
- Пожалуйста, не идите! – я выставила руку вперёд, когда Киану Ривз уже приготовился протянуть мне свою ладонь, чтобы помочь встать. Какая же глупая ситуация! Ксюша бы сейчас смеялась надо мной до коликов и потом бы вечность припоминала. Хорошо, что тут об этом до конца своей жизни буду помнить только я… - стойте!
Киану Ривз вопросительно поднял бровь и послушно замер на месте на чуть согнутых ногах. Кажется, он просто не понимал, что я говорю. Боже, какая же я глупая! Права была мама… А я ещё обижалась на неё. У меня в голове и правда ветер. Ну как можно было споткнуться о ведро?! Ещё и нога не хочет слушаться.
Когда я попыталась повернуть правую ногу чуть в сторону, то сразу же закусила язык, почувствовав резкую и сильную боль в районе лодыжки. Ведро! Точно! Оно же упало мне именно на это место! Ну что ты будешь делать?! Ещё и песня эта словно заезженная пластинка! Когда она уже закончится?! Какой стыд!
- Плис, донт мув энд тейк май хэнд, - Киану Ривз вновь уверенно посмотрел на меня и упорно протянул руку чуть ли не к самому моему носу. Я нервно сглотнула и отвела взгляд от его лица. Ладно. Он ведь не уйдёт, так? Значит, остаётся только повиноваться: - плис.
Я лишь кивнула и медленно положила свою руку в широкую ладонь Киану Ривза. Почему-то в этот момент всё тело словно разом пробил электрический разряд. Я даже забыла на мгновение, как дышать. Его рука показалась мне слишком большой и холодной, от соприкосновения с ней даже мурашки по всему телу пробежали. Ох… Нет, со мной точно что-то не так. Помимо того, что я глупая, неуклюжая, стеснительная – я ещё и  фанатка маниакальных, безумных теорий, которые сама и придумала.
Медленно Киану Ривз потянул меня на себе, аккуратно выпрямляя ноги. Пол, казалось, стал просто катком. Повезло, что люди ещё не сбежались! Народа почти не осталось, да и место актёр выбрал в самой заброшенной и отдалённой от веселья части зала. Боюсь, если бы тут оказалась хоть одна девочка подросток, то уже завтра весь город шушукался о том, как Киану Ривз помогает немощной и неуклюжей рыжей уборщице подняться с пола.
Всё шло так хорошо, что я даже уже тихо обрадовалась тому, что Джейн не будет зла на меня. Нет, будет, но не так сильно, как предполагалось изначально. Но… Но ведь я ещё и везучая, верно?
Киану Ривз как-то неудачно отставил ногу в сторону и, по его удивлённому лицу, я поняла – сейчас будет «Бум». Громкий и сильный «Бум».
Я зажмурилась, когда мужчина начал падать прямо на меня. Всё тело сжалось, копчик болезненно заныл, а нога грозилась просто оторваться и убить меня, но удара так и не последовало. Я медленно приоткрыла один глаз и поняла – несчастный Киану Ривз, видимо, оттолкнулся руками и упал рядом со мной. Его тело распласталось на полу, а перед моими глазами пролетела вся моя жизнь. Словно плёнку, которую прежде зажевали, теперь отпустили, и она в бешеном темпе полетела вперёд, силясь нагнать то, что не могла. У меня даже во рту пересохло, а всю боль в теле, как рукой сняло. Я смотрела на его прикрытые глаза и чуть приоткрытый рот, а в голове крутилась только одна мысль: «Я убила Киану Ривза».
Всё моё естество охватила страшная паника. Руки задрожали, а в горле появился ком. Мне казалось, что меня просто стошнит от накатившего волнения и животного ужаса. Все краски зала как-то поникли, в своих настоящих цветах остался только убитый мной Киану Ривз. Нет… Нет! Не можете Вы так просто умереть! Я не за этим сюда пришла!
- Эй, мистер, - я подползла к мужчине и оглядела его тело: - мистер, прошу, откройте глаза, мистер! – своей дрожащей рукой я принялась нещадно теребить мужчину за плечо, приговаривая: - мистер, не умирайте! Прошу, не умирайте!
Я зажмурилась и продолжала трясти его, повторяя это несчастное «Простите, не умирайте, я не хотела Вас убить!» словно мантру. Если бы я могла закричать – я бы сделала это. Отчаяние охватило меня полностью, заставляло перестать дышать и просто вновь и вновь трясти за плечо Киану Ривза. Несчастного и без того человека, которому «посчастливилось» натолкнуться на неуклюжую дуру! А я ещё говорила, что хочу помочь ему! Избавить от страданий таким вот образом, да?!
В какой-то момент я вдруг поняла – под моей рукой нет того самого плеча, которое я только что трясла. И в голове сразу стрельнула одна мысль: «Джейн!» Мне показалось, что я даже слышу вой полицейских сирен за окном. Нет… Не хочу в тюрьму! Не надо тюрьмы! Я не хотела убить Киану Ривза! Не хотела!
Я резко открыла глаза и сразу же наткнулась на мутное, тёмное пятно прямо перед глазами. Взгляд никак не могу сфокусироваться, а я вся сжалась внутренне. Это Дьявол?! Он пришёл за мной?!
- Хэй, донт край, - чуть хриплый, но при этом очень мелодичный голос ударил по моим ушам. Я вздрогнула и, повертев головой в разные стороны, поморгав, вновь резко открыла глаза и посмотрела на пятно передо мной. Теперь оно приобрело знакомые очертания. Неужели… - айм окей. Плис, донт край.
И только сейчас я поняла, что плачу. Шмыгнув носом, я быстро вытерла слёзы с щёк тыльной стороной левой руки, вновь посмотрев прямо на Киану Ривза. Он едва заметно улыбнулся мне и, кажется, похлопал по плечу. А я… А я просто сидела и хлопала глазами, как последняя дурочка. Я не убийца! Не убийца! А я уже решила, что всё, песенка моя спета! Я даже грешным делом решила, что судьба направила меня в Америку 1997 года, чтобы убить Киану Ривза! Ну какой из меня маньяк? Я самый последний человек на этой планете, из которого можно сделать киллера. Да у меня обе ноги и руки левые!
Он жив! Жив!
- Вы живы! – я счастливо улыбнулась и вновь громко шмыгнула носом: - живы!
Киану Ривз сначала вновь с прищуром посмотрел на меня, слегка наклонил голову, а после уже шире улыбнулся и едва слышно хихикнул. Пусть хоть по полу от смеха катается! Пусть хоть в истерику впадёт от моей глупости! Пусть! Главное, что жив! Я не попаду в тюрьму и карма моя будет чиста! А родители Киану Ривза не проклянут меня на остаток моей жизни!
- Айм бэк! – вот голос Джейн опять заставил меня замереть на месте с этой идиотской улыбкой на губах. Смерть моя пришла… - о, гад, мистер, ар ю окей? Вэйт э момент.
Джейн в мгновение ока оказалась прямо рядом со мной и положила сразу несколько тряпок на пол, а после принялась шваброй протирать пол под Киану Ривзом. Я уже хотела предложить свою помощь, но Джейн посмотрела на меня столь уничтожающим, полным ненависти взглядом, что я покорно умолка, виновато опустив голову. Она убьёт меня. Без шуток. Я повалила на пол популярного американского актёра… Повезло, что хоть папарацци рядом нет. Тогда бы ещё и тело моё никто не нашёл.
Джейн помогла Киану Ривзу подняться, бегло обошла его и осмотрела одежду, а я боялась даже на секунду столкнуться с официанткой взглядом. А нам ведь работать ещё придётся вместе! Спасите…
Я перевала взгляд на свою ногу и шумно выдохнула. Ещё и тебя я умудрилась раздавить ведром. Пожалуйста, родная, не впадай в коматозное состояние. У нас нет ни времени, ни денег, чтобы лишний день валяться на раскладушке. Надо взять себя в руки и встать. Тем более обувь у меня удобная, так что проблем возникнуть не должно.
Я уже собиралась попытаться подняться своими силами, когда прямо перед своим лицом увидела знакомую широкую ладонь с длинными пальцами. Я удивлённо подняла взгляд прямо на Киану Ривза, нервно сглотнув ком в горле. Он вновь улыбнулся мне и хрипло, едва слышно спросил:
- Ван мор тайм?
Я вновь не поняла, что он сказал. Быть честной, я не поняла ни единого слова, которое произнёс за вечер этот мужчина. Но, судя по его протянутой руке и доброй улыбке, я могу схватиться за неё, чтобы встать. Да и опора мне не помешает – подо мной воды всё ещё прилично. Скорее снова упаду и прямо лбом о плитку.
Неуверенно протянув свою руку, я крепко сжала ладонь Киану Ривза и почти сразу поднялась на ноги, подпрыгнув на месте от боли в лодыжке. Думаю, если не беспокоить её ночью, то утром всё будет в порядке. Ах да! У нас же ещё аптечка должна валяться где-то в ванной!
Взгляд вновь невольно упал на лицо Киану Ривза. Ну, как сказать упал – поднялся. С моим ростом он всегда только поднимается. Надо же… Надо что-то сказать, верно? Как там будет спасибо по-английски? Ну же, соображай! Сэн… Сэньк…
- Thank you.
А после этого судорожно выдохнула, отведя взгляд в сторону. Не вечер, а какая-то агония из стыда и неуклюжести. Представляю, как смеялись бы мои друзья, если бы я рассказала им эту историю. Представляете, я повалила на пол Киану Ривза! Ксюша бы точно плеваться начала и недовольно морщиться, а вот остальные разобрали эту историю на мемы. Ох… Надо гнать прочь мысли о моих друзьях! Иначе всю ночь придётся рыдать в матрас. Моему лицу не хватало опухших глаз для полного счастья.
Ещё раз глупо кивнув головой и пробормотав не то извинения, не то благодарность, я, схватив валявшуюся на полу швабру, тряпку и ведро, присела на колени и принялась нещадно натирать полы, отмывая их от остатков мутной воды. Надо просто не думать о том, что мне прямо в затылок смотрит Джейн и, возможно, Киану Ривз. Просто не думай об этом и выполняй свою работу, будто ничего не случилось вовсе. Просто три. Три так, будто от чистоты и сухости пола зависит твоя жизнь.
Я первый раз за полторы недели так быстро помыла пол. Он начал уже даже скрипеть, когда я провела по нему тряпкой в последний раз. Ведро заполнилось до середины и теперь вода была не просто мутной, а почти коричневой. Всё это время я чувствовала уничтожающий взгляд Джейн. Мне казалось, что полы я мыла долго, но, бросив взгляд на часы, я поняла, что прошло чуть больше пяти минут. Мне не хотелось думать ни о Киану Ривзе, ни об официантке, столь рьяно меня ненавидящей. Тем более ещё надо помыть столы после посетителей, которые уже покинули заведение. А ведь мы закрываемся через десять минут! Сколько ещё надо успеть сделать!
Намывая во второй раз один и тот же стол, я невольно краем уха слушала разговор Джейн и Киану Ривза. Не знаю, о чём они конкретно говорили, но мне показалось, что девушка пыталась то ли извиниться, то ли что-то предложить. Голос Киану Ривза звучал как-то хрипло, будто чуть приглушённо. Никогда не слышала его в оригинальной озвучке. Я и подумать не могла, что у такого сурового, бородатого и статного дядьки с оружием наперевес может быть такой мелодичный тембр. Если честно, протирая уже сверкающую поверхность, я просто не могла остановить руку. Не хотелось даже двигаться. Я просто мыла и слушала этот невероятный голос, словно меня околдовали или загипнотизировали. Что-то внутри меня вновь болезненно сжалось, а на глаза невольно проступили слёзы. Я не могла унять дрожь в руках и ногах, просто не осознавала в полной мере, почему речь обычного мужчины заставляет меня превращаться в самый настоящий осиновый лист.
Мой судорожный вздох напугал меня саму. Я вздрогнула и резко оторвала руку с тряпкой от стола, тряхнув головой. Потупив взгляд в собственные пальцы, я резко отстранилась от стола и, схватив ведро с водой, немного прихрамывая, прошла к следующему. Уши словно ватой заложило, я уже не понимала: говорит ли кто или же это просто моя фантазия. Единственное, что ощущалось особенно чётко – это холод. В зале резко похолодало, так что оголённые из-под робы уборщицы руки покрылись мурашками, а по спине пробежала дрожь. Впервые за полторы недели я настолько сильно и внезапно возненавидела свою работу. Что-то внутри меня кричало: «Это не твоё! Лучше жить на улице, но быть свободной!» Я отгоняла эти мысли, как только могла. Одно только упоминание мнимой свободы заставляет меня вспомнить маму. Она была самодостаточной и свободной, могла пойти куда угодно и когда угодно, закрутить случайный роман, напиться до беспамятства или же курить травку прямо на кухне. Но была ли она счастливой? Да и кому нужна такая свобода?
Вздохнув, я смахнула пыль со стола и выпрямила спину, невольно оглядевшись по сторонам. Свет в зале был приглушён, не было слышно ни шума на кухне, ни громких и злых вздохов за кассой, ни прерывистого дыхания бедного Джонни, едва удерживающего в своих тонких руках большие и многочисленные тарелки. Я даже не заметила, как все ушли. В какой момент я настолько провалилась в себя? Не знаю. Я бы могла сказать, что в этом мире и время может жить по своим правилам, но прежде никогда этого не замечала, да и закрываться мы должны были в любом случае уже скоро.
Все столы в зале были помыты, а я стояла у того самого, где сидел Киану Ривз. Поверхность сверкала при свете Луны, демонстрируя многочисленные «боевые шрамы». И что только могло привести знаменитого актёра в это место? Я думала, что звёзды ходят только в рестораны, проверенные их предшественниками и временем. Конечно, о скромности и приземлённости души Киану Ривза не слышал только глухой и слепой, но одно дело читать об этом в новостной ленте, а совершенно другое – видеть своими глазами. Тот самый мужчина, лицо которого ещё недавно мелькало в фильме, на плакате, теперь предстал передо мной вживую, со всеми своими достоинствами и недостатками, со своей лёгкой небритостью и растрёпанностью.
Нога болезненно заныла, так что я аккуратно присела на тот стул, где сидел Киану Ривз. Почему-то сегодня, увидев человека, которого я обвиняла во всех грехах, мне стало стыдно за собственные мысли. Не думаю, что теперь когда-нибудь забуду его взгляд. То, что, казалось, должно выдавать лишь надменность, безразличие и безучастие в итоге превратилось в страшную усталость и сменилось некой удивлённостью, стоило мне только успешно повалиться на пол. То, что, я считала, вызовет лишь больше вопросов – теперь заставляет меня замолчать и растерянно озираться по сторонам в бесполезных попытках понять собственную жизнь, мир, в котором я оказалась. Я бы до последнего хотела верить в причастность Киану Ривза к моей ситуации, я бы хотела зацепиться за него, чтобы не было так страшно тоскливо от осознания того, что я совсем одна. Одна в своих поисках правды, одна в этом большом и слишком живом городе, одна в той эпохе, к которой никогда не принадлежала.
Взгляд устремился в окно. Я сразу же изумлённо ахнула, а после осмотрелась по сторонам. С этого места открывался прекрасный вид на ближайший перекрёсток, по которому, даже в столь поздний час, продолжали стремглав мчаться разносортные машины. Массивный кусочек неба, плавно перетекающий в трассу, смешивающийся с, кажется, ночным клубом и с яркими огнями торгового центра. Луна стала моей частой спутницей, я вижу её даже слишком часто. В пыльном небе Люберец максимум, что ты могла увидеть – это очертания маленьких звёзд или же торчащий из-под массивной тучи месяц. Может, дело в том, что 2019 год хоть и знаменит техническим прогрессом, но при этом и известен полным безразличием по отношению к природе. Надо же… Разница всего в двадцать два года, а такое чувство, что в несколько сотен лет. Если я вернусь в Россию, то буду страшно скучать по этому небу. По этому чистому и прекрасному небу.
Теперь я понимала, почему Киану Ривз выбрал именно это место. Не знаю, был ли он тут прежде или сразу заприметил нужный столик, но теперь это окно можно назвать и моим любимым. В моём подсобном помещении очень сложно любоваться небом, а в зале у меня банально нет времени, чтобы сесть и посвятить всю себя ночной романтике. А сейчас… Не знаю, что происходит внутри меня. Наверное, будь я героиней какого-нибудь фильма, то назвала эту ночь самой волшебной, внеземной, наполненной загадками, чудесами. Можно ли назвать самой настоящей магией то, что я встретила Киану Ривза? Я, простая девушка, которую волей судьбы закинуло в столь далёкую и чужую эпоху. Конечно, в моём возрасте фантазировать уже не очень хорошо и правильно, но кого это волнует? Чтобы не сойти с ума нужно уметь абстрагироваться от этого мира, уметь убегать из реальности хотя бы на некоторое время.
Я с грустной улыбкой посмотрела на свои руки. Мои ногти никогда не отличались красотой или же приятной глазу формой, но теперь они превратились в самое настоящее облезлое нечто. Явно не в таком виде нужно предстать перед тем, кого ты мысленно винишь во всех своих бедах. А ведь я так ничего и не спросила у Киану Ривза! Да что там говорить, я даже не поняла тех банальных вещей, что он пытался до меня донести. Все знания, что так тщательно и упорно пытался вложить в меня Мэттью стали простым звуком, отдалённо напоминающим что-то из того, что мы учили. Теперь я упустила свой шанс и, возможно, свой ключ к возвращению в 2019 год, в родную Россию. Хотя, признаться честно, я буду очень сильно скучать по Ма, по Мэттью, по вечно молчащему, но такому родному, Джонни, по ненавидящей меня Джейн и по гостеприимному Майку. Я слишком быстро привыкаю к людям, даже к тем, кому я никогда не была и не буду нужна.
Вздохнув, я устало уронила голову на руки и прикрыла глаза. Луна, казалось, прожигала сетчатку насквозь, проходя между плотно сомкнутыми веками. Жаль, что такой прекрасной лунной ночи я никогда не увижу в Люберцах. Думаю, даже самый мощный телескоп не способен будет пробиться через плотные и массивные чёрные облака, закрывающие весь небосвод. Надо же… Я начинаю скучать по этому месту, даже не покинув его? Глупая. Какая же я, в самом деле, глупая.
Сон навалился на меня так внезапно, что я даже не успела дойти до раскладушки. Так и заснула, сидя за столом, плотно прижавшись лбом к рукам. Почему-то мне казалось, что я уже была тут, сидела на этом стуле, смотрела в это ночное небо. Всё казалось таким знакомым и убаюкивающим. Я словно стала младенцем, сладко засыпающим в руках любящей его всем сердцем матери. Впервые за последнее время мне было так тепло. На плечи словно легли чьи-то горячие руки, способные согреть даже в самую холодную осеннюю ночь. И эти руки заставили слезу прокатиться по щеке и упасть прямо на вычищенный до блеска стол.
(Я честно пытаюсь заставить себя прекратить писать такие большиииие главы, но просто не могу. Глава на 10 страниц уже давно не является чем-то невероятным. Вот и бедный Киану Ривз попал в мои ручонки:с Теперь будет растягивать его, несчастного, сразу на несколько абзацев. Ну такой уж я графоман, что поделать? Хотя Толстого никогда не любила
В общем, вот и долгожданная встреча. Мне кажется, что шла я к ней очень долго)
Вставить имя
ПС Ответ: 10 - 13
LottyLit
Дата: 7 октябрь 2019, 23:32 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
Прошло уже больше недели с тех пор, как я встретила Киану Ривза. Признаться честно, первые пару дней я надеялась на то, что он вернётся, что вновь сядет за тот самый столик в самой отдалённой части нашей скромной забегаловки. Как глупая и наивная дурочка я высматривала его каждый вечер, начищала до скрипа стол, за которым никто и не сидел толком. Каждую ночь я падала на раскладушку и чувствовала страшную тоску, накатившую на всё тело и сознание гигантским снежным комом. Почему-то понимание того, что Киану Ривз может никогда сюда не вернуться делало меня невероятно несчастной. Жизнь словно останавливалась на эти короткие мгновение самобичевания. Я корила себя за неуклюжесть, за никому ненужную скромность, за незнание языка. Если изначально я искала виновных в своей беде вокруг, то теперь все стрелки сошлись на мне. Я была одинока. Каждый день непроходимо и страшно одинока. Не спасал уже и Ма, тративший на попытки поговорить со мной по несколько часов каждый день. Всё чаще я начала вспоминать своих друзей, невольно плакать по ночам, вжимаясь лицом в подушку. Мне хотелось посмотреть наши совместные фотографии в телефоне, но я вспоминала, что он не работает и уже вряд ли подаст признаки жизни. Я держала этот безжизненный, слишком холодный кусок железа в своих руках и ждала чуда. Я несколько раз закрывала глаза, часто моргала, шептала что-то себе под нос в надежде однажды разомкнуть мокрые от слёзы веки и увидеть родной потолок, укрыться тёплым одеялом. Встреча с Киану Ривзом воткнула самый настоящий финский нож прямо в мою грудь. Я понимала, что мы никем друг другу не приходимся, что обо мне он забыл, стоило только порог кафе переступить и выйти на улицу. Мне было страшно обидно и больно, что я думала о нём каждую секунду своей жизни, но при этом не получала ничего в ответ. Я ненавидела себя, ненавидела этого несчастного актёра, ненавидела всё то, что окружало меня. А способна ли я вообще ненавидеть? Не знаю. Наверное, я просто смешала отчаяние с секундной злостью в слепой надежде, что это как-то подсобит мне. Но нет. Жизнь шла в своём привычном темпе, а столик у окна почти всегда пустовал.
После того случая с ведром Джейн возненавидела меня ещё сильнее. Если раньше мы хотя бы здоровались периодически, то теперь все мои попытки быть дружелюбной жёстко пресекались одним лишь взглядом. Я сразу же замолкала, отводила глаза в сторону и молча уходила с глаз официантки подальше. Я до сих пор не понимала, почему так отвратительна ей, но ничего не могла поделать с этим чувством. Чужая душа – потёмки. Кто знает, что скрывается в её сердце. Да и уже октябрь подходит к своему логическому завершению, а вместе с ним и подсчёт кассы наступает на пятки. Если там чего-то не будет хватать, то пострадает в первую очередь именно Джейн. Так что бессмысленно её винить в излишней нервозности.
За окном сегодня беспрестанно лил дождь. Я на днях получила часть своей зарплаты, но при этом даже капли радости не испытала. Если бы мне дали деньги в первые дни пребывания в Америке, то я бы счастливая побежала в магазин купить вкусностей и одежды, да ещё бы и отложила на будущий съём квартиры. Но сейчас… Сейчас даже кусок в горло не лез. Не радовало даже то, что посетителей сегодня было мало, и в услугах уборщицы особенно никто не нуждался. Работа – лучший способ забыться и перенести душевную боль на руки и ноги. Тело в какой-то момент всё равно вернётся в норму, а я начинаю действительно медленно сходить с ума.
- Вера, ты слушаешь? – я вздрогнула и перевела взгляд на Мэттью. Тот, удерживая в руках две тетради и один справочник, вопросительным взглядом смотрел прямо на меня. Я сама не поняла, когда он стал обращаться ко мне на «ты», но сама подобных фамильярностей стараюсь не допускать. Всё-таки он мой учитель, спаситель, да ещё и намного старше. Вот и сейчас мне страшно стыдно за то, что я совсем не думаю об английском языке: - последнее время ты рассеянная. Такими темпами язык не выучишь, - я лишь кивнула и поудобнее устроилась на раскладушке, обняв себя за колени: - что-то случилось?
Много чего случилось, Мэттью. Не думаю, что хватит вечера, чтобы тебе всё рассказать. Да и нужно ли рассказывать? Я не хочу в психиатрическую лечебницу, да и косых взглядов в свою сторону всё же не заслуживаю. Но, да, я бы очень хотела кому-нибудь выговориться. Если бы у меня был такой человек! Если бы…
- Просто… Просто осенняя хандра. Наверное, - я едва заметно улыбнулась, а после посмотрела в сторону маленького окошка своей импровизированной «спальни»: - со всеми бывает.
Мэттью молчал, а я не могла понять, благодарна я ему за эту тишину или нет. Часть меня хотела, чтобы эту тишину заполнил хоть чей-то голос, но другая половина мечтала о том, чтобы побыть наедине с собой. Мне же теперь было страшно сидеть в одиночестве. Раньше я не замечала, какими громкими могут быть мысли, а теперь просто с ума схожу, когда то и дело слышу их в своей голове.
- Зная твою невероятную историю появления в Америке – я склонен считать, что не осенняя хандра виновата, - Мэттью отложил в сторону справочник с тетрадями и продолжил: - и не думаю, что дело в Джейн. Она, конечно, может из себя вывести, но ты вряд ли поведёшься на провокации. Можешь, выговоришься? Не обещаю, что восприму всё адекватно, но и ещё более сумасшедшей в моих глазах ты уже вряд ли станешь.
Я неуверенно подняла взгляд на Мэттью. Тот преспокойно смотрел на меня, ожидая, пока я соизволю выдавить из себя хоть единый звук. Думаю, что вещь, беспокоящая меня на данный момент, покажется Вам ещё более странной, чем тот телефон, который я старательно пыталась всунуть Вам в руки в полицейском участке. Но с кем ещё я вообще смогу поговорить? С Ма мы хоть и перекидываемся парой слов, но всё же языковой барьер делает своё дело, да и страшно как-то ему вываливать всё то, что у меня на душе. Вдруг не поймёт или решит, что я просто слетаю с катушек окончательно. Хотя… Я и сама не уверена, что с моей головой всё в порядке.
- Всё сложно, Мэттью, - тихо сказала я: - так сложно, что я не могу сосредоточиться ни на чём, кроме собственных проблем.
И мне двадцать два года! Я уже не маленькая девочка, да и судьбу свою простой назвать не могу, но при этом жизнь меня ничему не научила. Обычно дети, которые в молодые годы видели достаточно плохого, стараются как-то преуспеть, достичь чего-то, головой пробивают дыру там, где, как всем кажется, стоит бетонная стена. Меня же наоборот пугает скромная, разбитая и потрёпанная временами дверь, которая, стоит только пальцем коснуться, сразу же откроется.
- Неужели в жизни может быть что-то невыполнимое для двадцатилетней девушки? – я вопросительно посмотрела на Мэттью. А какую роль играет возраст? – просто, смотря на твоё лицо, создаётся впечатление, что ты убила кого-то, - Мэттью резко посмотрел на меня так пристально и настороженно, что я невольно вздрогнула и сразу же отрицательно замотала головой. Какой из меня убийца?! – ну и чего тогда ты такая поникшая? Абстракция в твоих словах свет не пролила ни на что.
Я закусила губу и отвела в сторону взгляд, пожав плечами. Как же тут всю правду расскажешь? Я не боюсь, что меня поднимут на смех или же не поверят. Я боюсь, что меня сочтут сумасшедшей, бешенной и опасной фанаткой, преследующей по ночам Киану Ривза. Возможно, у меня целая куча маниакальных идей и безумных предположений, но я же веду себя тихо и никого не трогаю. Но разве это докажешь? Да и зачем думать об этом, если у виска покрутят абсолютно все, стоит мне упомянуть, что я из другого времени?
- Понимаете, - начала я, рассматривая какой-то комок пыли в углу комнаты, катающийся по кругу, стоило только лёгкому сквозняку проникнуть через щель в двери: - до сих пор я… Я не понимала, зачем вообще тут оказалась, - я резко замолчала, обдумывая, как сформулировать мысль дальше, чтобы не прозвучать совсем жутко. Но так ничего в голову и не пришло, так что, выдохнув, я продолжила уже окончательно беспомощным голосом: - но я подозревала, что смысл моего пребывания в здесь может заключаться в одном человеке. И, знаете, недавно я встретила его. Теперь мне кажется, что это и правда была… Судьба. Но… Но он не приходит. И не думаю, что ещё раз сюда придёт. А я даже не спросила у него ничего при встрече, не поняла, что он говорил. Но… Но дело в том, что я знаю о нём куда больше, чем кто-либо ещё. И дело тут не в том, что я маньяк или сталкер, нет, просто… Просто так получилось, - Мэттью молчал и я, горько улыбнувшись и покраснев до самых кончиков ушей, тихо спросила: - глупо звучит, да?
- Сумбурно, - заключил он и вновь замолчал, а мне захотелось провалиться со стыда сквозь землю. Ну и зачем я всё это сказала? Глупая, наивная и непроходимо нелепая дурочка. Я и без того странной всем казалась, а теперь ещё и нездоровой психически стала. Как давно вышел фильм «Назад в будущее»? Может, получится списать мои рассказы на чрезвычайно бурную фантазию от просмотра научной фантастики? Кого я обманываю?
- Не стоило говорить, - я покачала головой: - забудьте. Простите.
- Я не хотел тебя обидеть, - я промолчала и продолжила с небывалым упорством рассматривать комок грязи. Мне теперь даже совестно, что я трачу время, отведённое на уроки, на подобные нелепые глупости: - если ты знаешь о том человеке так много – почему сама не найдёшь его?
- Кто я такая, чтобы нарушать чью-то спокойную жизнь?
- Насколько я понял, ты хочешь только поговорить, - Мэттью покачал головой и провёл ладонью по растрепавшимся волосам: - что можно такого сообщить, чтобы сломать человеку жизнь?
- В том-то и дело, что я даже не знаю, что именно должна сказать, - я шумно выдохнула и упала на кровать, впившись взглядом в потолок, по которому уже пошли первые трещины: - что-то внутри говорит мне, что я должна встретиться с этим человеком ещё раз.
- Ну так может найдёшь его всё же? Если ты чувствуешь, что это необходимо – надо пробиваться через тернии к… К звёздам, так?
Я кивнула и перевела взгляд на Мэттью. Тот смотрел на меня с абсолютной и нерушимой уверенностью в глазах. Кажется, что ему всё в этом мире нипочём. Конечно, я понимаю, что у каждого человека в жизни есть свои проблемы, но Мэттью мне представляется терминатором. Что ему не расскажешь – он для любой ситуации найдёт своё решение и, скорее всего, оно окажется верным. Но сейчас я сильно сомневалась в том, что должна устраивать слежку за Киану Ривзом. Ладно если бы он был простым парнем, но ведь меня угораздило переложить все сомнения и нападки на плечи знаменитого актёра! Думаю, весь энтузиазм Мэттью исчезнет, как только он узнает, о ком я рассказывала.
- А если человек, который мне нужен – знаменитость?
- Всё настолько плохо? – я вновь неуверенно кивнула, а Мэттью, вздохнув, продолжил: - в таком случае задача резко усложнилась. Виной всему точно не твой фанатизм?
- Если бы это был он…
- Ну и кто этот несчастный?
- Киану Ривз.
Повисло молчание. Очень нервное молчание. Я предварительно отвернулась в другую сторону, чтобы не видеть лица Мэттью, когда я признаюсь ему в своих потаённых наполеоновских планах. Если бы Ксюша сейчас была рядом со мной, то она бы точно подсказала, что и как правильно сделать. Думаю, что всё обошлось без слежки. Подруга просто бы пошла по улицам и бродила там, пока не нашла нужного человека. Благо знание английского языка у неё хорошее, а дерзости и уверенность в себе хватит на целый взвод таких, как я. Но подруги рядом нет, и мне до сих пор сложно смириться с этим, привыкнуть к нынешнему темпу и стилю жизни. Хоть Мэттью, Мо пытаются вытащить меня из собственной нескончаемой тоски, но это совершенно не то. Я быстро привыкаю к людям, но теперь я боюсь этого. Кто знает, когда меня вновь перебросит обратно в Россию. Тогда мне придётся попрощаться с теми, кто стал так близок в Америке 1997 года. Моя нервная система не выдержит второй подобной встряски.
- Высоко метишь, Вера, - я густо покраснела и закусила нижнюю губу. Даже слишком высоко: - и ты правда так много знаешь об этом человеке?
- Да. Возможно, не очень хорошо знаю его прошлое, но… Но видела будущее, - я резко замолчала. И что я скажу Киану Ривзу, если встречу его? Что его ребёнок и девушка умрут, а ещё он снимется в очень коммерчески успешных фильмах? А живы ли сейчас его возлюбленная и младенец? Может, я опоздала? – Мэттью, скажите, пожалуйста, у Киану Ривза есть сейчас отношения с кем-то?
Главное не поворачивать голову. Иначе, боюсь, моё красное лицо изрядно испугает несчастного Мэттью. Но как я не додумалась раньше задать этот вопрос?! Ведь, может быть, мне нужно как-то предотвратить смерть возлюбленной Киану Ривза! Точно! Тогда всё встаёт на свои места!
Я резко вскочила и посмотрела на Мэттью. Тот уже открыл рот, чтобы что-то ответить, а я часто закивала. Ну же! Это первая здоровая мысль за всё моё время пребывания здесь! Конечно, спасительница из меня никудышная, но, быть может, я могу оказать хоть какое-то влияние на ситуацию!
- Я не фанат, но, насколько мне известно, он последний раз только с Сандрой Буллок светился, - Мэттью пожал плечами и настороженно посмотрел на меня: - а это имеет прямое отношение к тому, зачем он нужен тебе?
Я сразу же судорожно начала вспоминать те грустные факты из биографии Киану Ривза, которые как-то раз прочитала в интернете. Там точно было упомянуто имя его погибшей девушки и год её смерти. Кажется, это было связано с выходом второй или третьей части «Матрицы»… А в каком году вышли эти фильмы? Они же были позже «Адвоката Дьявола», да?
- Мэттью, а последнее время выходил фильм под названием «Матрица»?
- Не помню такого, - Мэттью задумался, а после добавил: - по крайней мере, ничего похожего не прогремело за последние месяцы.
Пазл начал медленно, но уверенно собираться в единую картину. Она была не менее безумной, но хотя бы имела под собой логическое обоснование и целую кучу совпадений. С этим можно и связать то, что попала я сюда в тот момент, когда говорила о своём желании помочь и изменить ситуацию. Но почему меня тогда закинуло так далеко назад? Почему не дали шанс спасти ту девушку, выпавшую из окна? Неужели Киану Ривз мог быть счастлив только с той, кто должна была родить ему ребёнка?
Если моя теория верна, то становится ещё страшнее. Если предположить, что «Матрица» вышла в самом начале двадцать первого века, то где-то через год девушка Киану Ривза уже погибла, а до этого умер и его ребёнок. Сейчас на дворе 1997 год, а значит, времени у меня осталось совсем мало. А я даже не знаю, где мне искать Киану Ривза! Что уж говорить о его будущей возлюбленной! Просто так прийти домой к знаменитости я не смогу – меня сразу же задержит его охрана или же полиция, а в кафе он не приходит. Что же делать?
- Твоё лицо сейчас выглядит так жутко и печально, что мне как-то не по себе, - я подняла взгляд на Мэттью: - насколько я слышал, Киану Ривз из тех, кто предпочитает даже со своими миллионами вести образ жизни обычного человека. Если один раз он сюда пришёл, то есть шанс, что придёт снова. Боюсь, что просто так выследить его не получится. И, да, звучит безумно, но, кажется, ты знаешь, о чём говоришь.
В том-то и дело, что ничего я не знаю. Я даже не могу вспомнить имя девушки, которая мне нужна. Но, ставлю свой неработающий телефон, что она неоднократно упоминалась в той статье. Имя вертится на языке, да и, кажется, оно не было редким или сложным. Фамилию я, конечно, не вспомню, но хотя бы имя. Тогда у меня будет хотя бы одна зацепка, или же её подобие.
Я закрыла глаза и напрягла свой мозг так сильно, как не напрягала никогда прежде. Я пыталась в деталях вспомнить ту статью, её заголовок, то, как она выглядела и где я её нашла. Кажется, я листала ленту в ВКонтакте, читала рецепты, новости из мира музыки и случайно наткнулась на грустный пост про нелёгкую судьбу Киану Ривза, который был приурочен к его дню рождения. Число я не помню, но ярко вижу в голове смайлики-тортики, которые были уже в заголовке. Кажется, история про его несчастную любовь была самой первой в статье и самой длинной. Неоднократно там упоминалось имя младенца, сестра Киану и его девушка. Имя… Там же была буква «Д»… Точно! «Д»!
- Мэттью, скажите мне самые популярные имена на букву «Д». Пожалуйста.
Мэттью недоверчиво посмотрел на меня, а после кивнул и задумался на мгновение. Он уже собирался говорить, когда прямо за моей дверью раздался недовольный и громкий крик Джейн:
- Босс, зис бич Дженнифер вонтс э бук оф комплэйнтс! Ай донт вонт ту ду энифинг фо хё!
В голове словно что-то болезненно стрельнуло прямо в висок. «Дженнифер» впилось в голову, словно надоедливое насекомое в летнюю пору. Перед глазами ясно, чёрным по белому, предстала та самая статья, фотография темноволосой девушки в чёрной кофте на фоне машины. Кажется, фотография была сделана на любительскую камеру, а в самом низу было подписано – «Дженнифер».
- Дженнифер! – сначала громко начала я, а после, смутившись, уже тише закончила: - в ней всё дело.
- Дженнифер? Их по всей Америке миллион спокойно наберётся, - заметил Мэттью: - популярное нынче имя.
- Но мне нужна Дженнифер, которая будет девушкой Киану Ривза, - тихо пробормотала я, устремив взгляд в сторону маленького окошка. И как я найду её? Даже примерно не представляю. Если бы это была какая-нибудь знаменитость, то, как мне кажется, Мэттью узнал её хотя бы по имени. Но, видимо, она была популярна только благодаря отношениям с Киану Ривзом. Мои поиски закончились, не успев начаться.
- Вера, - дверь в комнату резко и с грохотом распахнулась, а на пороге показалась разъярённая, раскрасневшаяся и растрёпанная Джейн, смотрящая на меня взглядом самой настоящей серийной убийцы: - ай нид ту гоу на час. Я не хочу, конечно, ставить себя вместо себя, но выбора нет. Поработай за меня.
Мне кажется, что в этот момент по моей спине стройными струйками побежал самый холодной в этом мире пот. Я даже дар речи потеряла на пару долгих секунд. Джейн продолжала прожигать меня взглядом, что-то говорить, а я просто не могла расслышать и как-то отреагировать. Заменить её?.. Это… Это, значит, стать официанткой? Официанткой? Я?! Да с моей неуклюжестью категорически нельзя даже пустой поднос в руки брать!
- А…
- Встала и пошла.
- Хорошо.
Я поднялась с кровати и бросила взгляд на Мэттью. Тот сочувствующе кивнул мне и тихо сказал:
- Я почитаю недавние газеты. Может, там упоминалась девушка по имени «Дженнифер», которая как-то связана с Ривзом.
Я кивнула и тепло улыбнулась. Думаю, всей моей жизни не хватит, чтобы отплатить Мэттью за его доброту. Он уже столько сделал для меня, а я даже не ценю бесплатные уроки английского и не могу отплатить добросовестной и честной учёбой. Будет очень неловко исчезнуть однажды с таким багажом долгов за спиной. Я сгорю со стыда даже в России, зная, что в 2019 году вряд ли встречу Мэттью. А если и встречу – вряд ли он будет меня помнить.
Миновав Джейн, я вышла в зал и сразу же подошла к стойке, испуганным взглядом уставившись на поднос, на котором уже стояли два пустых и грязных стакана. Благо хотя бы сегодня я не в рабочей одежде. Хотя, наверное, роба уборщицы выглядит куда престижнее рубашки и футболки, которые мне велики, смешанных с моей юбкой и ботинками, повидавшими слишком много за свою короткую жизнь. Ещё и волосы поправить забыла. Ох… Радует хотя бы, что уже темно и мы скоро закрываемся. Значит, наплыв посетителей будет ещё меньше, чем днём. А днём народа и так почти не было.
Джейн дала мне несколько указаний, а после, накинув на себя кожаную куртку, убежала прочь из забегаловки, направляясь в неведомую мне сторону неведомо зачем. Первые минут двадцать я чувствовала себя рыбой, выброшенной на сушу. Ходила по залу медленно, носила чуть ли не одно блюдо за раз, а напитки вообще предпочитала в собственных руках приносить. Если бы я поставила их на поднос, то они бы рухнули. Я уверена в этом так, как ещё ни в чём прежде не была уверена. Мне повезло, что посетителей было немного, и все они мне улыбались, смиренно ждали и не ругались. Видимо, в столь поздний час из дома выходят либо влюблённые, либо одинокие любители бургеров Майка. Невольно я бросала взгляд в сторону того самого места, где сидел Киану Ривз. Оно пустовало, да и рядом с этим столиком никого не было. Что-то внутри меня болезненно сжималось, когда я ловила себя не мысли, что никогда больше не увижу этого мужчину, что я упустила свой шанс поговорить с ним. Это осознание становилось горькой пилюлей, которой волей-неволей приходилось давиться изо дня в день. Я сама не понимала, почему мне так грустно, но просто не могла сама справиться с тоской.
Через час Джейн не вернулась, а забегаловка уже скоро должна была закрыться. Людей в зале почти не осталось, за исключением пары человек, размеренно пьющих свои напитки и закусывающих их то тортом, то бургером. Я стояла за стойкой и раскладывала деньги в кассе, рассматривала раскиданные бумажки и стикеры с различными надписями. Парочку из них я даже примерно поняла, чему была несказанно рада. Видимо, Джейн любит оставлять себе напоминания, да и карандаши не прочь погрызть. Глядя на неё и не скажешь, что эта девушка может быть несобранной или же до такой степени нервной. Если честно, мне бы хотелось подружиться с ней, но я понимаю, что это просто невозможно. Даже мой шанс встретить Киану Ривза на улице куда выше, чем заслужить расположение Джейн.
В зале заиграла уже знакомая мне Crying In The Rain, а за окном, весьма символично, пошёл дождь. Редкие люди, бродившие по улицам, тут же открыли зонты или же побежали под ближайший козырёк, силясь укрыться от мощных порывов ветра и стремглав падающих на землю каплей. Моросящий дождик быстро перерос в самый настоящий ливень, а небо разорвалось на части яркой молнией и громким громовым раскатом. Сейчас я была даже рада, что не должна идти домой и покидать стены уже привычного мне заведения. Правда, меня пугало долгое отсутствие Джейн. Надеюсь, что она успела спрятаться от дождя, потому что зонтик, насколько я видела, она не взяла с собой.
Вздохнув, я опустила взгляд и уже хотела попробовать навести порядок за стойкой, когда услышала, что открылась дверь, а музыку на мгновение перебил громкий ливень. Я подняла взгляд, натянула на лицо улыбку и уже хотела взять поднос с меню и отправиться к столику, когда замерла на месте, увидев, кто именно заглянул на огонёк.
Тряхнув головой, скинув с кожаной куртки капли воды и сняв перчатки без пальцев, к тому самому столику направился высокий и темноволосый мужчина. Сердце пропустило удар, когда в голове, словно огонёк, загорелась одна лишь мысль – это Он.
(любые нарушения в плане биографии и хронологии событий - это не моё досадное упущение, а сюжет, да В будущем я исправлю какие-то мелочи, но они незначительны и практически незаметны. Что поделать? Задумала игру со временем - надо следовать правилам)
Вставить имя
ПС Ответ: 11 - 13
LottyLit
Дата: 4 ноябрь 2019, 21:00 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
Ноги подкосились, а дыхание стало прерывистым, слишком ненастоящим, словно я испускала свои последние неровные вздохи. Я боялась думать, что сюда пришёл именно Киану Ривз, но, в ту же секунду, я свято верила в то, что это именно он. Я слабо представляла, что заговорю с ним и сразу же вытащу всю правду, но его появление здесь могло значить лишь одно – эта забегаловка, возможно, не стала случайным пунктом раздачи бургеров. Быть может, Киану Ривз заходит сюда периодически, когда есть время. Ох… Ну же, надо собраться.
- Ксюша, помоги мне, - шепнула я и неуверенным шагом, прижимая поднос с меню к груди, направилась прямо к тому самому столику. С каждым шагом сердце билось всё быстрее и быстрее, а дышать становилось сложнее. Словно воздух вмиг нагрелся, стал слишком вязким и терпким. Если бы я могла рухнуть прямо тут – я бы сделала это без раздумий.
Повернувшись к окну, подперев голову рукой, сидел Он. Да, именно Он. Я сразу узнала эту широкую ладонь, ботинки, в которых, кажется, Он и пришёл сюда в прошлый раз. А ещё я уловила резкий, очень мужской и грубый аромат. Кажется, это была смесь дождя, одеколона и бензина. Сначала захотелось сморщиться и зажать нос, но уже в следующую секунду запах стал по-своему приятным, своеобразным и неповторимым.
Мой голос уже заведомо дрожал, когда я остановилась и открыла рот в надежде дать меню и пожелать приятного вечера. Пальцы с такой силой сжимали поднос, что косточки заболели, а подушечки неприятно начало жечь. Ну же, надо сказать хоть слово. И ни в коем случае нельзя забывать английский. Только не сейчас. Может, я не пойму половину, но хотя бы постараюсь общий смысл уловить.
- Hello, - почти шёпотом произнесла я, но мой голос заглушила и музыка, и пробивающийся сквозь чуть приоткрытую форточку шум дождя: - Hello! – я испугалась собственного голоса, но оно того стоило. Киану Ривз повернул голову в мою сторону, внимательно смотря прямо в глаза, пока я силилась вспомнить, что нужно говорить дальше: - а… Here is your Menu. Have a nice evening!
Мой английский звучал так плохо, что мне захотелось сквозь землю провалиться. И, чтобы не делать этого прямо рядом с Киану Ривзом, я развернулась и уже собралась идти прочь отсюда, когда услышала его тихий, слегка хриплый голос:
- How’s your leg?
Именно сейчас в моей голове всплыли все слова, которые я слышала от Мэттью. Словно самый настоящий учебник английского языка я прокручивала заданный мне вопрос вновь и вновь, пока окончательно не перевела его, покраснев теперь уже до самых кончиков пальцев на ногах. Он меня помнит… Помнит! Боже мой, помнит… Я сейчас упаду. Дышать тяжело. Слишком тяжело. Надо… Надо как-то отреагировать.
Я медленно, пошатываясь, развернулась и посмотрела на Киану Ривза. Сейчас я заметила, что на его лице уже прилично отросла щетина, а волосы небрежно убраны назад, насквозь промокшие. Взгляд, как и в прошлый раз, выражал лишь страшную усталость и какую-то непроходимую грусть. Такое чувство, что он уже потерял и ребёнка, и Дженнифер. Но… Нет. Что-то внутри подсказывает мне, что они ещё даже не знакомы. Может, это простое наваждение, а, может, сама судьба шлёт подсказки.
- А… Fine. Наверное… - я посмотрела на свою ногу. Если честно, я совсем забыла о ней после того случая. Может, она и болела, но я уже этого не помню. А сейчас спокойно стою в своих ботинках на маленьком каблуке. Но, признаться честно, сейчас мне почему-то захотелось, чтобы лодыжка разболелась: - yes. Fine.
- It’s cool. Ту би онест, I was ashamed that I didn’t бринг ю хоум уэт дэй, - Киану Ривз грустно улыбнулся и добавил: - Sorry.
Так, он извинился. Но за что именно?! Я толком не поняла, что он до этого сказал! Кажется, что-то про стыд и про то, что он что-то не сделал. Хоум… Знакомое слово! Это же означает «дом», верно? Значит, что-то он не сделал с домом и теперь ему стыдно. Но зачем он извиняется передо мной? Или же…
Я едва не упала, когда поняла, что, скорее всего, он извинился за то, что тогда не подвёз меня домой. Щёки загорелись так сильно, что мне захотелось приложить к ним не лёд, а целую морозилку. Бог ты мой… Ну кто же такие вещи девушкам говорит, мистер Ривз?! Вы заставляете меня, и без того неловкую и стеснительную девушку, краснеть ещё пуще прежнего. И что Вам ответить?! А, нужно сказать, что у меня плохо дела с английским обстоят!
- Everything is okay, - я совсем неловко и глупо улыбнулась, а после продолжила, кое-как вспоминая слова: - I am sorry, but my English is very bad. I am from Russia and… - я замолчала и закусила губу. Что ещё сказать?! И как правильно это сказать?! - … and a few weeks ago I didn’t know English at all. Вот, - уже по-русски закончила я, виновато и стыдливо потупив взгляд в пол. И как я вообще планирую говорить с ним о Дженнифер?
- From Russia? – я сразу же кивнула: - я знаю a few words из русского.
Я удивлённо посмотрела на Киану Ривза. Ничего себе! Несмотря на жуткий акцент, я поняла хоть что-то из того, что он сказал! Русский! Русский язык из уст того, кто мне так нужен! Нет, это точно не простое совпадение! Бог ты мой… Так, надо успокоиться. Я, прежде всего, работаю сейчас официанткой. И, скорее всего, меня ждут оставшиеся посетители кафе. Надо… Надо взять себя в руки. Вдох, выдох. Вдох, выдох… Раз такое дело, то мне нужно будет с помощью Мэттью составить и выучить те вопросы, которые я должна задать Киану Ривзу. И почему я до сих пор не сделала это? Перестраховка всегда не помешает!
- А… Sorry, but посетители is waiting for… - я повернула голову назад и поняла, что в зале остался лишь один мужчина, заснувший прямо за столиком. Ой… - me…
- It seems like no one лефт here, - я лишь кивнула и вновь стыдливо посмотрела на Киану Ривза, сжимая в руках этот несчастный поднос. Кажется, я его уже никогда из рук не выпущу. Пальцы впились в поверхность до жуткой боли: - please, sit here, - мужчина кивнул на стул напротив себя: - let just look at the рэйн, - видя удивление и шок на моём лице, Киану Ривз улыбнулся, тихо засмеялся, встал и подошёл ко мне, вцепившись в поднос: - let it go. Just sit down and have a рест.
Пальцы резко ослабли, и поднос едва не упал прямо на пол. Киану Ривз подхватил его и поставил на стол. Только сейчас я поняла, что всё-таки не отдала ему меню. Глупая… Я совсем ничего не понимаю. Но сердце сейчас вырвется из груди. И как же жарко! Впервые за всё это время мне жарко. Обычно я мёрзну, а тут… Киану Ривз, что же Вы такое делаете?
Слегка надавив на мои плечи, Киану Ривз усадил меня на стул, а сам сел на своё место, устремив свой взгляд в окно. Я совершенно не понимала, как нужно вести себя в подобной ситуации. Просто вжалась в несчастный стул и старалась равномерно дышать. Если сейчас я впаду в ту истерику, которая зародилась внутри, то просто сойду с ума. Дыши, просто дыши. Или делай вид, что дышишь. В конце концов, если в «Сумерках» вампир смог изображать человеческое дыхание, то и мне подобный трюк под силу.
Я невольно бросила взгляд в сторону Киану Ривза и вдруг поняла, что, в самом деле, сижу напротив него, мы делим один стол.  Я рядом с всемирно известным актёром. Я. Не какая-то именитая личность, а простая уборщица, записавшаяся на один вечер в официантки. Чувствую себя, как Меркурий, который невольно приблизился ещё сильнее к медленно уничтожающему его Солнцу. И, вроде как, эта звезда прекрасна, она привлекает своим сиянием, но в любой момент может просто взорваться и превратить всё в пыль. Не думаю, что Киану Ривз взорвётся, но ослепить он меня уже успел. Никогда не отличалась хорошим зрением, а сейчас оно начало меня очень сильно подводить. Я пытаюсь сфокусироваться хоть на чём-то, но тщетно. Всё плывёт, приобретает нечёткие контуры и двоится. Знаю, что должна отвести голову в сторону и не пялиться прямо на мужчину, сидящего напротив, но просто не могу. Словно вместо костей у меня давно застывший бетон.
За окном ярко сверкнула молния, а после прогремел гром. Причём рёв его был таким громким, что я невольно покрылась мурашками и вжалась в спинку стула, сглотнув образовавшийся в горле ком. Мой невольный «собеседник» напротив сидел тише воды, ниже травы, даже мускул на его лице не дрогнул. Удивительно, как столько спокойствия и хладнокровия может уживаться в ещё молодом парне. Какая у нас с ним сейчас разница в возрасте? Мне кажется, что всё такая же, как и в 2019 году. Боже… Если подумать, то ещё совсем недавно я видела этого человека, намного старше причём, по телевизору, а теперь… Теперь сижу с ним за одним столом. Ксюша бы в жизни не поверила. Интересно, как бы она себя вела в такой ситуации? Уже, небось, завела бы какой-нибудь разговор и заставила Киану Ривза смеяться после первого же предложения. А что могу предложить я? Ничего. Разве что молча сидеть в уголке не в силах повернуть голову к окну.
Я и сама не поняла, что Киану Ривз повернул голову в мою сторону и с интересом уставился на меня, подпирая щёку рукой. Он смотрел, пристально смотрел, а я хлопала глазами, осознавая происходящее. Только потом до меня дошло, что следует прекратить так открыто рассматривать чужого человека, но просто не могла с места сдвинуться, потому что боялась, что просто упаду со стула. Стыдно… Как же мне стыдно! Ну и как я расспрошу его о какой-то там Дженнифер?! Такой, как я, вообще говорить ничего нельзя!
- It’s анкамфортбл to look out the виндоу, right? – я даже понять ничего не успела, когда Киану Ривз резко встал со своего места и подошёл ко мне. Хочет прогнать, да? Ну кто бы сомневался… - stand up. I’ll риэрэндж your chair?
Ну, вот и всё. Кажется, он хочет, чтобы я ушла куда подальше. Хотя чему я удивляюсь? Кому будет приятно сидеть в компании девушки, которая то и дело смотрит прямо на тебя и не отводит взгляд даже в момент, когда ты поймал её на горячем. Киану Ривз был достаточно добр ко мне, предложил составить ему компанию, посмотреть в окно, а я вот так вот отплатила ему за подобный жест. Правильно мама говорила, что у меня никогда не будет парня. Если я веду себя так неловко с чужими людьми, то что уж о близких говорить? Судьба дала мне второй шанс, а я его так глупо упустила… И, боюсь, третьей попытки мне уже просто не дадут. Теперь вся надежда только на детективные способности Мэттью. Когда я перестану так сильно полагаться на него?
Я уже потянулась к подносу, собиралась взять его, когда почти рядом с собой услышала знакомый хриплый и тихий голос:
- It’s much бетер now. Please, sit down.
Присядь? Sit down – это же приглашение сесть, верно? Но почему? Разве меня не изгнали с этого уютного уголка? Да и зачем было просить меня подняться? Боже, нужно срочно всерьёз заняться английским языком. Я ведь не поняла половину из того, что в тот момент сказал Киану Ривз. И как сейчас себя вести? Может, и правда просто сбежать?
Я повернула голову и сразу же встретилась с грудью Киану Ривза, рефлекторно сделав шаг назад. Всё время забываю, что мои полтора метра роста не идут ни в какое сравнение с высоченным мужчиной напротив. Но почему он так близко?! Что мне делать?! Куда сесть?! Стул пропал с того места, где был до этого! Я вообще уже подумала, что он ждёт кого-то и просто скрасил время, пока нужный человек не подошёл. И, если честно, такой вариант мне по душе куда больше складывающейся ситуации. Я не ожидала, что Киану Ривз придёт сегодня, не ожидала, что он помнит меня, не ожидала, что предложит посидеть с ним и посмотреть на ливень за окном. Мне казалось, что после перемещения во времени меня невозможно будет чем-то шокировать, или даже удивить. Но, как показывает жизнь, у неё ещё куча козырей в кармане. А у меня нервной системы не хватит на все.
Киану Ривз выжидающе смотрел на меня, а я принялась судорожно оглядываться по сторонам в поисках стула. Взгляд почти сразу зацепился за этот несчастный объект интерьера, приставленный чересчур близко к стулу моего невольного знакомого. Я не знаю, переживу ли этот вечер и эту ночь, но щёки мои в любой момент готовы взорваться. Не припомню, чтобы они хоть раз так горели за все мои двадцать два года. А я точно имею право сесть так близко к всемирно известному актёру? Мой образ совершенно не сопоставим с кем-то настолько великим. Хотя, если быть честной, Киану Ривз выглядел в повседневной жизни так обыденно и «по-человечески», что, встреть я его на улице, никогда бы не подумала, что пересеклась со знаменитостью. Знал бы Киану Ривз, что уже через пятнадцать лет в интернете все будут считать его самым добрым и искренним человеком в Голливуде…
Как-то совсем скомкано и глупо закивав головой, я плюхнулась на стул и сразу же вжалась в него, устремив взгляд прямиком на небо. Ни в коем случае нельзя коситься в сторону человека, сидящего по правую руку от меня. Надо представить, что я играю в какую-то глупую игру, в которой получу приз, если не нарушу главное правило – «Не смотри на Киану Ривза».
Всё небо заполнили и заволокли тёмные, грузные тучи. Через мелкие щели слегка проглядывалась яркая, привычно бледная и белая, Луна. Её свет сливался с редкими, но впечатляющими, ударами молнии. Если честно, то подобная погода нагоняет жути, если ты находишься в этот момент на улице. Наблюдать за громом и грозой хорошо отсюда, удобно расположившись в тепле на мягком стуле. Конечно, спать на раскладушке далеко не самая удобная вещь, которую я делала, но сейчас я безмерно рада, что не должна покидать «Бургеры Майка». Интересно, а на сколько тут решил задержаться Киану Ривз? Я слышала, что он ярый фанат мотоциклов. Наверное, решил зайти переждать ливень, чтобы не попасть в аварию. По скользким дорогам явно не нужно гонять на адской колеснице, запряжённой чудовищной скоростью и парой колёс. Никогда бы в жизни не села на мотоцикл.
Уши невольно уловили знакомую мелодию, которую я слышала, ещё рассматривая стикеры за стойкой. Неужели радио зависло? Или же с колонками что-то произошло? Мне, конечно, нравится творчество группы «a-ha», но сейчас эта песня звучит слишком мелодично и несуразно на фоне разворачивающегося за окном безумия.
Я закусила губу и отвела взгляд от окна. Как бы я не пыталась сфокусироваться на пейзаже – тщетно. Все мысли крутятся только вокруг Киану Ривза. Я понимаю, что должна поговорить с ним, должна как-то выяснить информацию про Дженнифер, но при этом ещё и нельзя показаться сумасшедшей. Но разве можно переходить на такие личные темы, если мы и не знакомы толком? Мне было бы неловко, если бы чужой человек поинтересовался тем, с кем я общаюсь и кого знаю. Что же делать?
В собственной игре я с треском проиграла. Взгляд как-то интуитивно переместился на Киану Ривза. Он продолжал преспокойной смотреть в окно, подпирая подбородок рукой. Мне кажется, что он так и всю ночь при желании просидеть может. Ох, ещё напугаю не дай Бог… Какая же я неловкая и нелепая.
Резко раздался слишком громкий громовой раскат, за окном ярко сверкнула молния, а в следующую секунду с громким треском пропал свет во всём зале. Приевшаяся мелодия, наконец, замолчала, но вместе с ней я лишилась единственного луча надежды и спокойствия – света. И, судя по тому, что я не слышу недовольного бурчания Ма, он либо уже ушёл, либо заснул. А это значит, что включить рубильник в щитке, находящемся почти на улице, некому. Кроме меня.
- It seems like the light has hit the руф, - едва слышно произнёс Киану Ривз, а я, толком ничего не поняв, просто кивнула: - where is your электрик шилд?
Знать бы ещё, о расположении чего именно Вы спросили… Но, если логика у меня хоть немного есть, то, скорее всего, речь идёт об электрическом щитке. Правда, легче от этого не стало. Последнее, что я хочу сейчас делать – это фактически выходить на улицу и ковыряться там в проводах. А, учитывая мои способности в электрике, током ударит сильно и, возможно, насмерть.
- If you… - я замолчала. Как там правильно сказать? А, точно! – If you asking me about the light – it’s over there, - я указала рукой в сторону двери за барной стойкой: - and, I think. I should go.
Я сглотнула ком в горле и резко встала, сразу же замерев на месте. Можно было бы дождаться утра, но ведь без электричества не работают холодильники. За ночь все продукты просто протухнут. И ведь я даже мастера вызвать не могу! Мало того, что номера не знаю, так ещё и сказать адрес не смогу. Когда только Ма с Джонни успели уйти? Майк точно покинул заведение уже часа два назад, почти сразу после Мэттью и Джейн.
Ладно. Вдох, выдох. В конце концов, всякие ситуации в жизни случаются. Как же сейчас не хватает Ильи. Он всегда в физике был хорош, и решал лабораторные без списывания. Даже Ксюшу научил розетки вкручивать и лампочки менять. Нужно было брать у него уроки. Боже, если я вернусь обратно в свой 2019, то сразу же побегу на различные курсы по экстремальному выживанию. Ну и, конечно, начну подтягивать английский язык.
- I’m going with you, - Киану Ривз оказался рядом со мной и, спрятав руки в карманах джинс, едва заметно улыбнулся: - I want to say something else, but don’t think you’ll understand. Sorry.
Да, Вы правы, не пойму и словечка. Я едва успеваю слушать и осознавать, что Вы сейчас произносите. До чего же у американцев быстрая речь! Или у всех коренных жителей различных стран она такая? Скорее всего, для иностранцев русские звучат примерно также. Если бы не Мэттью, то вообще не знаю, что бы я делала сейчас. Будто бы я встретила Руслана, только лет на тридцать постарше, чем в 2019 году. Что в России он старался всячески мне помогать, что сейчас в Америке.
Отговаривать Киану Ривза было бы бесполезно, да и не думаю, что смогла бы нормально выразить свои мысли, так что оставалось лишь кивнуть и направиться прямиком в сторону своей любимой подсобки. Именно там хранился фонарик и инструменты, которые все были в пыли до того момента, пока я их не протёрла. Не думаю, что кто-то ими часто пользовался.
Оставшийся в зале гость продолжал спать и громко храпеть. Даже сквозь дождь я слышала этот жуткий рёв, эхом распространяющийся по залу. Не думаю, что есть смысл его будить. Пусть спит до того момента, пока хотя бы ливень не утихнет. Джейн, конечно, уже давно выгнала бы всех засидевшихся, но я не такой волевой и дерзкий человек, так что просто промолчу и пройду мимо.
До меня слишком поздно дошло, что показывать Киану Ривзу сбитую кровать в подсобном помещении – далеко не самая лучшая идея. Я даже не додумалась попросить его постоять снаружи и подождать меня, пока я беру необходимые для починки света вещи. Так что совсем неудивительно, что Киану Ривз с таким удивлением и интересом осматривал мою импровизированную комнату. А в том, что тут живу я, думаю, он догадался сразу. Такой маленький размер тапочек далеко не у каждого можно встретить. Может, Киану Ривз и сказал бы мне что-нибудь, но, думаю, прекрасно понимал, что я просто не пойму. А если и пойму, то сделаю вид, что не в курсе.
Прижимая к груди фонарик и лоток с инструментами, я неуверенной походкой шагала в сторону запасного выхода, шумно выдыхая и вдыхая тяжёлый воздух. Очень непривычно ступать по одной земле, когда за твоей спиной такой человек вышагивает. Чувствую себя главной героиней какого-нибудь сериала. Вот только кто решит смотреть сериал с таким персонажем, как я?
Замерев прямо около массивной, железной двери, я поставила на табуретку лоток, а сама вцепилась мёртвой хваткой в фонарик, включив его. Да будет свет, сказал монтёр… Осталось только набраться смелости и выйти на улицу. Надеюсь, что в меня не попадёт первая же молния.
- Can I help? – я даже ответить ничего не успела, когда Киану Ривз взял лоток и направил фонарик в свою сторону, рассматривая инструменты: - I think we’ll fix the problem вифаут any траблс.
И вновь кивок. Мне было так стыдно, что я не могла ответить ничем другим. Просто глупым кивком. Мне остаётся лишь слепо следовать за Киану Ривзом и не мешаться ему. Никогда бы не подумала, что он разбирается в электрике. Сколько сюрпризов открывает личное знакомство с человеком! Стоит только узнать его поближе хотя бы на один процент, и сразу всё начинает играть другими красками. Люди – удивительные существа.
На улице в лицо мне сразу же ударил сильный ветер и ледяные капли дождя. Учитывая то, как редко я выхожу на улицу, замёрзла я сразу же. Да и промокла практически до нитки за какие-то жалкие секунды. И только щиток, спрятанный под пожарной лестницей и подобием крыши оставался сухим. Жаль, что под этой фанерой не было место ещё и для меня. А бедный Киану Ривз и вовсе согнулся в три погибели, чтобы добраться до цели. Инструменты он поставил на землю и, вытащив из лотка что-то, открыл щиток, рассматривая его содержимое. Я, как бравый оруженосец, смиренно и тихо стояла рядом, подсвечивая фонариком всё, что только могла. Для полноты момента не хватало ещё упасть, споткнувшись о собственную ногу. Но я пока держалась. Просто замерла на месте, вмёрзла в асфальт. Лучше промокну до нитки, нежели чем попаду в ещё одну глупую ситуацию.
- Hm, - наконец, выдавил из себя Киану Ривз: - we seem to be in serious траблс. The фьюз has блаун.
Я ничего не поняла, поэтому прищурилась и попыталась хоть что-нибудь разглядеть среди многочисленных разноцветных проводов. Какой-то рубильник, кнопочки, полукруг с цифрами и… И чудовищный запах чего-то сгоревшего. Боже, только не говорите, что…
- Сгорел, - просипела я, сглотнув. Это конец. Если у нас и есть какие-то детали для щитка, то я точно не знаю, где они. Не помню, чтобы хоть раз видела их, когда убиралась в служебном и подсобном помещениях. Что делать?!
В следующую секунду рядом со мной ударила молния и прогремел гром. Я едва сдержала короткий вскрик, лишь вздрогнула и отпрыгнула куда-то в сторону, прижимая к себе несчастный фонарик. Всё! Я согласна на темноту! Лучше получить выговор и урезанную зарплату, но зато остаться в живых. Да и ливень какой! Не хватало ещё простудить Киану Ривза. Тогда одним выговором и урезанной зарплатой ничего не ограничиться. Ещё я сама себя буду винить в том, что заставила чужого человека, тем более такого известного, чихать и кашлять. Надо быстрее идти обратно внутрь. Попытка починить свет обернулась крахом и, если пахнет горелым, значит, мы точно бессильны.
- Let’s go back, - тихо сказала я: - we can’t do anything.
Киану Ривз сначала молчал, продолжая рассматривать содержимое щитка, а после кивнул и выпрямился, выходя из-под подобия крыши. Он открыл передо мной дверь, терпеливо ждал, пока я зайду внутрь, а после вбежал сам, подхватив лоток с инструментами. Ну вот мы и стоим на пороге. Оба промокшие и не спасшие продукты от болезненной смерти. А, точнее, не спасла их именно я.
- Oh, you’re all вэт, - хриплым голосом произнёс Киану Ривз, когда я случайно навела фонарик на себя в попытках его выключить: - take it, - в следующее мгновение на моих плечах оказалось что-то тяжёлое и, кажется, кожаное. Я замерла на месте и почувствовала, как ноги предательски подкосились: - let’s go back in a хол.
Не дав и секунды на ответ, Киану Ривз забрал фонарик из моих рук, включил его и направился в сторону зала, периодически оглядываясь назад. Я чувствовала, как предательски сильно горят щёки и трясутся руки. Поверить не могу… На моих плечах куртка известного актёра. Я беру назад свои слова про реальность происходящего. Такого не могло произойти со мной на самом деле. Конечно, о доброте Киану Ривза ходят легенды, но я не думала, что всё до такой степени серьёзно и правдиво. А самое смешное, что мы даже не представились друг другу. Хотя, конечно, зачем ему знать моё имя? Я лишь скромная уборщица из обычной закусочной, тем более я даже не принадлежу этому миру. Наверное, я должна быть уже счастлива, что Киану Ривз уделил мне столько внимания, провёл со мной время и даже попытался помочь починить электричество. Всё так ирреально…
Когда мы вышли в зал, то Киану Ривз сразу же зашагал в направлении столика, за которым сидел. Тот мужчина продолжал храпеть, и, признаться честно, теперь этот звук стал мне даже приятен. Создавалось ощущение, что мы не одни в этой темноте посреди самой настоящей бури. Двое в лодке, не считая рыжей уборщицы.
- A, - неуверенно начала я: - do you want something to drink?
Вы тоже мокрый и, наверняка, замёрзли. Жаль только сказать это на английском языке я не могу. Лишь выдавливаю из себя сухие и дежурные фразы с самыми простыми и распространёнными словами. Да ещё и Вас заставляю выражаться простым языком, который всё равно не до конца понимаю. Неужели больше и правда некого было позвать работать официанткой на вечер, кроме меня? Я самая худшая из всех возможных кандидатур.
- If I drink something hot – I want to слип, - с лёгкой улыбкой сказал Киану Ривз, отодвигая стул, на котором я сидела: - sit down, please.
Сколько раз за вечер он уже предложил мне присесть? Мне кажется, что это уже десятый. А я всё также хочу провалиться сквозь землю. Не могу поверить в реальность всего происходящего. Хоть мы и не делаем чего-то невероятного или же безрассудного, но при этом мне кажется, что я попала в среду одновременно невероятно чужую, но при этом кажущуюся очень близкой и знакомой.
Я присела и инстинктивно стиснула куртку в руках, силясь закутаться в неё. Мокрая одежда неприятно липла к телу, а ноги замёрзли в моих потрёпанных ботинках. Кажется, что  это мой первый день в Америке, будто я только что попала сюда из своего 2019 года. Меня трясёт, мёрзнут ноги и руки, а по телу бегут неспешным табуном мурашки. Вот только сейчас я не одна. Совсем не одна. И на горизонте не видно дамы в белом пальто, на которую я пролью кофе. Какое странное чувство дежавю.
- What is your name? – внезапно спросил Киану Ривз, а я смутилась. Эту фразу я знала, даже знала, как ответить на неё, но… Но… Бог ты мой, я совсем ничего не понимаю, словно всё происходит в каком-то сне, анабиозе: - I should asked you earlier, but самхау it didn’t work out.
- Вера, - тихо ответила я и неуверенно подняла взгляд на Киану Ривза, повторив: - my name is Вера.
- Вера, - с жутким акцентом, коверкая букву «р» повторил Киану Ривз и невольно вызвал у меня улыбку. Его лицо выглядело таким заинтересованным, когда он снова произнёс моё имя, словно пробуя его на вкус и силясь понять, как в России вообще придумывают такие прозвища несчастным детям: - Вера, right? – я кивнула: - nice to meet you, Вера. My name is Keanu.
Я шире улыбнулась и опять кивнула. Последнее предложение долетало до меня какими-то кусками. Конечно, я уже поняла, что передо мной сидит Киану Ривз, но что-то внутри шептало мне, что я просто встретила его двойника. А теперь, когда он представился, сердце замерло на мгновение. И правда Киану Ривз… Самый настоящий. Я точно сплю. Если всё это и правда происки судьбы, то она явно решила поиграть не с той девушкой. Как я могу помочь ему и Дженнифер? Что я могу сделать? Конечно, я всегда рада и готова прийти на помощь, но для начала нужно понять, на что ты способна. Мне нужно предотвратить смерть их ребёнка? Но, насколько я помню, он погиб ещё в утробе. Как я могу повлиять на это? Или же… Или же мне нужно предотвратить смерть Дженнифер? Но тогда почему я оказалась в Америке ещё даже до их встречи? Ничего не понимаю…
- I think рейн  won’t end soon, - задумчиво произнёс Киану Ривз, посмотрев в сторону окна: - we should stay here.
И вновь кивок. Наверное, я напоминаю болванчика. Только и трясу своей головой, а после глупо улыбаюсь или же жутко краснею. Я самый лучший собеседник для человека, который просто хочет выговориться и не желает слышать ничего в ответ. Не думаю, что могла бы нормально поговорить с Киану Ривзом, даже если бы он знал русский язык. Моя гипертрофированная стыдливость сейчас мешает даже дышать нормально. Но эта ночь… Я точно не забуду её. Никогда не забуду.
Вскоре Киану Ривз, положив голову на свои руки, заснул. Я не сразу поняла это. Лишь чуть погодя, заметив размеренное движение его плеч и тихое дыхание, увидела, что он спит. Неудивительно, что после такого приключения клонит в сон. Я бы и сама сейчас рада прилечь на свою раскладушку, но не думаю, что будет правильно и тактично вот так вот бросать мужчину, давшего мне свою куртку и пытавшегося помочь починить электричество. Да и не хочу я уходить. В подсобном помещении сейчас точно слишком сыро и темно. А тут я хотя бы слышу громкий храп где-то вдалеке, который сменяется то стуком капель по стеклу, то тихим дыханием Киану Ривза.
Невольно я смотрела на него, не могла отвести взгляд. Почему-то сейчас мне казалось, что всё это уже было в моей жизни. Была эта забегаловка, была такая неспокойная ночь и был Он, мужчина, удобно спавший на своих же руках. Даже резкий запах, исходящий от его куртки, казался мне знакомым. Словно всё это было и теперь просто повторяется. Даже какие-то черты лица Киану Ривза заставили меня едва заметно улыбнуться и тут же покраснеть. Странное тепло разливалось где-то внутри, а кто-то внутри шептал мне знакомые, но такие чужие слова на английском языке.
В какой-то момент я и сама уронила голову на свои руки и заснула. Но, засыпая, я уже точно знала, что должна подтянуть английский. И, возможно, во время нашей следующей встречи я уже буду более уверенно говорить с Киану Ривзом. Теперь я убедилась, что смысл моего пребывания в Америке заключён именно в этом мужчине со странным пробором на волосах и грустным взглядом. Именно ради него я здесь.
(мне очень-очень-очень и ооочень стыдно, что я пропала на целых два месяца( Первая работа - это всегда тяжело, но я не думала, что до такой степени. Когда я зашла в фан группы и почитала, что там у Киану - выпала в осадок. Оказывается, два месяца - это и правда целая вечность. Но, надеюсь, теперь я не пропаду на столь длительный срок. Очень надеюсь, что кто-то ещё читает эту странную историю и ждёт продолжения ^^)
Вставить имя
ПС Ответ: 12 - 13
LottyLit
Дата: 7 май 2020, 00:04 ЦитироватьСообщить модератору
Подающий надежды





Люблю мир во всех его красках


ж Пыльная и серая Москва
Сообщений: 13
- Так это и правда Киану Ривз? – в этот раз столь щепетильную тему решил затронуть именно Мэттью. Вплоть до этой секунды мы сидели в тишине, пока я смиренно решала тесты на правильно употребление Past Perfect Continuous: - до последнего верить не хотел, - пробурчал он, снимая очки. Потерев глаза двумя пальцами, Мэттью внимательно посмотрел на меня, а после взгляд его упал на кожаную куртку, аккуратно висевшую на найденной мной среди старой мебели, вешалке: - как у тебя получилось?

Я поджала губы. С тех пор, как Джейн нашла меня и Киану Ривза, спящими за одним столом спокойная жизнь закончилась. Даже Майк, который, как истинный бизнесмен и босс относился ко всему с большим скепсисом, теперь часто хитро поглядывал в мою сторону и не упускал возможность упомянуть мои «обширные связи». И ведь не переубедишь никого, что та ночь была простой случайностью. Но, благодаря этой случайности, у меня из зарплаты не вычли ни единого доллара. Сломанный предохранитель в щитке стал не таким знаменательным событием, как зачастивший в «Бургеры Майка» известный актёр. Вот бы моей целью было сделать это заведение популярным… Тогда бы я точно могла быть одной ногой в 2019 году.

- Это была случайная встреча, - я покачала головой, рассматривая свой кривой почерк, старательно выводящий знакомые слова на английском языке: - как и в предыдущий раз.

- Думаю, что многие девчонки отдали бы души за такие «случайные встречи», - с лёгкой усмешкой заметил Мэттью, закинув ногу на ногу: - но теперь Майк мне должен ещё больше, чем раньше. Я такой самородок к нему направил, - мужчину приблизился ко мне и внимательно посмотрел прямо в глаза: - осталось выучить английский и превратишься в «коренную американку».

Я смущённо отвела взгляд и вернулась к рассматриванию несчастного теста. Последнее задание, которое и без того вызывало затруднение, теперь показалось мне самой настоящей загадкой Сфинкса. А я ещё и самой себе пообещала, что до следующей нашей возможной встречи выучу куда больше новых слов и связок… Такими темпами не уйду дальше типичных для кафе выражений и фраз. А мне нужно учиться разговаривать по-человечески! Надо напрячь извилины в голове и думать. Упорно думать.

- Кстати, я тут кое-что нашёл о некой девушке с именем «Дженнифер», -  я в ту же секунду оторвала взгляд от листочка и уставилась на Мэттью. Так быстро?! – один мой знакомый сказал, что недавно у Дэвида Линча появилась новая ассистентка – Дженнифер Сайм, и она должна сыграть в его новом фильме «Шоссе в никуда». Выйти он должен, кажется, в ближайшую неделю. Но, самое интересное, что эта девушка не раз была замечена в компании сестры Киану Ривза, - Мэттью на секунду замолчал, но, заметив нетерпение и страшный интерес на моём лице, продолжил: - поговаривают, что они очень даже хорошие подружки. А старик Ривз до сих пор одинок.

У меня даже сердце рухнуло куда-то вниз. Всё сходится! Всё так ровно и чётко подходит друг другу! И, кажется, в моей голове всплывают моменты, о которых упомянул Мэттью. Боже… У меня появился шанс найти эту девушку! Шанс… У меня? Если меня не признают маньяком в первые несколько секунд, то операция может считаться «успешной». Но каков шанс с моей везучестью? Кровь из носу нужно как-то предотвратить трагедию в отношениях Киану Ривза и Дженнифер Сайм. Только пока в голове нет ни одной трезвой идеи. Может, судьба ведёт меня к тому, что Киану Ривз однажды придёт сюда со своей будущей девушкой? Но тогда у меня точно не будет шанса познакомиться с ней! Я только помешаю их свиданию. Да и тем более официанткой я была лишь на один вечер. Теперь я вновь стала официанткой, у которой точно нет времени на разговоры и милые улыбки.

- И что ты планируешь делать с этой информацией? – поинтересовался Мэттью, на что я лишь пожала плечами. Если бы знала – сейчас уже побежала на улицу в поисках нужного мне человека: - а зачем тебе эта Дженнифер, если  серьёзно? Неужели ты и правда хочешь подтолкнуть их к отношениям? – я отрицательно мотнула головой: - а что тогда?

- Они и без меня будут вместе. Но… - я сглотнула и неуверенно посмотрела на Мэттью. Тот лишь выдохнул и кивнул, мол, «Меня уже не удивит ничего из того, что ты скажешь»: - Дженнифер забеременеет и потом потеряет ребёнка. А после… После погибнет сама, - почти шёпотом сказала я, опустив голову и нещадно сминая карандаш в своих руках: - поэтому…

- От судьбы не уйдёшь, Вера, - серьёзным тоном сказал Мэттью, -  если она должна погибнуть, то так тому и быть. Мы можем изменить свой выбор обеда, любимого человека, но остановить смерть… Это уже не в руках простых смертных, - я почувствовала крепкую ладонь, которая легла мне на плечо, а после затаила дыхание в ожидании продолжения того, что хочет донести до меня Мэттью: - если хочешь спасти своего Киану Ривза  от боли, которую придётся испытать в дальнейшем, то просто не дай им с этой Дженнифер начать встречаться.

Слова Мэттью звучали очень трезво, по-взрослому и весьма объективно. Мне было даже нечего противопоставить. Конечно, было бы логичным заставить Киану Ривза влюбиться в другую девушку, но… Но зачем тогда отправлять меня сюда? Я слабо похожа на сваху. Повторюсь, судьба выбрала себе в помощницы далеко не самую расторопную и умную девушку. Я могу бескорыстно радоваться за кого-то, желать счастья, но вот оказывать значительное влияние на жизнь другого человека… Что бы делала Ксюша в данной ситуации? Наверное, она бы уже давно подружилась с Киану Ривзом, а затем и с Дженнифер. Её пребывание здесь ограничилось максимум неделей. А я тут уже с месяц, а не продвинулась в своём своеобразном «расследовании» ни на шаг. Разве что у меня теперь есть куртка Киану Ривза. И я очень надеюсь, что скоро он вернётся за ней.

- А если им обоим суждено быть вместе? – неуверенно и тихо спросила я, крутя в руках карандаш: - вдруг они будут ещё более несчастный друг без друга?

- Ты ещё так молода и наивна в своих рассуждениях, - с лёгкой иронией в голосе сказал Мэттью, вызвав у меня стыдливый румянец на щеках: - люди, предназначенные друг другу судьбой, это простая выдумка романистов и одиноких, несчастных женщин. Очень легко оправдать собственные недостатки тем, что ты просто не встретила человека, который дан тебе самим Богом.

- Но, раз Вы считаете смерть судьбой, то почему и любовь между двумя определёнными людьми не может быть?

- Потому что отношения – это то, что мы творим сами. А смерть, - Мэттью поднял вверх указательный палец, горько усмехнувшись: - избрана для каждого нас там. Стоит только появиться на свет, и мы уже одной ногой в могиле.

Эти слова показались настолько удручающими, вселяющими лишь безысходность, что я невольно сглотнула образовавшийся в горле горький ком и опустила голову. Какой тогда смысл вообще жить, если твоя судьба предрешена с самого начала? Зачем тогда что-то делать, выходить из комнаты, если всё сводиться к одному – неизбежной смерти в определённом возрасте. Если вставать каждое утро с такими мыслями в голове, руководствуясь такой идеологией, то можно сойти с ума.

- Это вовсе не приговор, - спокойным голосом сказал Мэттью: - ты, я, люди вокруг – все мы приходим в этот мир с определённой целью. И, пока она у нас есть, то мы будем жить. Невозможно существовать без ориентира. Вот ты, например. Ты говоришь, что пришла из другого времени и должна помочь этому твоему Ривзу. Пока ты и правда нужна для его жизни – ты будешь тут. Если честно, то чувствую себя безумцем, когда рассуждаю о перемещениях во времени.

- А если моя цель вовсе не он? – почти сразу спросила я, чувствуя, как дрожит моё тело и голос: - что, если я сама себе придумала, что помочь Киану Ривзу – это моя цель. Вдруг всё совсем не так?

- Тогда ты будешь тут вплоть до того момента, пока не поймёшь, зачем попала сюда, - Мэттью пожал плечами и забрал мой листок с заданиями: - но, если честно, я уже и сам начал верить, что ты как-то связана с жизнью этой новорождённой звезды вселенского масштаба. Главное, не совершай глупостей. Не лезь к этой Дженнифер. Если тебе и правда суждено спасти её от смерти, то судьба вас сведёт своими силами.

Мэттью достал красный карандаш и принялся рассматривать сделанный мной тест, а я безнадёжно уставилась в стену. Ну и как жить после таких «весёлых» новостей? Нет, даже не так. Как можно не впасть в депрессию, когда тебе открытым текстом сообщают, что вся жизнь – это простой сюжет книги, продуманной с самого начала. И ты даже никак толком не можешь повлиять на финал! Разве это справедливо? Бог не может быть таким жестоким. Как может лишить людей выбора тот, кто умирал, искупая грехи всего человечества? Это так глупо.

- Эй, - дверь в комнату открылась и на пороге показалась Джейн. Сложив руки на груди, она устремила взгляд в мою сторону: - за нашей принцесс приехал её принц. Захвати его курточку и бегом в зал. Совсем расслабилась из-за слабого наплыва гостей в последнее время.

Я даже не знала, по какому поводу быть ещё более шокированной. То ли удивляться, что я поняла Джейн полностью даже с её излюбленными вставками на родном английском, или же впасть в ступор от новости, что, кажется, сюда приехал Киану Ривз. Хотя… И чему я удивляюсь? Уже почти ночь, да и у меня ещё его куртка. Любой нормальный человек приедет за вещью, сделанной из настоящей кожей. Да некоторые и за шапкой зимней вернутся.

- Дерзай, - с лёгкой усмешкой сказал Мэттью, когда я уже собиралась вставать: - уже третий, да?

Я лишь едва заметно кивнула, резко поднялась, подбежала к куртке, отряхнула её от пылинок и сняла с вешалки, аккуратно повесив на руку. В конце концов, мне уже должно быть куда легче. Ведь Киану Ривз даже представился мне в прошлый раз, да и моё имя узнал. Хотя… Наверное, он его уже забыл. Я бы тоже запамятовала, скажи мне кто-нибудь незнакомое имя на чужом языке. Если в России «Вера» - это что-то типа пресловутой Маши и Лены, то в Америке невольно приходится ломать язык и мозг бедным людям.  А, точно!

- Мэттью, скажите, пожалуйста, а моё имя как-то переводится на английский язык?

- Я думал об этом, - покачал головой мой учитель, а после с улыбкой посмотрел на меня: - в конце концов, для американцев «Вера» может быть трудно произносимо. Удивительно, но твоё имя созвучно английскому слову «Faith». Некоторые американцы даже называли своих детей этим именем после эпохи Реформации.

- Faith… - тихо повторила я, а после широко улыбнулась и кивнула: - спасибо большое!

Я сразу же вышла из комнаты и быстрым шагом направилась в сторону зала. Если Киану Ривз вспомнит, как меня зовут, то я сразу же скажу ему версию своего имени на английском языке. Думаю, тогда будет куда проще обращаться ко мне. Конечно, «Вера» куда привычнее мне самой, но… Но Faith тоже звучит очень необычно. Даже мягко и мелодично в каком-то смысле…

Вдохнув в лёгкие побольше воздуха, я поправила свой несчастный хвост, а после вышла в зал, оглядываясь по сторонам. ИЗ людей осталось всего человек пять. Все сидели за разными столиками и молчали. Только один мужчина тихо говорил по телефону, тепло и радостно улыбаясь. Если честно, то это счастье на его лице вызвало внутри меня какой-то прилив сил и уверенности в себе. Я даже не обратила внимания на скалящуюся в мою сторону Джейн. Просто напролом, быстрым шагом, направилась прямиком к столь знакомому столику в самом тихом и неприметном месте «Бургеров Майка». Уже издалека я увидела Киану Ривза, по привычке смотрящего в окно. Сегодня на нём был слегка удлинённый пиджак, тёмные джинсы, чёрные ботинки и шапка, натянутая почти на самый затылок. Словно вечность не видела его.

Моя уверенность медленно начала испаряться, а шаги стали такими шаткими, тяжёлыми и неуверенными, что я невольно остановилась на пару секунд. Надо глубоко дышать и успокоиться. Всё в порядке. Я просто должна отдать куртку. Не думаю, что стоит сейчас лезть с расспросами о Дженнифер Сайм. Да и вообще невежливо лезть с расспросами к кому-то…

Я резко подалась вперёд, сделала несколько шагов вперёд и замерла на месте, невольно сжав кожаную куртку Киану Ривза. Он, кажется, как и обычно, не заметил моего присутствия. Я даже начинаю к этому привыкать.

- Hello, - тихо сказала я, но никакой реакции не последовало. Ладно, ещё раз попробуем:
- Hel…

- Добрый вечер, Вера, - понимаю весь английский. Это успех. Но мне теперь стыдно, что я, как дурочка, второй раз решила поздороваться, а не подождала ответа: - как Ваши…

- Вот Ваша куртка! – резко сказала я и протянула её Киану Ривзу, затаив дыхание. Надо отдать сейчас, чтобы потом снова не влипнуть в неловкую историю. И не нужно смотреть ему в глаза, иначе я вновь страшно растеряюсь. И почему у меня так всё сложно в отношениях с людьми?! А, стоп… Он запомнил моё имя?!

Я резко посмотрела прямо на Киану Ривза. Тот с неким интересом посмотрел на куртку в моих руках, а после едва заметно улыбнулся и забрал её, повесив на спинку стула. Не знаю, каким чудом, но мне удалось убрать вытянутые руки за спину. Теперь я хоть не похожа на вешалку. Наверное…

Повисло молчание. Медленно до меня начало доходить, что Киану Ривз хотел мне что-то сказать, а я его так грубо перебила. Потом я начала осознавать, что он помнит моё имя и даже произнёс его уже куда лучше, чем в прошлый раз. Все эти мелкие факты с неким запозданием долетали до головы, заставляя с каждой секундой краснеть всё сильнее и сильнее, удерживая собственные ноги от желания пробить землю и провалиться сквозь неё.

- Извините, – тихо сказала я, уставившись взглядом в пол: - я не хотела, - нужно выучить, как будет слово «перебивать» на английском языке. Причём срочно.

- Если честно, я уже и забыл про куртку, - с едва скрываемым смехом произнёс Киану Ривз: - просто решил заехать сюда после работы. Заодно и с Вами повидаться.


- Со мной? – шёпотом переспросила я скорее саму себя, а после потрясла головой и уже громче произнесла: - и… И как Ваши дела?

Киану Ривз сначала с каким-то жутким интересом посмотрел на меня, после чуть наклонил голову набок и слабо улыбнулся, спрятав рот в ладони, приставленной к подбородку. Я в очередной раз исковеркала несчастный английский язык? Или же выгляжу нелепо? Но, вроде как, ещё пару минут назад я сидела с Мэттью и он ничего про мой внешний вид не сказал. Во избежание казусов я даже волосы в хвост постоянно завязываю, чтобы они не встали колом и не попали в чью-нибудь еду. Но к чему тогда эта улыбка?

- Вы ведь знаете, кто я такой, верно?

- С чего вы взяли? – как-то слишком резко и непривычно для себя громко спросила я, а после густо покраснела, выдохнув. Неловко вышло… - да, знаю.

- Понятно.

Он пришёл сюда, чтобы спросить меня об этом? Если да, то лучше было бы вообще забыть о моём существовании. Все эти дни я старалась не задумываться о том, что, скорее всего, Киану Ривз уже понял, что я знаю его и почему-то до сих пор не убежал, теряя ботинки. Но я правда не понимаю, к чему был этот вопрос. По моему состоянию каждую нашу встречу можно было понять, что я что-то знаю и поэтому веду себя, как дурочка. Как я уже говорила – не умею врать. Не думаю, что научусь когда-нибудь. Надо ли сказать что-то сейчас?

- Я…

- Тогда…

Мы оба резко замолчали. Ещё одна неловкая сцена и ситуация. Когда я спрошу его о Дженнифер? Или нет… Когда я  хоть что-то узнаю о личной жизни Киану Ривза, не допытывая его и не заставляя чувствовать стыд? Конечно, в голове невольно заели слова Мэттью о том, что легче свести несчастного актёра с другой и, возможно, предотвратить его дальнейшие страдания. Но, как мне кажется, дела с этой «другой» у меня будут обстоять ещё хуже. А куда хуже?

- Ladies first, - с лёгкой улыбкой произнёс Киану Ривз, а я едва заметно кивнула. Вспомнить бы ещё, что именно сказать хотела…

-Я не собиралась делать ничего плохого, - возможно, на русском это прозвучало убедительнее или же более красиво, но свою пылкую речь пойму одна лишь я: - просто… Так получилось.

Я скоро возненавижу эти неловкие паузы между нами. Их становится больше и больше с каждым разом. Если честно, то сейчас я была бы счастлива резкому выключению света. Тогда можно было бы легко ретироваться. Странный я человек. То сижу и жду, когда Киану Ривз явится в неприятную бургерную, то даже взглянуть на него боюсь, когда желание моё исполняется.

- Если честно, то в самом начале я и не думал, что стану таким популярным, - с лёгкой улыбкой на губах сказал Киану Ривз, - а теперь даже на улице узнают. Как бы эрогантли это не звучало, - я невольно сморщилась, силясь понять то единственное слово, о котором прежде не слышала. Даже не могла предположить, как оно пишется, но звучит крайне некрасиво и сложно: - всё время забываю, что Вы плохо знаете английский, - Киану Ривз на мгновение замолчал и задумчиво посмотрел на меня: - как бы сказать… Self-loving, думаю.

- Self-loving? – неуверенно повторила я. Self – это как придаточное к местоимению и оно указывает чаще всего на конкретного человека, а love – это банальное «любить». Значит, он имел в виду что-то типа «себялюбиво»? Нет, некрасивое слово. «Эгоистично» скорее всего. Точно! Тогда и по смыслу подходит! – кажется, поняла.

- Ты говоришь уже куда лучше, - заметил Киану Ривз, поправив почти упавшую на лоб шапку, а после одним движением он просто снял её и положил на стол: - ненавижу лак в волосах. Это так противоестественно и неудобно, - мужчина внимательно смотрел на шапку, а после провёл ладонью по своим волосам, идеально уложенным на левую сторону: - съёмки ещё даже не начались, а волосы уже пострадали.

- «Матрица», да? – внезапно даже для самой себя спросила я, а после, осознав сказанное, застыла на месте, уставившись прямо в лицо Киану Ривза, как баран на новые ворота. Откуда я вообще знаю, как будет название этого фильма на английском языке?! И зачем я это из себя выкинула?! Боже мой! Я даже не подумала! Словно кто-то внутри меня действительно просто ногами вытолкал прямо из груди эти слова! Спрячьте меня, пожалуйста. Просто спрячьте. Почему именно сейчас моя голова решила разорвать все связи с языком?

(Героическое(не очень) возвращение. Наверное, тут уже все забыли эту сумасшедшую и слегка наивную историю, но всё же Работа, учёба выбивают из колеи похлеще любых других занятий. Постараюсь больше не исчезать и извиняюсь перед теми, кто это читал и, возможно, ждал)
Вставить имя
ПС Ответ: 13 - 13
Стр.: 1 ОтветРекомендацияВерсия для печати

Новая тема [ Предыдущая дискуссия | Не  Наше. Творчество... » ] Переход в:

Правила форума
Вы не можете начинать новые темы.
Вы не можете отвечать в дискуссии.
Вы не можете начинать опросы.
Вы не можете прикладывать к сообщениям файлы.
Тэги HTML запрещены.
Тэги форума разрешены.
Смайлики разрешены.