Keanu Reeves Russian Edition
кумир  
  «... Сначала хотел стать хоккеистом. Я был застенчивым ребенком. Уверенно чувствовал себя лишь на льду. А потом вдруг снялся в нескольких рекламных роликах, только и всего. Хотел заработать лишних деньжат. ...»
кумир Обаяние современности
 
человек
человек
актёр
актёр
музыкант
музыкант
             
    Библиотека:

: Рецензии

: Интервью
подлинные и выдуманные журналистами интервью с Киану Ривзом



cортировать по
дате публикации
названию публикации
названию издания

: Заметки

: Статьи

: Переводы

: Все публикации

: Поиск



Прислала (*Alina*)/a]

    Обаяние современности

Версия для печатиАмадей, 1994

Утверждают, что Ривз - самый яркий и самый высокооплачиваемый актер нового поколения. Ривз согласился дать интервью Миxаелю Ребилену во время съемок фильма Бернардо Бертолуччи "МАЛЕНЬКИЙ БУДДА".



"Постановщики фильмов сегодня соблазняются смесью романтизма и сильного характера, силы и нежности", - утверждает Кину Ривз.

В фильме Копполы "Дракула" он сыграл неуклюжего влюбленного, позволившего своей невесте (Уайнона Райдер) предпочесть ему когти кровавого графа...

В ленте "Много шума из ничего" у Ривза - роль фанфарона, маленького Макиавелли, распространяющего вокруг себя ненависть.

И наконец - его триумфальное появление в удивительной сказке Бернардо Бертолуччи "Маленький Будда" в роли принца Сиддхартхи. Того самого принца Сиддхартхи, который в свои 29 лет (а это и возраст самого Кину Ривза) бежит из своего замка, чтобы отправиться на поиски истины и находит ее в отречении от самого себя в полном уничтожении желаний.



Путь Кину Ривза в кинематограф был менее сложен, чем поиск истины героем фильма "Маленький Будда". Этот путь начался в Бейруте, где Кину родился, затем переехал в Австралию, Нью-Йорк и, наконец, семья Ривзов обосновалась в Канаде. Первый дебют на телевидении, затем, благодаря Стефану Фреврсу он получает роль второстепенного персонажа в фильме "Опасные связи". Его заметили, и после фильма "Чудесные приключения Билла и Теда" он стал фаворитом американских тинэйджеров и прославился за океаном. Следующий этап его карьеры - фильм "На гребне волны", где Кину снялся вместе с Патриком Свейзи и Катрин Биджелоу. И затем - абсолютный успех благодаря роли в фильме "Мой собственный штат Айдахо" ("Штат Айдахо для меня одного"), где Ривз сыграл в паре с Ривером Фениксом. Закрепление успеха - в фильме "Ярость жизни" и съемки в клипе Паолы Абдуп "Раш-Раш"... С 1985 года Ривз устраивается в Лос-Анджелесе, чтобы не упустить свой шанс. Здесь он принял меня в своем доме.

- Вы были очень удивлены тем, что Бернардо Бертолуччи пригласил Вас на главную роль?

К.Р. - Да, конечно, очень. Он сказал, что заметил меня в фильме "Мой собственный штат Айдахо". Затем мы встретились в Нью-Йорке... Бернардо долго говорил о своем новом проекте, о жизни Будды, когда тот еще был принцем Сиддхартхой. Я был восхищен его талантом рассказчика. Но тогда он хотел на роль принца взять индийского актера. Я же уехал на съемки в Италию, на всякий случай прихватив с собой экземпляр сценария. Затем в Риме я снова встретился с Бернардо и когда он повторил свое предложение, я завопил от радости. Конечно же, согласился.

- Бертолуччи сказал, что основной причиной приглашения Вас на главную роль была Ваша индивидуальность, если дословно - "та невинность, которую вы излучаете, несмотря на Ваше знание жизни"?

К.Р. - Это же он сказал и мне, когда я задал ему этот вопрос. Я думаю, что невинность - зто сочетание юности, наивности и отсутствия опыта. И эта невинность является одной из доминантных черт моего характера. Ведь есть же люди, излучающие чувственность. Есть интеллектуалы. У каждого своя аура. На сколько я понимаю, большинство моих персонажей отмечены печатью этой невинности. Дансени в "Опасных связях", Флик в фильме "На гребне волны", адвокат в "Дракуле" - да, они именно невинны и стоят в начале своего пути постижения жизни. Но если для "Маленького Будды" я имел как точку отправления бравирование невинностью, то по мере постижения характера моего героя я понимал всю тяжесть этого...

- Потому что трудно интерпретировать историческую личность?

К.Р. - Физически - нет, это даже доставляет удовольствие. Истинные трудности - психологического порядка. Хотелось воплотить в жизнь этот персонаж с достоинством и честностью. В глубине души каждого из нас маленький Будда, который спит и которого надо разбудить.

- А в чем же заключалась суть Вашей подготовки к этой роли?

К.Р. - Во-первых, я не смотрел телевизор, не слушал музыку, много читал и занимался исследованиями. (Улыбается). Мне много дали занятия йогой и встречи с верующими в Бутане; на съемках у меня был, если можно так сказать, интеллектуальный советник, который объяснял мне основные принципы буддизма.

- И вы усвоили эти принципы?

К.Р. - Знаете, до начала съемок мы некоторое время путешествовали по Индии. Я впервые увидел кремацию в Катманду... Родственники умершей подкладывали дрова в костер; дворцы в лучах заходящего солнца; монахи, отгоняющие обезьян, отшельники, дети и собаки, кружащиеся вокруг огня; молодежь, старики, любопытствующие туристы, радостные и печальные лица. Этот жутковатый цирк. В тот момент я почувствовал что-то "от Будды", что-то понял о цикле существования: рождение - смерть, рождение - смерть... На Западе создано все возможное, чтобы предохранить вас от видения смерти и грязи... "Санитарные" установки сильны - дерьмо и смерть видеть нельзя, их словно не существует в наших странах. И эта сцена кремации глубоко тронула меня. Это сочетание праздника и страдания... Я был словно принц Сиддхартха, прошедший шесть стадий познания.

- Да, и зто нельзя не прочувствовать в фильме. Но, согласитесь, есть что-то странное в ситуации, когда итальянский постановщик рассказывает о Будде американскому актеру, воплощающему божество Востока на экране.

К.Р. - И да, и нет. Но это вызывало удивление у многих людей, и, чтобы не обидеть буддистские секты Индии, мы даже изменили рабочее название фильма на "Маленький лама". Тем не менее, в нас иногда летели камни, хотя большинство вокруг все же относились к нам по-доброму. Как мне сказал один лама: "В каждом из нас есть маленький Будда, он спит, надо только разбудить его".

- Но и физически Вы тоже проделали огромную работу и Бертолуччи был готов найти Вам дублера?

К.Р. - О нет, об этом не шло и речи. Я просто сбежал в храм и в течение нескольких недель питался только апельсинами и водой. Я должен был пройти и эту стадию познания, чтобы понять истину. Одна из моих любимых сцен в фильме, кроме тех, что вырезали - нет, нет, я не шучу, - это та, когда в непальских джунглях после нескольких лет аскетизма Сиддхартха входит в воду и видит вокруг себя свечение, он испытывает озарение - но священники, стоящие вокруг на берегу, говорят ему - "Мы не можем больше с тобой идти"... Это гениально, я обожаю эту сцену.

- Каковы, на Ваш взгляд, качества Бертолуччи как режиссера-постановщика?

К.Р. - Это великий мастер. Он - это и небо, и земля, нет, вернее - это радуга, соединяющая небо и землю. Он реалист, но в то же время очень аффектированный. Из всех режиссеров, с которыми я работал, только один похож на него - это Гас Ван Сант, очень чувственный режиссер, если можно так выразиться. Но они во многом не похожи. Бернардо - это голос, оживление, шум. Гас - это тишина и спокойствие. Бернардо управляет всем, Гас ослабляет поводья и руководит с помощью взаимовлияния. На самом деле я очень горд, что работал с ними обоими.

- Скажите, у Вас есть идеи относительно Вашей карьеры, ее стратегии и развития?

К.Р. - Нет, но если бы эти идеи были, я сообщил бы о них намного позднее. Я ищу прежде всего разнообразия. Когда я смотрю свои фильмы, то пони-маю, что у меня скопилась не-плохая коллекция ролей. Но я хочу быть универсальным, попробовать другие жанры, роли. Уверен, что могу быть одинаково хорош и в серьезном фильме, и в комедии без претензий на глубокий смысл. Я достиг равновесия между Кину-актером и Кину-человеком, и я использую это, хотя и не всегда безошибочно.

- Например?

К.Р. - Я не нравлюсь себе в "Дракуле". Сам фильм очень хорош, но я там плох. И роль была пассивной, и я тоже... Тем не менее, это был интересный эксперимент. После "Маленького Будды" я получил интересные предложения от Яна де Бонта (он был оператором в "Основном инстинкте") для работы в фильме "Фатальное оружие - 3" - это история пассажиров, взятых в заложники. Я - полицейский, крутой мужик и чрезвычайно активен. (Смеется.). Должен отметить, что хорошие проекты приходится тщательно искать. Менталитет Голливуда очень традиционалистский, что касается его манеры "делать историю". Что нужно делать, что не нужно, что сказать, о чем умолчать... Очень скучные условности, мешающие играть. Есть люди, для которых Голливуд - это бизнес, и есть люди, для которых кино - это искусство. Самое трудное - найти взаимопонимание между этими кланами.

- В одном интервью Вы сказали, что профессия актера затягивает Вас все больше. Вы чувствуете облегчение после окончания съемок?

К.Р. - Вот уже 10 лет, как я актер и очень люблю эту работу. Я счастлив, работая в кино и в театре. Моя фиктивная жизнь обеспечивает мою настоящую, а моя настоящая жизнь питает жизнь моих персонажей... Но после съемок мне нужно время, чтобы прийти в себя. Так жить очень трудно. В перерывах между фильмами я пытаюсь понять смысл такого существования. Наверное, это связано с тем, что в кино я еще новичок и это нормально, что все вращается вокруг фильма. Думаю, что через несколько лет моя настоящая жизнь станет насыщенной. Сейчас же я - это тетрадь Пикассо, где все смешано: реальность и искусство.

- А чем Вы занимаетесь, когда не заняты в сьемках?

К.Р. - Работаю над собой. Посещаю университетский курс, делаю импровизации, дыхательные упражнения, работаю с голосом, монологи, Шекспир и постоянно напоминаю себе, что надо навестить семью в Торонто - мой долг, который я не всегда успеваю выполнять.

- Есть ли сложность во взаимоотношениях между Вами и новым поколением актеров?

К.Р. - Нет, я редко бываю в компании. Единственный, с кем я постоянно общался, был Ривер Феникс. Его внезапное исчезновение потрясло Голливуд. Ривер теперь присоединился к галактическому созвездию Мерилин Монро, Джеймса Дина, Риты Хейворт...

- Как Вы думаете, звезды мокнут избежать в своей жизни трагического финала?

К.Р. - Нужно просто забыть об их трагических финалах и помнить об их жизни, помнить о том, что это были прекрасные актеры и удивительные таланты, делившиеся с людьми своими эмоциями, красотой, дарованием. Трагедия в том, что их трагическая смерть заставляет людей забыть об их жизни. Но я думаю, что на смену им придут другие люди, чье призвание - быть актером.

- Когда Вы познакомились с Ривером Фениксом?

К.Р. - Мы встретились на съемках фильма Лоуренса Казданна в 90-м году - "Люблю тебя до смерти", и сразу прониклись симпатией друг к другу. Мы оба получили сценарий фильма "Мой собственный штат Айдахо" и моментально "проглотили" его. После окончания съемок мы на автомобиле ехали в Голливуд, и я спросил Ривера: "Ты будешь работать в этом фильме?" "Да, буду, если ты тоже согласишься". "Я тоже так думаю". Если бы Ривер отказался, я бы тоже отказался. Но мы сделали этот фильм и он стал этапом для нас обоих.

- Вы не боитесь потерять свой имидж из-за таких скандальных ролей?

К.Р. - Ни минуты не боюсь. А в то время ни я, ни Феникс не размышляли о таких понятиях, как респектабельность и имидж...

- Но это ошеломляющее признание в любви у огня...

К.Р. - (Долгое молчание.) Ривер был очень особый, невероятный человек, и не стоит путать его с его персонажем. Ривер был настоящий человек. Что же касается газет, то все, что они рассказывают о нас... Я нахожу все это отвратительным. Это делается, чтобы они смогли продать свои желтые листки.

- Жизнь в Голливуде трудна для молодых актеров?

К.Р. - Да, очень. Я уже 8 лет живу в Лос-Анджелесе.

- И как же не потерять голову?

К.Р. - Нужно четко знать, чего хочешь. Работать, рано ложиться и рано вставать.

- Говорят, Вы очень любите большие скорости?

К.Р. - Это правда, я обожаю мотоциклы, у меня куча ран, но это не мешает мне водить машину, на большой скорости. Самое главное - чтобы впереди никого не было, тогда и столкновений не будет.

- Имя Кину означает...?

К.Р. - Ветер. Свежий бриз в горах. Это полинезийское имя. Ривз - это индийское имя, древнее, как разъединение континентов. После всего этого вы понимаете, что все идет с востока, как принц Сиддхартха... А я живу в современном Голливуде. Не помню, кто это сказал, какой-то критик: "Нужно жить в Голливуде, чтобы не верить ему". Я согласен с этим мнением.

 
             

о сайте | форум | почта