Keanu Reeves Russian Edition
кумир  
  «... Я не умею отвечать на вопросы касательно моей внешности. Я знаю, что красота превращена в товар, но стоит ли она того, чтобы думать о ней, рассматривать себя в зеркало? ...»
кумир Киану Ривз - странный и молчаливый
 
человек
человек
актёр
актёр
музыкант
музыкант
             
    Библиотека:

: Рецензии

: Интервью
подлинные и выдуманные журналистами интервью с Киану Ривзом



cортировать по
дате публикации
названию публикации
названию издания

: Заметки

: Статьи

: Переводы

: Все публикации

: Поиск



Прислала (*Alina*)

    Киану Ривз - странный и молчаливый

Версия для печатиМы, апрель 2001

Это очено странный человек. То он появляется в кино и вызывает внимание публики, то бесследно исчезает на пару лет. Мнения журналистов о нем расходятся. Кто-то называет его пустоголовым тупицей, кто-то милашкой некоторые утверждают, что он наркоман и пьяница. Но многие почему-то забыют, что он еще талантливый актер...



Ну что ж, у каждого свое понимание киноискусства и роли в нем актера. В конце концов, киноактер и должен нравиться публике и заманивать ее в кинотеатры. А иначе кто же будет платить за билеты?

Впрочем, не заметить его сложно. От своего отца-геолога, гавайско-китайского происхождения, Киану унаследовал весьма выразительные и довольно экзотические черты лица. А его мать-англичанка, художница по костюмам, добавила породистости в его облик. Не удивительно, что он привлекает к себе внимание в любом спектакле или картине, в которых играет.

Кстати, забавная история. В середине семидесятых, когда Элис Купер записывал в Торонто свой диск "Alice Cooper Goes to Hell", Киану жил напротив студии, в мансарде большого дома в викторианском стиле, хозяйкой которого была бабушка Ривза по отцовской линии, престарелая коренная гавайанка по прозвищу Моми. Купер помнит "черноволосого симпатичного мальчика", который часами торчал в звукозаписывающей студии. "Хороший был паренек, общительный. Ему нравилась громкая музыка, - смеется Купер. - Интересно, о чем вообще думали родители, оставлявшие свое чадо под присмотром Элиса Купера и его банды!"

Когда Ривзу было два года, его родители развелись и мать вышла замуж за театрального режиссера Пола Эйрона. Каждое лето Ривз приезжал к Эйрону в Лос-Анджелес - именно там с ним, тринадцатилетним подростком, и познакомился Эрвин Стофф, ставший впоследствии его постоянным менеджером. "Он был отличным парнем - азартным, увлекающимся спортом, особенно хоккеем", - вспоминает Стофф. Роберт Марк, сценарист "Прогулки в облаках", также помнит Ривза мальчиком: "Он был точно такой же, как сейчас. Вежливый, обаятельный и при этом обладающий цепким умом".

Уже в пятнадцать лет Ривз твердо решил стать актером. К своей профессии он всегда относился серьезно. "К роли он готовится потрясающе, - рассказывает Тэйлор Хэкфорд, режиссер фильма "Адвокат дьявола" - Но в какой-то момент актер должен отдаться стихии свободной игры, и вот тут случались настоящие баталии. Мне нужна была от него непредсказуемая реакция. Камера фиксирует эти моменты, и они-то больше всего нас и потрясают. Киану часто подходил вплотную к этой черте и останавливался".

Может быть, это отчасти объяснялось психологическим давлением - ведь он работал не с кем-нибудь, а с самим Хекфордом, не говоря уже об Аль Пачино.

"Мои желания и желания студии - не одно и тоже, - отвечает Хэкфорд, - про того, кто может сыграть роль, студия говорит: актёр делает сборы, мы ему хорошо заплатим и будем надеяться на лучшее."

Сначала мы оба, Aль Пачино и я, сомневались, что парень не потянет. А сейчас трудно даже себе представить другого кандидата на эту роль".

Разговаривать с Киану Ривзом одно удовольствие, обладающий незаурядным чувством юмора, обаятельный, удивляющий своей искренностью. Когда он пытается спрятаться за некой усмешкой, у него это получается плохо. В отличие от большинства звезд, умеющий. порой блестяще лепить |раз интервьюируемого", ну, в сущности, остается Им собой. Но легким это интервью не назовешь. Он умеет находить короткие, "лые и едкие формулировки, но чтобы до них "добрести", ему и его собеседнику надо продраться сквозь ,вереницу междометий, риторических отвлечений, мучительных самокопаний и смущенных хихиканей.

И все же Киану удается совладать со своими нервами и преодолеть страх перед выходом на сцену. Его Гамлет на Виннипегской сцене (спектакль 1995 года) оказался, по свидетельству лондонской "Санди таймз", не просто хорош для актера кино - он был сыгран с блеском, безупречно. Ничего удивительного - Шекспир им проштудирован; это его стихия, а что до внутренних совпадений с Гамлетом, вплоть до утраченного отца, то они дали ему дополнительную фору. Киану Ривз -это клубок противоречий: мужественный и женственный, решительный и неуверенный в себе, сосредоточенный и забавный, бойкий на язык и высокопарный. Актеры часто становятся кинозвездами благодаря смазливой внешности, небольшому таланту и, прежде всего, бешеному упорству. Но время от времени появляется настоящая звезда с каким-то неуловимым умением обнаруживать свою беззащитность, и мы, зрители, оказываемся втянутыми в воронку их загадочной души. У Ривза это тоже есть, но в придачу, как мы все узнали в 1991 году из фильма "На гребне волны", он еще обладает способностью играть героев действия, лю дей, не ведающих сомнении, "антигамлетов". В век боевиков, да еще в сочетании с утонченной и необычной внешностью, его пластичность и динамизм оказались просто на вес золота. Что Ривз и подтвердил спустя три года в картине "Скорость".

Девяностый год стал переломным в карьере Киану Ривза. Восходящая звезда,он воспринимался прежде всего сквозь призму своих молодых героев - растерянных, длинноволосых, магнетически притягательных ("Берег реки", "Великолепное приключение Билла и Теда", "Родительские заботы"). Ривз как раз закончил сиквел"Билла и Теда", когда Ганс Ван Сент пригласил его и Ривера Феникса на главные роли в истории про двух бродяг из северо-западного штата - "Мой личный штат Айдахо". Ривзмог бы запросто отказаться: деньги небольшие, не говоря уж о самом материале -наркотики, гомосексуализм. Но он сразу ухватился за роль. "Киану страшно загорелся. Это было кино, в котором он хотел сниматься".У режиссера был большой выбор среди молодых, но уже опытных актеров. Почему он остановился на этой паре? "Они притягивали зрителя - не только красотой, но и энергетикой жизненного опыта. Это было у них в глазах - словно они сами пережили что-то похожее".

Картина получилась неровной и временами затянутой, но достаточно интригующей, а тонкая и смелая работа Ривза в роли Скотта Фейвора, незадачливого бисексуального сына портлендского мэра, ознаменовала его кинематографическое совершеннолетие. А потом Ривз сыграл в "Дракуле Брэма Стокера" (1992), Фильм, поставленный Фрэнсисом Копполой, собрал неплохую кассу, но для Ривза, который выглядел скованным и неуклюжим в роли честного героя Джонатана Харкера, это был шаг назад. "У меня было подряд несколько работ, и я пришел на картину сильно уставшим, - объясняет Ривз, мрачнея. - Мне не следовало ввязываться в это дело. Надо было сделать передышку. Но сам проект... возможность поработать с Копполой и его актерами... сами понимаете, жаль было упускать такой шанс. Но мне уже нечего было отдавать. Я не сумел подняться до уровня картины, понимаете? По-моему, я сумел неплохо показать простодушие Харкера, но меня не хватило на объемный характер, который, как мне кажется, требовался в фильме".

Его последракуловский период был сплошным провалом; незаметные роли в"Много шума из ничего","Даже девушки-ковбои иногда грустят" и не такой уж странный, если вдуматься, поворот - роль самого Сиддхартхи Гаутамы в фильме Бертолуччи "Маленький Будда". Картина оказалась неудачной, но работа Ривза произвела на многих впечатление. А потом ему предложили "Скорость".

Ривз неохотно согласился. "Он входил в картину не без сопротивления, хотя и остался при этом профессионалом, - говорит Йорге Саралеги, вице-президент кинопроизводства студии "Фоке". - Это был боевик, и он как актер не видел перед собой никаких творческих задач. Однако он привел себя в великолепную физическую форму. К тому же ему понравился режиссер Ян Де Бонт, и когда тот предложил ему по возможности самому делать трюки, Киану почувствовал, что это поможет ему влезть в шкуру своего героя. С этого момента он стал получать настоящее удовольствие от работы".

"Перед нами с Сандрой стояла действительно интересная задача, - говорит Ривз. - Мой персонаж бывал на краю бездны, но у него не было навыков, позволяющих познать самого себя и понять, что такое жизнь. А героиня Сандры помогает ему сделать это. Вы видели его улыбку в конце?" Самого Ривза тоже видели улыбающимся после того, как "Скорость" побила кассовые рекорды и он стал получать как минимум по десять миллионов за картину.

Впрочем, если верить Стоффу, Киану никогда не снимался ради денег: "Как он сам говорит, он хочет делать хорошее кино, а все остальное приложится" Тех, кто организует карьеру Ривза, эта установка может довести до легкого помешательства. "Нам всем внушили определенные правила поведения, основанные на разумном прагматизме, признается Стофф. - И когда кто-то эти правила не соблюдает, тебе приходится их пересматривать, а это раздражает". Вот тебе сформулированные в довольно мягкой форме ощущения, которые должен были испытывать менеджер Ривза, когда актер отказался от "Скорости 2". Но Ривз оказался провидцем: фильм потерпел кораблекрушение. Однако в целом художественный и коммерческий инстинкт Киану Ривза безошибочным не назовешь. "Киану часто снимался, в том числе у очень хороших режиссеров, и часто рисковал", - говорит Хэкфорд. А когда рискуешь, иногда проигрываешь. Незадолго до того как он сказал "нет" "Скорости 2", он сказал "да" "Джонни Мнемонику", "Цепной реакции" и "Чувствуя Миннесоту". Все это были вроде бы интересные сценарии, за которые брались интересные режиссеры, но в результате получались фильмы, о которых года через два уже никто не помнил.

Его недавнее появление в триллере "Договор с Дьяволом" стало большой удачей. Тридцатитрехлетний Киану впервые получил возможность сыграть по-настоящему характерную роль. Он сумел сделать свою роль интересно и не потеряться рядом с таким признанным корифеем, как Аль Пачино, игравшим самого Дьявола.

Киану Ривз находится под таким сильным впечатлением от этой роли, что даже через полгода после окончания съемок продолжает в разговорах цитировать диалоги из фильма. В юности он был не слишком красноречив и часто отделывался нечленораздельным бурчанием вместо нормальных ответов на вопросы журналистов, что давало повод предполагать, что он употребляет наркотики или слишком много пьет. Теперь он вещает много и охотно, но только о своей работе, а о своих любовных связях по-прежнему умалчивает.

- В Голливуде тебя считали ненормальным, потому что ты отказался сниматься в "Скорости 2", хотя это был верняк. Зато согласился играть в "Договоре с Дьяволом". Хотя фильм мог и с грохотом провалиться...

- Все говорили, что я сглупил, но я не хотел играть в продолжении. Я отказался именно потому, что фильм "Скорость" имел успех. Если бы первый фильм провалился, я бы, вероятно, снялся во втором.

- Чем привлек тебя "Договор с Дьяволом"?

- Конечно, возможностью играть вместе с Аль Пачино. И сама роль замечательная. Это почти соизмеримо с Шекспиром. Я сам тоже становлюсь нравственно неустойчивым, все чаще склоняюсь к компромиссам с совестью. Меня тоже искушает дьявол и ведет туда, где я потеряю все, что я люблю, во что верю. Но у меня есть второй шанс принять правильное решение.

- Почему ты получил этот "второй шанс"?

- Ах, господи, ну я не знаю... У меня уже было много упущенных возможностей, дополнительных шансов... одного шанса мне было бы мало.

- Как тебе работалось с Аль Пачино?

- Замечательно! Как только я услышал, что именно он играет Дьявола, у меня от волнения даже давление подскочило. В начале съемок я очень нервничал и часто путался в тексте. Аль Пачино так хорош, потому что он понимает свою роль и умом и сердцем. А как он доносит подтекст - это просто неподражаемо! Но он не учитель и предоставляет партнерам делать все так, как у них получается. Он никогда не скажет: "Я делаю это так, почему бы тебе так не попробовать?"

- А тебе не приходило в голову, что можно бросить кино и сцену, заниматься только музыкой?

- Я иногда подумываю об этом. Перед съемками последнего фильма я был в турне со своей группой. Мне это нравится, но я считаю, что быть актером - это мое призвание. Но в последнее время мне действует на нервы вечная спешка. Новые фильмы снимаются в таком темпе, что это здорово отражается на их качестве. Хочется сделать свою работу хорошо, но времени всегда так мало, что невозможно как следует отрепетировать.

- Ты получил за "Договор с Дьяволом" восемь миллионов баксов и за "Матрицу" десять миллионов. Ты стоишь таких денег?

- Это решают другие. Во всяком случае я рад, что принадлежу к тем актерам, которым предлагают роли, а не к тем, которые вынуждены умолять о том, чтобы им дали хоть какую-нибудь роль. И я был бы дураком, если бы не получал материальной выгоды от такого положения дел. Я хочу быть актером, который имеет шансы участвовать во всех самых лучших фильмах.

- Тебя часто называют сложным человеком. Как ты на это смотришь?

- А кто-то говорит, что я простой. И кто из них прав? Я простой для тех, кто считает себя выше меня, и сложный для тех, кто имеет комплекс неполноценности. Все очень просто.

- Ходят слухи, что ты недавно вступил в Общество анонимных алкоголиков...

- Я практически не пью, но для фильма "The Last Time I Committed Suicide" я должен был быстро прибавить в весе - почти пятнадцать килограммов. Пришлось много есть и пить. А молодой преуспевающий адвокат в "Договоре с Дьяволом" должен быть спортивным и подтянутым, поэтому я во время съемок не употреблял ни капли алкоголя.

- Съемки были трудные?

- Съемки, растянувшиеся на восемьдесят пять рабочих дней, были просто выматывающими. Актерам и всей команде пришлось уложиться в очень жесткую смету компании "Уорнер Бразерс", которая горела желанием заполучить очередной блокбастер, но вовсе не была уверена, что стоит уделять так много времени и денег не особо динамичному фильму. Пусть даже там играет Аль Пачино и я...

- У тебя, говорят, начались какие-то проблемы со слухом?

- Я работал пять дней в неделю, по восемнадцать часов в день, очень старался сыграть как можно лучше. И вдруг однажды вечером у меня в правом ухе начало свистеть. Ну прям как свистит чайник со свистком. Мне объяснили, что это у меня симптом Ван Гога. То есть, в ухе звенит от перенапряжения. С одной стороны, под давлением мой персонаж, ведущий сложное дело. С другой - на меня самого все давят: у нас времени в обрез... А я должен выйти на площадку и сделать свое дело. Так, думаю, надо ехать в больницу, они мне там в барабанную перепонку какую-нибудь иголку вставят. Потом еще подумал и говорю себе: все в порядке, ну, звон - не смертельно же. Это я как-нибудь переживу и даже ухо отрезать не стану. Пусть себе звенит. Ложусь звенящим ухом на подушку. Утром просыпаюсь, ухо вроде молчит. Потом еще несколько раз посвистело немного, как будто для того, чтобы напомнить мне, что я заключил договор с дьяволом.

- Ты веришь в дьявола?

- Я верю и в бога, и в дьявола, но скорее в духовном смысле. В Бога в виде старца с патриархальной бородой и в дьявола с конскими копытами я не верю.

- Как ты представляешь себе рай?

- Рай для артиста - это играть Гамлета, короля Лира, Макбета. Потом валяться на диване, читать, играть в шахматы с компьютером или носиться на мотоцикле...

- Несмотря на то, что ты уже несколько раз раз бился?

- После последней ава рии я стал ездить осторожно. Но это почти не помогает. А кроме того, я купил себе машину, "Porsche Сагега". Самая подходящая машина для такого старого и усталого человека, как я.

- Ты любишь шахматы?

- Шахматы дают мне возможность надолго впадать в привычное для меня состояние мучительной нерешительности, то и дело прерываемой стремительными выпадами. При этом шахматные эскапады, в отличие от кинематографических, не уменьшают кассовый успех моих фильмов и не причиняют вреда репутации.

- Тогда самый общий вопрос: чего ты ищешь в любви и что отдаешь?

- Искренность, страсть, понимание. Полная откровенность. Я так прямо и говорю, что я еще не хочу жениться, что для меня слишком трудно быть верным одной женщине. Я хочу, чтобы моя партнерша знала, что я могу дать, а что - нет. Ее я тоже слушаю. Я не думаю, что у нее есть причины жаловаться на меня.

- Почему в последнее время ты снимаешься преимущественно в фильмах-боевиках?

- Смешно, но этот же вопрос я задаю себе сам. Вы знаете, я не выбираю их сознательно, но забавно, что оглядываешься на свою карьеру и понимаешь, что там полно героев боевика. Хотя мне больше нравятся фильмы о рыцарях плаща и шпаги, типа "Робин Гуда".

- Однако "Матрица" закрепила твой успех как героя боевика нового поколения... Фильм снимался в Австралии?

- Да, в Сиднее. Но мне не удалось посмотреть страну. Я был очень занят и, лишь уезжая, сообразил, что даже не видел Сиднея.

- При исполнении этой роли ты впервые имел дело с боевыми искусствами?

- Да, и остальные актеры тоже, Мы тренировались каждый день в течение трех месяцев. К тому же незадолго до этого мне сделали серьезную операцию: удалили три шейных позвонка и вместо них вставили искусственную пластину. Во Пинг, мой тренер, хотел как можно скорее начать обучать меня ударам, но врачи, естественно, были против, и сцены боев в итоге снимались в последнюю очередь.

- Это у тебя травма после аварии на мотоцикле?

- Не совсем. У меня было несколько травм подряд. Сейчас я уже стараюсь ездить более осторожно, но это плохо получается.

- В "Матрице" все невероятные прыжки ты выполнял сам?

- Ой, нет. Прыжки выполняли каскадеры, это их работа, я считаю. Конечно, я делал сам гораздо больше трюков, чем другие актеры. Например, висел на металлических тросах во время съемок сцен воздушных схваток.

- Что было самым страшным и опасным на съемках?

- Когда в течение нескольких часов свисал крыши пятидесятиэтажного небоскреба. Меня удерживал один только ремень. Не самые приятные ощущения; правда, в какой-то момент я настолько привык, что мне даже начало нравиться.

- Говорят, братья Вачовски хотели снимать тебя "реактивной камерой", которая бы вращалась над тобой со скоростью 150 километров в час, но испугались, что ты не удержишь траекторию полета...

- Да, они придумали "камеру-пулю", а во время съемок выжимали из актеров максимум. И я считаю, что конечный "продукт" гораздо лучше, чем он был на стадии сценария. Это случается очень редко, обычно бывает наоборот. В фильме появилось напряжение, которого не было в сценарии. Я не ожидал такой динамики, пока не увидел результат своими глазами.

- В фильмах ты - олицетворение человека компьютерного будущего. А в жизни много времени проводишь в Интернете?

- Немного. Можете мне не верить, но у меня даже нет компьютера! Вот и режиссеры, которые предлагают мне играть человека с искусственной памятью, тоже всегда смеются, что я ничего не понимаю в компьютерах. На самом деле в Интернете мне нравится только одно - бесконечность доступной информации.

- А ты сам задумываешься о всяких фантастических теориях нашего существования?

- Да, я все время задаю себе один и тот же вопрос: почему нас всех посадили на этот булыжник под названием Земля и мы болтаемся на нем посреди Вселенной? В хорошие дни я считаю, что смысл нашего существования состоит в радости жизни и любви. В плохие дни все это кажется мне удручающе бессмысленным...



В эти дни на экраны вышел новый фильм с участием Киану Ривза "Милый ноябрь"; заканчивается работа над еще двумя лентами- "Driven" и"Gift". Выйдутвторая и третья части "Матрицы", где к Киану вновь присоединится его партнерша по первой части Кэрри-Энн Мосс. За работу в двух сериях, которые предполагается выпустить одну задругой, Ривз, по достоверным источникам, получит тридцать миллионов долларов плюс щедрый процент от выручки. Эти деньги помогут ему не грустить и больше времени уделять собственной рок группе "Dogstars".

 
             

о сайте | форум | почта