Keanu Reeves Russian Edition
кумир  
  «... Тебя начинают критиковать критики. Согласен ты с ними или нет, они все равно судят. И это может быть очень тяжело. Мои фанаты люди вежливые и, похоже, им нравится моя работа. Да и зрители ко мне неплохо относятся. Но критики... Я для них до сих пор любимый "мальчик для битья". ...»
кумир Вот и "Матрица"
 
человек
человек
актёр
актёр
музыкант
музыкант
             
    Библиотека:

: Рецензии
рецензии и аналитические статьи о фильмах, в которых снимался Киану Ривз



cортировать по
дате публикации
названию публикации
названию издания

: Интервью

: Заметки

: Статьи

: Переводы

: Все публикации

: Поиск



Перепечатно с сайта ИЗВЕСТИЯ.RU

    Вот и "Матрица"

Версия для печатиИЗВЕСТИЯ.RU, 16 мая 2003

В четверг вечером в Канне (вне конкурса - как очевидно коммерческую картину) показали вторую "Матрицу" - "Матрица: перезагрузка". Уже 22 мая фильм выйдет у нас, но многие в Москве, зная, что автор этих строк увидит "Матрицу-2" на целую неделю раньше и вообще, что называется, "на первом премьерном экране", откровенно ему завидовали. Так ждали и ждут эту картину.

АТМОСФЕРА. На второй день нынешнего Каннского фестиваля начинаешь понимать, что народа все-таки меньше обычного. Раньше, начиная с пяти-шести вечера, из-за толп зевак на двухкилометровой набережной Круазетт было не протиснуться. Даже на проезжей части. Теперь же по Круазетт и автобус сумел проехать. Многие явно испугались путешествовать: недавняя война, атипичные террористы, китайская пневмония. Людей с марлевыми повязками на лице в Канне, впрочем, пока не замечено.

Тем не менее вечерний показ "Матрицы-2" собрал у красной лестницы несколько тысяч орущих фанатов. Ведь "Матрица" - чего даже и не ожидали - прибыла в полном боевом составе: Киану Ривз, Лоуренс Фишбёрн, Кэри-Энн Мосс (оказавшаяся основательно беременной), Моника Белуччи, а тут еще и Кевин Костнер на просмотр пришел. Приехали и режиссеры фильма - сверхновомодные братья-близнецы Вачовски, но повели себя в соответствии с имиджем. Вачовски умело создают вокруг себя и "Матрицы" атмосферу загадочности, сюжет второй "Матрицы" скрывался до последнего момента, на съемочной площадке журналистам было запрещено приближаться к братьям-героям ближе чем на тридцать метров (провинившихся отстреливали). В Канне, дабы не разрушать с трудом добытый имидж, братья попозировали фотографам, но на пресс-конференцию, где был даже Киану Ривз, не явились, тем самым избежав любых вопросов о смыслах фильма и "Матрице-3", которая выйдет 7 ноября.

"МАТРИЦА" КАК ТАКОВАЯ. Ко второй "Матрице" все равно поневоле придется вернуться, когда она выйдет в российский прокат. Поэтому скажем пока лишь то, что она безусловно эффектнее первой (хотя менее стилистически цельна). В ней несколько супербоевых эпизодов - во время одного из них Нео-Ривз минут десять сражается с размножившимся главным врагом - агентом Смитом, который научился моментально превращать в свой клон любого встречного. В конце боя Смитов примерно сто, но против Нео они теперь слабаки. Как большинство других комиксовых хитов современности, вторая "Матрица" словно бы включает в себя многие другие фильмы (как те, в свой черед, включают в себя находки из "Матрицы"). Тут гигантская факельная толпа и дизайнерский стиль единственного спрятавшегося от машин города людей Сиона - словно бы из "Властелина колец". Попытки империи зла (в данном случае - империи машин) покорить гордых повстанцев-людей с их советами консулов (ведущих себя, как важные индейцы из старых вестернов, завершавших выступления на совете старейшин обязательным: "Хау! Я все сказал!") напоминают о "Звездных войнах". Наконец, Киану Ривз стал летать в точности как Супермен, со скоростью ракеты, рассекая воздух вытянутой рукой с ладонью, сжатой в кулак. Начинается фильм с того, что у героев 72 часа на то, чтобы спасти Сион от вторжения машин, а завершается тем, что у них остается 24 часа. См. "Матрицу-3".

САМИРА. Между тем появился и первый фаворит конкурсной программы - фильм Самиры Махмальбаф "В 5 пополудни". 22-летняя Самира уже второй раз борется за каннские призы (первым фильмом были "Черные доски"). Она - дочь одного из двух главных мэтров почитаемого иранского кино, Мохсена Махмальбафа, - побывала уже как-то членом жюри Московского кинофестиваля и сняла на сей раз фильм о пробуждении сознания афганских женщин, получивших возможность мыслить, учиться и делать карьеру после краха власти талибов. "Если восточная женщина сбросит с себя паранджу - под ней что-нибудь останется?" - спрашивал персонаж Венедикта Ерофеева. Да: под ней остаются амбиции - вплоть до желания стать президентом страны, - прежде в Афганистане немыслимые. Фильм, как принято у иранских режиссеров, снят так, словно он документальный, каждый кадр выстроен фантастически красиво. Среди всех ощутимых в фильме идеологий побеждает одна, свойственная иранцам (даже тем, кто благополучно снимает свои картины на европейские деньги) больше, чем кому бы то ни было: надо жить в бедности, только бедные люди нравственны, только им несвойственна суетность, только их ничто не сбивает с человеческого пути истинного.

Если фестиваль не обнаружит новых эстетических тенденций, то такой гуманистический инакокультурный фильм вполне может претендовать на главный приз. Другое дело, что в воскресенье и понедельник будут показаны "Бассейн" Франсуа Озона, режиссера, который всегда непредсказуем, "Слон" Гаса Ван Сэнта, от которого после "Джерри" опять можно всего ожидать, и "Догвилль" (три раза ура!) Ларса фон Триера. "Отец и сын" Сокурова пойдет, кстати, аж в конце следующей недели, под занавес фестиваля. Подобное обычно означает, что Канн делает на него особую ставку.

Прямая речь

Кое-что о "Матрице" (сказано в Канне в пятницу)

Лоуренс ФИШБЁРН, исполнитель роли Морфеуса.

- Что вы думаете об идеологических основах фильма?

- Они непростые. В фильме перемешаны многие философии и мифы, начиная от мифов древнегреческих и заканчивая дзен-буддизмом. Но, разумеется, они переосмыслены с точки зрения современных представлений о возможном будущем. Я не хочу давать некую генеральную трактовку фильма - каждый сам найдет в нем то, что отвечает его внутренним убеждениям.

Киану РИВЗ, исполнитель роли Нео.

- Каково вам чувствовать себя "матричным" суперменом, который вдобавок еще и новый мессия?

- Мое суперменство главным образом свелось к тому, что мне пришлось исполнять много трюков. Мы почти не прибегали к помощи каскадеров. Конечно, основные сцены сделаны на компьютере, тем не менее роль потребовала многомесячных тренировок по самым разным физическим и боевым системам. Только восточным единоборствам мы с Кэри-Энн Мосс учились полгода.

Моника БЕЛУЧЧИ, исполнительница новой (небольшой, но эффектной) роли Персефоны.

- Вы сразу согласились сниматься в "Матрице"?

- Более того: я проходила пробы! Да-да, в это никто не верит: проходила - и прошла.

- Вам хотя бы, в отличие от других, не пришлось исполнять сложные трюки.

- Это так, но должна заметить, что даже я на съемочной площадке постоянно переживала волнующее чувство опасности. Несмотря на то что в картине много компьютерных сцен, там достаточно и актерской игры, мы много непосредственно взаимодействовали друг с другом на съемочной площадке. А то у некоторых уже возникает ощущение, будто нас всех - актеров - сканировали, ввели в компьютер и таким образом, используя наши неживые фигурки, и сделали вторую "Матрицу".

Юрий ГЛАДИЛЬЩИКОВ, Канн

 
             

о сайте | форум | почта