Keanu Reeves Russian Edition
кумир  
  «... Люблю дорогое вино. Недавно купил очень дорогое -'82 Cheval blanc, четыре бутылки уже выпил. Очень приятный вкус. ...»
кумир Материализация виртуальности по алгоритму братьев В.
 
человек
человек
актёр
актёр
музыкант
музыкант
             
    Библиотека:

: Рецензии
рецензии и аналитические статьи о фильмах, в которых снимался Киану Ривз



cортировать по
дате публикации
названию публикации
названию издания

: Интервью

: Заметки

: Статьи

: Переводы

: Все публикации

: Поиск



Перепечатано с сайта KinoZal.ru

    Материализация виртуальности по алгоритму братьев В.

Версия для печатиKinoZal.ru, 01 июля 1999

Нео: - Почему у меня болят глаза? Морфеус: - Потому что ты ими раньше никогда не пользовался. (Диалог из фильма).



Джексон: - Я слышал, что Морфеус посещает этот сайт. Суперастик: - Морфеуса не существует, а Матрикс - это реклама новой электронной игры. Таймекс: - Единственно, что меня интересует: Тринити - это действительно девушка? Лод3: - 87% всех онлайновых девушек на самом деле мужчины. Кварк: - Матрица - это эвфемизм для нашего правительства. Супеарастик: - Нет, Матрица - это система, которая контролирует нашу жизнь. Таймекс: - Ты имеешь в виду MTV? Таймекс: Я имею в виду SEGA. FOS4: Да здравствует SEGA! (Болтовня хакеров в чэт-руме “Матрица”).



Создается впечатление, что братья Вачовски в своем последнем фильме воплотили на экране в конкретных, понятных массам образах, скомпрессованную окрошку из концепций Бодрияра, МакЛюэна, Адорно (можно и еще кого-нибудь вспомнить). Например, вот эту синопсис-скороговорку из Бодрияра: знаки оторвались от своих означающих и самостоятельно плавают в качестве “симулякров” в потерявшем свои означающие материальном мире. Или вот этот конспект из смеси МакЛюэна и Адорно: масс-медиа откровенно манипулируют с сознанием проживающих в “глобальной деревне” масс и повсеместно насаждают ложное сознание, укрепляющее мифы и иллюзии “авторитарного человека”.

Все это при желании можно прочитать в “Матрице”. Только здесь эти концепции получили “экстремальное” развитие и НФ трактовку - сфабрикованный зловещей Матрицей “тотальный виртуальный симулякр” прямиком по кабелям - без посредства масс-медиа (т.е. знаков) - переправляется непосредственно в мозг и органы чувств полностью закабаленного ею человечества. “Матрица” - это грандиозная компьютерная программа, живущая своей жизнью, конечный результат эволюции созданных людьми мыслящих кибернетических машин, которые, в конечном счете, поработили человечество. (“Сначала они требовали равных прав”, - рассказывает Морфеус, глава движения борьбы с электронным порабощением).

Мир будущего (на самом деле, по версии авторов фильма, сейчас 2199 год, но Матрица заставляет всех думать, что 1999-й) в этой экстремально дистопической версии выглядит как ячеистая структура “маток- люлек”, набитых желатином и “околоплодными водами”, в которых в позах эмбрионов плавают обездвиженные человеческие тела с подключенными к органам чувств (точнее, непосредственно к нервам) кабелями, по которым Матрица засылает в их сознание нужный ей образ мира. Все это практически совпадает с “обычной” западной современностью и тем не менее является “абсолютной” виртуальной реальностью - без этих устаревших шлемов - с прямым подключением. При этом “Матрица” каким-то образом питается жизненной энергией окончательно “тотализированных” таким способом людей, устроив для себя из человечества громадный элемент питания.

И только отдельные прозревшие (очевидно, отбракованные Матрицей) смельчаки - пламенные борцы за свободу человечества от виртуально-компьютерного тоталитаризма - Морфеус (Лоренс Фишбёрн), его помощница Тринити (Кэрри-Энн Мосс) и Нео – в лучшем за последние годы исполнении Киану Ривза - приняв загадочную “красную пилюлю”, приходят в “реальное” сознание (отключают навязанное Матрицей “предварительное понимание”) и, обрывая кабели-пуповины, выливаются вместе с “околоплодными водами” в “реальный” мир из похожих на увеличенные унитазы электронных маток. (Несмотря на очевидные параллели с родами, у явно “киберпанкующих” Вачовских этот процесс похож больше не на роды, а на спуск воды в канализацию).

Киберинсургенты базируются в “Nebuchadnezzar” - некой комбинации подводной лодки и космического корабля, курсирующей в неопределенном пространстве-“андеграунде”, откуда они совершают вылазки в “матричный” мир и ведут из мрачного “реального” борьбу с насаждаемым Матрицей “символическим” (Лакан?). Они проникают из иллюзорного мира Матрицы обратно в тусклый подпольный “настоящий мир”, ограниченный бортами их электронного ковчега, через строго определенные лазейки типа “выделенных телефонных будок” (апологет строгой жанровой НФ обязательно задастся вопросом: какова для этого должна быть пропускная способность линии в байтах) - тут, возможно цитируется “Сталкер” (…В зону и из зоны выходят по-разному...). С другой стороны, интересно, что сам мрачный депрессивный быт подпольных обитателей “реального “подматричного мира” братьев Вачовски сильно напоминает мир Зоны Тарковского-братьев Стругацких).

Но сначала, перед “дематризацией”, нужно извлечь из пупка специально сконструированным отсосом “электронного жучка”. Помнится, что в фильме “Вспомнить все” Пауля Верхувена чипы аналогичного назначения запихивались “плохими парнями” в нос, но также извлекались специально сконструированным щипцами. Нельзя, кстати, сказать, что концепция Вачовски является абсолютно оригинальной - передача виртуальности “непосредственно в мозг” недавно была темой незаслуженно провалившихся “Странных дней” Кэтрин Бигилоу. Да и в “Людях в черном” речь идет о тотальном контроле над человечеством “внеположных” сил.

C другой стороны, отдельные образы фильма живо напоминают Магритта (например, “зарастающий” во время допроса рот Нео; обратите внимание также на забавный “культовый” модем с “ископаемым” дисковым номеронабирателем,- правда, это не столько Магритт, сколько апгрейдированный Марсель Дюшан с его мохнатым кофейным сервизом).

Если рассуждать с позиций “тупого жанрового критика”, то интересно выяснить, что произойдет, если Морфеус и его друзья победят, а Матрица “зависнет”? Куда денутся все эти свежевылупившиеся люди, “канализованные” в мрачный материальный мир, от которого осталось только загрязнение окружающей среды? Однако сюжетные мотивировки братьев Вачовски скорее напоминают оные у Леоса Каракса в “Дурной крови” - фильма, который тоже формально можно считать НФ, но который, конечно, является, прежде всего “авторским”, и для него, понятно, строго логичная нарративность не обязательна. (У Каракса, напомню, формальная “научнофанастичность” сюжета заключалось в том, что некий вирус поражал тех, кто занимался сексом без любви. Но то был только повод для “разговора”). “Матрица”, конечно, в большей степени находится на территории жанрового кино, но по степени экспериментальности внутри оного вполне “тянет” на авангард. Кстати, после первого фильма “Связь” братьев Вачовски (не без причин на то) записали в учеников и последователей братьев Коэнов. В “Матрице” же они уже вполне самостоятельны.

Борьба Морфеуса и Нео с агентами Матрицы, которые напоминают одновременно “Братьев Блюз” и “Людей в черном” (отметим хорошую актерскую работу австралийского актера Хьюго Уивинга, в чем-то напоминающего здесь Томми Ли Джонса), происходят в виртуальном “матричном” мире, но это не значит, что они не смертельно опасны, ведь как объясняет Морфеус, “тело не может жить без сознания”. (Тела повстанцев лежат в специальных креслах, “подключенные” к “Матрице” посредством портов в затылках, а их сознание сходится в виртуальных схватках в генерированном матрицей пространстве).

Многие, в конце концов, и погибают. Морфеус же видит в Нео Мессию, “Его”, который в силу особых дарований сможет победить Матрицу. И в конце фильма он, вроде бы, находится на пути к победе. Все, что касается экшн-сцен, не побоюсь этого слова, обладает новаторским качеством. Вачовски умно, проявляя чувство меры, соединили эстетику и пафос электронных игр с игрой живых актеров, которые у них запросто и естественно бегают по стенам, прыгают на десятки метров, зависают в воздухе (в то время как камера “облетает” их) и т.д. Получившийся изобразительный стиль можно описать как “оператор со Стедикамом внутри Playstation.

Почему именно “Матрица” внезапно (на этот случай у американцев есть определение sleeper hit) стала популярным и почти культовым - ведь попыток создания фильмов этого жанра (назовем его “киберпанк-триллер”) было много. Но именно лента братьев Вачовски - достаточно сложная для мейнстримовского зрителя конструкция - внезапно вызвала сильный бум. Почему этого не удалось схожему по пафосу “Джонни-Мнемонику” с тем же Киану Ривзом (где у него, кстати, тоже был порт в затылке) несколько лет назад?

Вот американскому критику Роджеру Эберту не понравилось то, что “фильм начинается с откровений о сущности мира, а кончается вульгарными перестрелками между хорошими и плохими парнями”. На мой взгляд, братьям Вачовски как раз удалось соблюсти баланс оригинального и жанрового, расширив тем самым диапазон мейнстрима. Канат между расходящимися требованиями зрителя и устремлениями авторов здесь натянут оптимально. Кроме того, им удалось “подкрепить” догадку, подспудно присутствующую даже у самого “последнего” члена массового общества - о том, что им беззастенчиво манипулируют. (И Вачовски как бы раскрывают им глаза на то, до какой же степени). При этом им удалось достаточно органично вмонтировать в популярный кинотекст “высоколобые” социо-культорологические концепции. В советские времена, помнится, это хорошо удавалось братьям Стругацким и Станиславу Лему, отголоски идей которых также можно найти в этом фильме. Поэтому в определенной степени именно “Матрица” является полноценным развитием линии, начатой “Сталкером” и (в меньшей степени) картиной “Blade Ranner”. “Матрица” удачно объединила достоинства этих фильмов и фактически “застолбила “ новый поджанр (“экшн в серьезном интеллектуальном контексте”).

И вообще, высокая степень “авторства” “Матрицы”, расширяющая базу мейнстрима, является одним из его основных достоинств. Лучшим подтверждением этому является невероятный успех фильма - кассовые сборы свыше $160 млн. Таким образом, этот почти арт-хаусовский фильм вплотную приближается к результатам прошлогоднего “Армагеддона” - тупого, громкого, откровенно потворствующего неразвитому вкусу, но формально также принадлежащему к “НФ”. Помимо прочего, это говорит о том, что продюсеры зачастую сильно недооценивают аудиторию.

Нравиться массовой аудитории и оставаться самим собой - большое искусство. Заезды из авторского кино на территорию жанра блистательно удавались Куросаве, Кубрику, Форману, Кончаловскому (в “Поезде беглеце”, а не в “Танго и Кэш”, естественно.) Теперь это явно удалось братьям Вачовски.

Валентин Эшпай

 
             

о сайте | форум | почта