Keanu Reeves Russian Edition
кумир  
  «... Я не умею отвечать на вопросы касательно моей внешности. Я знаю, что красота превращена в товар, но стоит ли она того, чтобы думать о ней, рассматривать себя в зеркало? ...»
кумир Слабое звено, или В когтях у мышки
 
человек
человек
актёр
актёр
музыкант
музыкант
             
    Библиотека:

: Рецензии
рецензии и аналитические статьи о фильмах, в которых снимался Киану Ривз



cортировать по
дате публикации
названию публикации
названию издания

: Интервью

: Заметки

: Статьи

: Переводы

: Все публикации

: Поиск



Перепечатано с сайта Film.ru

    Слабое звено, или В когтях у мышки

Версия для печатиРоссийская газета, 20 мая 2003

В Канне спорят о преимуществах "Матрицы" перед реальностью.

Есть симпатичная компьютерная забава: берешь мышкой какого-нибудь виртуального котенка за шкирку и таскаешь по экрану – он летает, кувыркается и всегда падает на все четыре лапы. Нечто подобное проделывают со своими героями создатели новой "Матрицы" братья Вачовски. Только вместо котенка в когтях мышки – Киану Ривз.

Одну из главных своих сенсаций Каннский фестиваль выстрелил уже на старте – внеконкурсный фильм "Матрица: Перезагрузка". Как в любом хорошем фантастическом проекте, в основе трилогии парадоксальная идея, способная поразить воображение: мир, который мы знаем, на самом деле виртуален. Мы все в плену Матрицы и лишь повинуемся воле некоей компьютерной программы. Этот чудовищный перевертыш выводит детский квест за пределы видеоигры к неким философским материям, что сделало "Матрицу" 1999 года заметным явлением поп-кино. Критики стали отыскивать в фильме разбросанные там и сям корешки университетских лекций по философским течениям и религиозной мифологии. И объединенными усилиями соорудили над квестом столь мощную интеллектуальную надстройку, что ее тяжесть даже столь масштабный проект выдерживал с трудом.

После такого дела братья Вачовски сильно укрепились в самоуважении: они теперь всерьез претендуют на статус демиургов, а из компьютерного хакера Нео (Киану Ривз) делают мессию, второго Христа, формируют как бы новую религию. Не забывая, впрочем, о главной задаче: поражать крутыми эффектами. Фильм по-прежнему опирается на стилистику японских мультиков и рекламных клипов, он идеально просчитан на подростковую аудиторию и оперирует всеми культурными архетипами массового кино, от гомерических телесериалов до "Людей в черном" и "Людей ИКС". Появилось даже подобие эротического клипа – хореографически выстроенная ритуальная оргия в подземном городе Зион, где солируют, эротично поигрывая вживленными в кожу слотами, Нео и его боевая подруга Тринити (Кэри-Энн Мосс). Сексуальная групповуха здесь возвышена до уровня политической демонстрации. Или снижена, как кому угодно.

Фабула же представляет собой еще одну попытку Нео-Единственного вторгнуться в Матрицу, чтобы понять природу своей миссии спасителя человечества, узнать истину и положить конец власти Машин над людьми. В ходе одиссеи он встречается с Оракулом и вызволяет из плена Ключника, знающего слабые звенья компьютерной системы. Как и в первой части, ему противостоит Агент Смит (Хьюго Уивинг), который не только свободно перемещается во всех этих сказочных пространствах, но и обрел способность размножаться, создавая сонмы своих клонов. Есть выразительный эпизод с одним из хозяев Матрицы по имени Меровинджиан (отличный актер Ламберт Уилсон), и есть эпизод забавный – с его разочарованной супругой Персефоной, которая хочет вернуть волнующие моменты жизни, требуя от Нео поцелуя (в этой роли Моника Белуччи). Герой сражается с Двойниками, призрачность которых напоминает "Мумию", и добирается до самого Архитектора Матрицы. Фильм явственно эксплуатирует некие псевдоантичные мотивы, о чем говорят даже имена персонажей.

Визуальные эффекты достигли абсолюта: живое действие стало совсем неотличимым от трехмерной компьютерной анимации, многие эпизоды вообще сняты без участия живых актеров, фильм окончательно уподобился видеоигре. В игру ему и суждено, согласно бизнес-плану, обратиться. Словно движением ползунка авторы управляют временем, замедляя его до той степени, когда виден пролет пули (это их ноу-хау, которое они так и назвали – "Пулевое время"). Полеты Ривза напоминают воздушные путешествия Супермена. Сонмы бьющихся машин в долгой лихой гонке по хайвеям уже не добавляют адреналина, а просто восхищают возможностями "цифры". Хотя, по мысли авторов, эти ресурсы взбесившихся технологий должны нас устрашать.

Попытка соединить экшн с как бы философской традицией, разумеется, лукава: первенство здесь все равно отдано беганию по потолкам, а глубокомысленность героев только подчеркивает их интеллектуальную бесплотность. Фильм действует более на подкорку, чем на сознание, его преданный зритель ухитряется находить россыпи смешного в том, как бьются автомобили, как Морфеус трахнулся о лобовое стекло и каким озадаченным взглядом Смит проводил внезапно исчезнувшего Нео.

На пересечении комикса, цифровой анимации, клипа, восточных боевых искусств, спорта и "живого кино" Ларри и Эндрю Вачовски создали свою кинематографическую вселенную со своей эстетикой, своими законами гравитации и методами актерской игры, где репетиции заменены тренировками. Этот мир был ярко заявлен в первой главе; в новой картине цифровой трюк стал заметно превалировать над развитием сюжета (фильм содержит более тысячи визуальных эффектов и является очередным технологическим прорывом), но характеры перестали развиваться. Это масштабное зрелище, чрезмерность которого начинает вредить его увлекательности. Совершенная технология стала "слабым звеном": если знаешь, что невиданный хук уже не результат физической подготовки актера, а следствие движения компьютерной мышки, всерьез волноваться за героя невозможно. Какие открытия могут нас ждать в последней части трилогии и останется ли она на территории искусства, представить трудно. Но братья Вачовски верят в невозможное.

Они это еще раз доказали вечерним приемом по случаю премьеры. На Круазетт возник самолетный ангар, где в Санта-Монике шли тренировки, высоких гостей укачивало от световых каруселей, Ривз был элегантно небрит, непроницаем и при бабочке, Моника Белуччи – в розовом с изысканно грубыми черными швами на заднем бюсте, и всю ночь над набережной взрывались ракеты фейерверков. К утру от ангара не осталось и следов – большие деньги могут всё.

В России "Матрица: Перезагрузка" выходит 22 мая. Вся трилогия должна увенчаться фильмом "Матрица: Революция", мировая премьера не без юмора назначена на 7 ноября.

Валерий Кичин

 
             

о сайте | форум | почта