Keanu Reeves Russian Edition
кумир  
  «... Бывают моменты, когда душа скорбит, но я себя не истязаю. Мне кажется, я бродяга... Мне никак не сидится на месте. Именно поэтому я никогда не стремился к оседлому образу жизни, накапливанию материальных ценностей. Жизнь актерская меня не утомляет, мы — настоящие странствующие менестрели. ...»
кумир Битва за Сион
 
человек
человек
актёр
актёр
музыкант
музыкант
             
    Библиотека:

: Рецензии
рецензии и аналитические статьи о фильмах, в которых снимался Киану Ривз



cортировать по
дате публикации
названию публикации
названию издания

: Интервью

: Заметки

: Статьи

: Переводы

: Все публикации

: Поиск

    Битва за Сион

Версия для печатиTotal DVD, № 5 (26), май 2003

Выпустив в конце прошлого века «Матрицу», братья Вачовски в одночасье заработали титул «самых модных режиссеров фантастических боевиков». Повесть о заговоре компьютеров и спасителе человечества Нео «раздергали» на цитаты, а самые эффектные ее трюки украсили все и вся — вплоть до мультфильма «Шрек». Но неугомонные братья не остановились на достигнутом. На мировые экраны выходит долгожданный сиквел «матрица: Перезагрузка», и Вачовски обещают, что он будет на порядок круче предшественника!



ПОВЕСТЬ О КРУТОСТИ

Самое любопытное в феномене успеха «Матрицы» заключается в том, что там нет ничего принципиально нового. На авторство спецэффекта «замершая пуля» претендует несколько человек, каждый из которых продемонстрировал этот прием в рекламном ролике или экспериментальном проекте задолго до «Матрицы». Истории о киберпространстве появляются в кино со времен «Трона» (1982), да и в литературе эта тема изучена неплохо. Сагами о разного рода Мессиях кишит религиозная литература и массовая культура всех цивилизованных наций, а боевики с восточными единоборствами и масштабными перестрелками снимались еще когда Вачовски пешком под стол ходили.

С какой стороны к «Матрице» ни подойди - не увидишь ничего по-настоящему революционного или уникального. Напротив, она вся соткана из бесчисленных цитат, сшивающих воедино фрагменты буддийских трактатов, атмосферу американских комиксов, «финты» восточного кино и христианскую мифологию. На первый взгляд, это может показаться слабостью, и критики приняли картину Вачовски без особого энтузиазма. Но, не преуспев в «чистом искусстве», «Матрица» выиграла куда более значимую битву - сражение за зрительские сердца. Там, где критики видели мешанину из многозначительных бесед, странных спецэффектов и примитивной морали, публика увидела единое целое - уникальное воплощение всей возможной «крутости» конца XX века. В самом деле, практически все, показанное на экране за те два часа, что шла «Матрица», было «круто». «Крутые» герои, «крутые» враги, «крутые» поединки, «крутые» перестрелки, «крутые» тренировки, «крутая» одежда, «крутые» аксессуары... Даже музыка была подобрана намеренно «крутая». Это, разумеется, не было случайностью из разряда «так получилось». Братья Вачовски с самого начала хотели создать своего рода каталог самых эффектных киноприемов, однако ухитрились склеить его вполне «вменяемым» сюжетом и начинить популярной (и, безусловно, «крутой») идеологией протеста против «цивилизующего» оболванивания. Как заметил по этому поводу Виктор Пелевин в романе «Generation П», «ничто не продается так хорошо, как грамотно расфасованный и политически корректный бунт против мира, где царит политкорректность и все расфасовано для продажи».

Как братья Вачовски дошли до такого понимания запросов своей аудитории? Так же, как и Тарантино, - смотрели много фильмов на видео. И, кроме того, прочитали одну книжку... Но обо всем по порядку.



ДЕТСТВО, ОТРОЧЕСТВО, ЮНОСТЬ

Как и у большинства значительных режиссеров и сценаристов нашего времени, детство и отрочество братьев Вачовски было неразрывно связано с кино. Нет, их родители его не создавали и в нем не снимались. Они даже жили не в Лос-Анджелесе или Нью-Йорке, а в Чикаго. Отец занимался импортом станков, мать начинала как медсестра, но затем стала художницей. Однако ни тот, ни другая не мыслили лучшего развлечения, чем на целый день «закатиться» в кинотеатр, посмотрев несколько фильмов подряд. Разумеется, они брали с собой и мальчиков - старшего Ларри (на фотографиях его легко узнать по очкам) и младшего Энди, и братья Вачовски буквально выросли на всевозможных американских картинах - от блокбастеров до экзотических старых фильмов «класса Б».

Естественно, их жизнь заключалась не только в кино и видео - оба брата обожали комиксы, специализируясь не столько по стандартным и хорошо известным сагам о супергероях, сколько по более мрачным и «готическим» подростковым комиксам. Столь однобокие увлечения не помешали им со временем поступить в разные колледжи, однако учиться там они не смогли, и вскоре вернулись в отчий дом - без дипломов, но с четким убеждением, что в дальнейшем высшее образование им не понадобится.

Потерпев неудачу в интеллектуальном труде, братья вполне успешно занялись плотничеством (точнее, строительством) и, как впоследствии признавались, ни разу об этом не пожалели. «Столярка» научила их терпению и упорству, без которого фильм со сложными спецэффектами не «поднять».

Последним достижением Вачовски на почве физического труда стало строительство нового дома для своих родителей. Несмотря на отсутствие образования, им удалось получить работу, связанную с искусством, - они взялись писать диалоги для комиксов студии Marvel, например, для «Восставшего из ада» Клайва Баркера. Напомним, что это не только кино-, но и книжный сериал, выходивший также в виде комиксов.



ПЛОТОЯДНЫЕ ЛЕСБИЯНКИ

Покрутившись в мире «веселых картинок» и обретя уверенность в собственных силах, Вачовски задумались о написании сценариев. Это решение не пришло к ним неожиданно. Оно возникло после того, как Ларри раздобыл знаменитую книгу «Как я снял в Голливуде 100 фильмов и не потерял ни цента» (написанную мастером кино «класса Б» Роджером Корманом) и настолько вдохновился ею, что заставил и брата освоить все 256 страниц. Несмотря на завлекательное название, большая часть книги посвящена «анекдотам» со съемочной площадки, и потому творение Кормана вряд ли можно рассматривать как полноценный учебник по созданию малобюджетного кино. Впрочем, Вачовски нуждались не столько в учебнике, сколько в примере для подражания, и в этом смысле книга «классика» попала к ним в руки как нельзя кстати.

Их первый сценарий именовался «Плотоядный» и был триллером, посвященным исчезновению богачей в престижном пансионате. Этот проект привлек к братьям определенное внимание, но делать по их сценарию фильм никто не захотел. По словам Ларри, «никто не желал с нами связываться, поскольку в фильме должны были пожирать богатеев, а в Голливуде все такие». Характерно, что после успеха «Матрицы» к «Плотоядному» вернулись, и разработкой этого проекта занялся классик готической мистики Джордж Ромеро, недавно «пролетевший» с постановкой «Обители зла», но все еще достаточно известный и популярный.

Со вторым сценарием братьям повезло больше. Им заинтересовался сам Дино ди Лаурентис, умудрившийся продать проект Вачовски студии Warner. В результате получился фильм «Убийцы» с Сильвестром Сталлоне, Антонио Бандерасом и Джулианной Мур, не заработавший большой любви кинокритиков, однако неплохо выступивший в мировом прокате и собравший порядка 80 миллионов долларов при бюджете в 50.

Заработав на «Убийцах» кое-какие деньги, Вачовски, однако, отнюдь не были рады тому, что их сценарий - пафос которого заключался в обсуждении условности границ между «моральным» и «аморальным» - был сильно переработан. Два персонажа, двое наемных убийц - при этом один из них «хороший», а другой плохой». Но может ли вообще человек, убивающий по найму, быть «хорошим»? И чем он, в таком случае, отличается от «плохого»? Ставившего «Убийц» Ричарда Доннера эти вопросы не занимали, и братья были очень этим расстроены.

Посовещавшись, они приняли логичное решение - быстро освоить профессию режиссера и свои сценарии в дальнейшем экранизировать самим. Случай представился быстро - Дино ди Лаурентис поинтересовался у Вачовски, чем они его порадуют на сей раз, и получил в ответ сценарий триллера под названием «Связь». Бегло пролистав распечатку, он профессиональным взглядом выделил главное и сразу же взял быка за рога: «Главная героиня что, лесбиянка?».

«Да», - последовал ответ. Этого ди Лаурентису было вполне достаточно, и он не только купил сценарий, но и согласился, чтобы Вачовски сами его и поставили.

Идея «Связи» заключалась в том, чтобы создать классический «нуар»-триллер о выходящем из тюрьмы преступнике, который заводит роман с девушкой влиятельного члена мафии и пытается присвоить «общак». «Фишка» же сценария заключалась, как справедливо подметил ди Лаурентис, в том, что главный герой - женщина, и роман, который она заводит, соответственно, лесбийский. Как и положено постмодернистам со стажем. Вачовски получали колоссальное удовольствие от возможности поиздеваться над железобетонными канонами криминального жанра.

Студия Warner довольно долго сопротивлялась попыткам братьев поставить фильм так, «как они его видят», тем более что целый ряд известных голливудских актрис наотрез отказались играть лесбиянок. В конечном итоге Вачовски все же удалось отстоять большую часть своих идей (в том числе и откровенную постельную сцену, от которой продюсеры отнекивались дольше всего), снять изящный триллер всего за четыре миллиона долларов и занять в главных ролях блестящий дуэт Джины Гершон и Дженнифер Тилли.

«Связь» была высоко оценена как зрителями, так и критиками, и впервые в истории семейного дуэта привлекла к братьям внимание не только голливудских продюсеров, но и многочисленных журналистов. Результат этого внимания был вполне предсказуем - Вачовски удалось «пропихнуть» продюсерам проект, который они задумали еще до написания «Связи». Проект, который получил название «Матрица».



«НИЧЕГО НЕ ПОНЯЛ, НО ЭТО КРУТО!»

Создание сценария «Матрицы» началось задолго до того, как братья решили поставить на его основе фильм. Поначалу они просто записывали все приходящие им в голову идеи, связанные с их любимой проблемой: многообразием возможных взглядов на видимую нами реальность. Что, если это не реальность, а виртуальность? Какие формы классическая мифология с богами и героями может принять в эпоху Интернета? Насколько наша жизнь и наше сознание управляются извне?

Несмотря на успех «Связи», приходить к продюсерам и руководству студии с многомиллионным проектом, замешанном на восточной философии, для братьев Вачовски было делом рискованным. Дело в том, что студия Warner считается оплотом традиционных, «банальных» боевиков, и для большей части ее руководства первые наброски сценария «Матрицы» казались малопонятными и «совершенно невменяемыми». Одним из немногих, кто поддерживал Вачовски с самого начала, был Лоренцо ди Бонавентура, курирующий международные проекты и потому более открытый для новых веяний, но его поддержки было мало. Требовалось нечто более весомое.

К счастью, у Вачовски был «туз в рукаве» - их связи в комикс-индустрии. Пригласив известных художников Джефа Дэрроу и Стива Скроза, они нарисовали огромный 600-страничный комикс, расписав в нем каждую сцену фильма. По сути, это был графический сценарий, разобраться в котором могло даже руководство Warner. Новая версия «Матрицы» прошла голосование «на ура» - видимо, боссы студии тоже потратили немалую часть своего детства на саги о супергероях.

Скептическое отношение к проекту уступило место восторженному, и реплики вроде «Ничего не понял - это не пойдет» сменились восклицаниями типа «Ничего не понял, но это круто!». Братьям дали «зеленый свет», и они даже согласились, чтобы фильм курировал знаменитый продюсер Джоэл Сильвер, на которого они обиделись после «испорченных» им «Убийц».



ПРЫЖКИ ПО СТЕНКАМ

Что бы там ни говорили режиссеры и зрители о продюсерах, без них в современном мире нельзя. Сценаристы, режиссеры, дизайнеры, актеры и все остальные должны думать о том, чтобы фильм был как можно лучше, однако кто-то должен приводить их всех в чувство и объяснять, что задуманный трюк в бюджет картины не влезает. Впрочем, настоящие мастера своего дела обязаны решать более сложные проблемы: «Как найти в бюджете деньги на трюк, который привлечет к картине внимание зрителей?».

Работа Сильвера не была исключением. Первоначальные наметки бюджета гласили, что на картину уйдет более 100 миллионов долларов - при том, что в ней не будет звезд наипервейшей величины. Это был слишком много для фильма на не очень «верную» тему, но Сильвер предложил перенести съемки в Австралию, где картину можно было снять за полцены. Именно с «Матрицы» началась волна вывода масштабного кинопроизводства за пределы США, самым известным плодом которой, кроме «Матрицы», стал «Властелин Колец», снять который в Америке было физически невозможно менее чем за миллиард долларов.

Планируя трюки для своего фильма, Вачовски вдохновлялись восточным визуальным искусством - гонконгскими кунгфу-боевиками и японской киберпанк-ниндзя-анимацией. Специалистов по такого рода «приемчикам» в Голливуде не было, и потому постановщика поединков пришлось выписывать из-за океана. Вести проект согласился один из самых известных гонконгских «хореографов» Юэнь Ву-Пинг, и Вачовски впервые в истории Голливуда приняли его предложение организовать для звезд «Матрицы» многомесячные тренировки, чтобы они могли большую часть своих трюков исполнить самостоятельно. Разумеется, без хитроумных веревочек.

Почти восьмимесячные тренировки по пять часов в день дали прекрасный эффект - хотя принято считать, что Нео почти всегда «прыгает» с помощью веревочек, сцена спарринга с Морфеусом, в которой Мессия взбегает по стене, снималась без блоков и шкивов. Киану Ривз действительно на это способен, благо что занимался боевыми искусствами и до знакомства с Юэнь Ву-Пингом, хотя теперь именно его актер называет своим главным Учителем.



ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Несмотря на восторги продюсеров по поводу их творения, в коммерческом успехе «Матрицы» многие сомневались. Картина получила рейтинг R, что означало «дети до 17 лет допускаются только с взрослыми» и «отсекало» от «Матрицы» подростков - естественных зрителей научно-фантастической ленты с множеством поединков и компьютерных спецэффектов. Режиссеры все еще были известны лишь ценителям кино, картина не опиралась на всем известный литературный источник, из действительно «звездных» актеров в ней был занят только Киану Ривз... В общем, перспективы были не самые радужные.

К счастью, реальность превзошла самые смелые прогнозы. Сказались и эффективная реклама, и клип Мерилина Мэнсона (чья музыка звучала на финальных титрах «Матрицы»), показавший самые яркие сцены фильма. Выйдя в прокат на пасхальной неделе, картина собрала 28 миллионов долларов - рекорд для этого времени, приходящегося на разгар американских весенних каникул в школах и университетах. Несмотря на предупреждения рейтингового комитета, именно подростки и студенты составили основную часть аудитории ленты. Всего же картина заработала более 170 миллионов долларов в США и более 200 миллионов за их пределами - отличный результат для рейтинга R и редкий случай, когда иностранные сборы обошли национальные. Кроме денег, лента получила также четыре «технических» Оскара - за монтаж, звук, визуальные эффекты и монтаж звуковых спецэффектов.

Знатоки комикс-индустрии и, соответственно, специалисты по долгим сериалам, братья Вачовски с самого начала задумывали «Матрицу» как трилогию. Разумеется, если бы картина провалилась в прокате, о продолжениях нельзя было бы и мечтать, но раз уж лента оказалась курицей, несущей золотые яйца, резать ее было никак нельзя. Сиквелы начали планироваться сразу же после того, как стало очевидно, что «Матрица» - не провал, а колоссальный успех. Уже в 2000 году было официально объявлено, что первое продолжение выйдет в конце 2002, а второе - летом 2003 года. Почему продолжений было объявлено два? Дело в том, что сюжет, намеченный Вачовски для завершения сериала, никак не «влезал» в один фильм. Соответственно, режиссеры и продюсеры решили параллельно снимать две картины: «Матрица: Перезагрузка» и «Матрица: Революции». Первая из них

должна была продолжить традицию оригинала, действие которого, в основном, развивалось в недрах Матрицы, в то время как вторая переносила события в Реальный мир, где и состоится заключительное сражение между людьми и поработившими человечество суперкомпьютерами.



ПЕРЕЗАГРУЗКА

Научившись у Лукаса скрывать сценарные и сюжетные идеи, братья Вачовски с самого начала работы над сиквелами окружили свои материалы непроницаемой тайной.

Ознакомиться со сценарием могли лишь наиболее важные члены съемочной группы, остальные же довольствовались лишь небольшими кусками, к которым они лично были причастны. При этом все - и звезды, и статисты - должны были подписывать специальный договор о неразглашении даже тех незначительных порций информации, которые им доверили.

Тем не менее, кое-какие подробности в прессу все же просочились. Вкратце напомним сюжет первой картины. Ее главный герой живет двойной жизнью. Днем он работает программистом в уважаемой компании, а ночью - взламывает Сеть, пользуясь при этом псевдонимом Нео. Он привлекает к себе внимание как секретной полиции, состоящей из могущественных Агентов, так и еще более таинственного Сопротивления и его шефа Морфеуса. Пройдя через множество необычных испытаний и ряд эффектных перестрелок, Нео узнает, что мир, который он считал настоящим, на самом деле не существует. Все это время наш герой жил в виртуальной реальности, которая создана суперкомпьютерами, чтобы усваивать энергию человеческих тел. Истинный мир оказывается далек от цивилизации XX века. На деле Земля давно пребывает в постъядерной тьме, и ее населяют лишь компьютеры, тела людей, погруженных в вечный виртуальный сон, и горстка повстанцев, научившихся отключаться от Матрицы или входить в нее по собственному желанию.

Но этого мало. Нео сообщают, что он не просто человек, а Избранный - существо, способное на равных сражаться с Агентами Матрицы и умеющее, как и посланцы Сети, изменять цифровую среду по своему желанию: прыгать на невероятную высоту, бегать по стенам, летать и драться с нечеловеческой силой и реакцией. Пользуясь новообретенными талантами, Нео удается освободить Морфеуса, попавшего в плен к Агентам, и вместе с ним и их общей соратницей Тринити приступить к освобождению всего человечества. Именно на этом заканчивается первая «Матрица» и начинается вторая - «Перезагрузка».

Оплотом Сопротивления уже много лет является Сион - построенный в глубинах Земли город, населенный «очнувшимися» людьми. Естественно, именно Сион становится главным объектом для атак Матрицы, однако в течение долгого времени его местонахождение оставалось для Сети тайной. И вот Агентам удалось установить, где находится их цель. Дело за малым - атаковать ее всеми имеющимися у них средствами.

Чтобы предотвратить падение столицы нового человечества, Нео и его группе необходимо выкрасть из Матрицы человека по прозвищу Ключник. Несмотря на непритязательную внешность, этот субъект обладает ключами ко всем дверям Сети, с помощью которых можно победить Агентов. Естественно, Матрица тоже не дремлет - на охрану Ключника она выделяет двоих Вирусов - свободных агентов, которые выглядят как белокурые близнецы. Также в картине мы встретим бывшую возлюбленную Морфеуса Ниобу, соблазнительницу Персефону и несколько новых второстепенных персонажей (среди которых, между прочим, представители мира «не таких уж плохих» машин, раздосадованные, что их «собратья» вместо помощи человечеству начали его эксплуатировать).



ОБЕСКУРАЖИВАЮЩАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Когда в свое время обсуждался актер на главную роль в «Матрице», режиссеры рассматривали разные кандидатуры - от Юэна Макгрегора до Уилла Смита. Со второй «Матрицей» таких проблем не было - Киану Ривз не собирался отказываться от такой выигрышной роли, то же самое говорили остальные исполнители -

Лоуренс Фишборн (Морфеус), Кэри-Энн Мосс (Тринити) и Хьюго Уивинг (Агент Смит). Это было тем более понятно, что для двух последних роли в «Матрице» стали настоящим прорывом к большой популярности,

Заняв в картине Юэня Ву-Пинга, Вачовски решили не останавливаться на достигнутом и пригласили в фильм его вернейшего соратника - одного из самых известных гонконгских актеров Джета Ли. На первых порах звезда кунгфу-боевиков согласилась вновь поработать со старым другом и коллегой, однако в конечном итоге Ли не удалось сойтись с продюсерами по контрактным вопросам - Джет просил слишком много, а ему предлагали слишком мало. Не растерявшись, Вачовски переписали роль, предназначавшуюся Ли, для женщины и предложили ее Мишель Йео. Актриса, однако, уже успела подписать договор на съемки в другой ленте, и тогда на эту роль попробовали залучить Франсуазу Йип, звезду фильма Джеки Чана «Разборка в Бронксе». С ней, впрочем, тоже не сложилось.

Попробовав еще несколько возможных претендентов как мужского, так и женского пола, Вачовски остановились на молодом, но уже опытном гонконгском актере Коллине Чоу (бывшем члене ассоциации каскадеров Саммо Хунга), который на родине известен под именем Нгай Синг. Легенда гласит, что в жизни Коллина уже был момент, когда он мог перебраться в Голливуд - в свое время боссам студии Warner, подыскивавшим актера на роль главного злодея в четвертой части «Смертельного оружия», на глаза попался фильм «Телохранитель из Пекина», в финале которого Джет Ли и Коллин Чоу устраивали между собой грандиозное побоище, Американцев куда больше устраивала ярко выраженная «злодейская» внешность Коллина, но в конце концов верх тогда взял голый расчет - как ни крути, а имя Джета Ли к тому времени было уже хорошо известно не только на Востоке, но и на Западе.

Между прочим, кроме Коллина Чоу во второй «Матрице» участвует еще одна звезда малобюджетных боевиков с боевыми искусствами. Роль агента Джонсона исполнил Даниэль Бернхардт из продолжений «Кровавого спорта» и ТВ-сериала «Смертельная битва».

В отличие от своих китайских коллег, американские актрисы легко соглашались сниматься во второй «Матрице». Так, практически сразу на роль Ниобы удалось залучить Джаду Пинкетт-Смит, в основном известную как жена Уилла Смита, но уже замеченную в таких тинах, как «Чокнутый профессор» и «Али». Трудно пока сказать, сколько ей придется драться в «Перезагрузке», но в любом случае боевые сцены станут для нее новым поворотом в карьере - до этого она по большей части играла «женственные» роли.

С той же легкостью в картине согласилась сниматься и звезда ритм-энд-блюза Эйалайя, памятная по «Ромео должен умереть» и «Королеве мертвых». Большая часть ее роли относилась к третьей «Матрице», и потому, завершив предварительные тренировки и съемки некоторых фрагментов для «Перезагрузки», певица должна была лететь в Австралию для завершения основного съемочного цикла. К несчастью, ее планам не суждено было осуществиться - 25 августа 2001 года 22-летняя Эйалайя погибла в авиакатастрофе. В неофициальном конкурсе на замещение ее роли участвовали такие актрисы, как звезда «Машины времени» Саманта Мумба и Джеймс Кинг из «Перл Харбора» (да, Джеймс Кинг - это женщина), однако выиграть «забег» удалось Ноне Гай, дебютировавшей в уже упоминавшемся «Али».

Но на этом неприятности не кончились. Запомнившаяся многим зрителям колоритная Оракул в исполнении звезды театра Глории Фостер, как и героиня Эйалайи, должна была сыграть существенную роль как во второй, так и в третьей «Матрице». Однако и эти планы потерпели неудачу - 29 сентября 2001 года она скончалась от диабета, почти завершив свои съемки для «Перезагрузки», но не сыграв и секунды в «Революциях». Похоже, что ее роль будет попросту исключена из обеих картин. Жаль - мы очень надеялись, что вновь увидим ее у плиты с половником и многозначительными рассуждениями об Избранности.

He повезло и Киану Ривзу - во время съемок его сестра пережила рецидив лейкемии и на месяцы оказалась в больнице. К счастью, девушка не умерла, но нервы семье ее болезнь потрепала изрядно. В том же 2001 году погибла в автокатастрофе бывшая возлюбленная Ривза Дженнифер Сим.

Завершая рассказ о новых и старых лицах второй «Матрицы», упомянем, что роль Персефоны согласилась сыграть итальянская секс-бомба Моника Белуччи. Поскольку по сюжету ее героине предстоит соблазнять Нео, интересно посмотреть, как герой Ривза будет бороться с таким обаятельным искушением.

И МНОГО-МНОГО СМИТОВ

Много потрудившись над созданием спецэффектов для первой «Матрицы», братья Вачовски были немало обижены тем, с какой легкостью эти эффекты были растиражированы и обыграны во множестве фильмов. К работе над сиквелами они решили подойти еще более серьезно и создать нечто до того «ударное», что повторить это будет трудно, даже если владеешь технологией, - настолько эти спецэффекты будут трудоемкими и дорогими.

С деньгами, к счастью, у неразлучных братьев на сей раз проблем не было. Суммарный бюджет обеих картин составил 300 миллионов долларов, что, наш ним, равно сумме, выделенной на всю трилогию «Властелин Колец». Таким образом, Вачовски могли «отвязаться» по полной программе.

Одним из главных «спецэффектных безумств» стал «фокус» с гонкой по скоростной магистрали. Не найдя шоссе с интересующими их характеристиками и внешним видом, Вачовски заказали подрядчикам постройку трек по их проекту с нуля - две мили самого настоящего

шоссе со съездами и развязками. На первых порах строители просто отказывались возводить то, что требовалось, крутили пальцами у виска и объясняли, что трек такого размаха стоит 300 тысяч долларов за четверть мили - всего, соответственно, около двух с половиной миллионов долларов. Однако Вачовски настояли на своем - теперь они могли позволить себе и не такое.

Собственно говоря, два с половиной миллиона долларов на магистраль - это для «Перезагрузки» семечки в сравнении с расходами на компьютерную графику, которые превысили 100 миллионов долларов. В эту сумму вошло и сооружение студии на бывшей военной базе в Аламеде, уже ненужной американской армии. Теперь эта база перешла под управление Джона Гаэты и его компании Esc, созданной специально для работы над спецэффектами в сиквелах «Матрицы». Предыдущая компания Гаэты называлась Manix, именно она получила «Оскар» за первый фильм, обойдя, напомним, «Призрачную угрозу» патриарха жанра Джорджа Лукаса. Однако если компьютерная графика Manix использовала уже существующие на тот момент технологии, то Esc была создана как коммерческая компания и исследовательский центр «в одном флаконе». Она должна применять технологии «с пылу, с жару», свежеизобретенные в соседних комнатах, и если первая «Матрица» поражала воображение 412 фрагментами компьютерной графики, то в первом сиквеле их будет более двух с половиной тысяч!

Основной «фокус», над совершенствованием которого работала команда Гаэты, заключался в создании средствами компьютерной графики «независимых» копий предметов и людей, неотличимых от оригинала. Братья Вачовски (в отличие от создателей «Последней Фантазии») не испытывают большой любви к «виртуальным идолам» и потому не планируют создавать человека «с нуля». Однако копирование и тиражирование - совсем другое дело. Так, в одной из сцен «Перезагрузки» Нео придется сражаться с сотней Агентов Смитов, и лишь один из них будет настоящим, из плоти и крови. Все остальные Смиты - самостоятельно движущиеся «независимые копии», которые не каждый эксперт отличит от реального Хьюго Уивинга.

Esc отказалась от обычного для «устаревшей» компьютерной графики приема motion capture («захват движения») - когда актера обвешивают датчиками и фиксируют его движения, чтобы по этим данным построить каркас будущего виртуального персонажа, - и создала новую технику universal capture («полный захват»). Теперь актеру не нужны датчики - ему достаточно свободно двигаться перед несколькими цифровыми камерами, фиксирующими каждую морщинку на его лице. Полученную информацию загружают в компьютеры - и вот вам неотличимый от оригинала «человек», полностью управляемый с клавиатуры!

Разумеется, такие «навороты» позволяют снимать самые сложные сцены, вообще не прибегая к помощи актеров. Вполне вероятно, что если бы такая техника была у Вачовски во время съемок первой «Матрицы», то они бы пользовались ею постоянно, - как позднее объяснял Лоуренс Фишборн, братья-режиссеры в те времена не очень хорошо умели объяснять актерам их задачу, и ему лично пришлось взять на себя функцию их учителя и «переводчика». Теперь, однако, Вачовски почувствовали вкус истинной режиссуры и намерены использовать компьютерных двойников только там, где без них нельзя обойтись. Главные роли все же должны играть живые люди, а не их виртуальные дублеры, сколь реалистично они не смотрелись бы на экране. С другой стороны, интересно, как этой технологией будут пользоваться их последователи - ведь Гаэта отнюдь не намерен резервировать universal capture исключительно для нужд «Матриц» и братьев Вачовски. Впрочем, актер из съемочного процесса никуда не исчезает - метод Esc без реального человека не работает. Пока, по крайней мере.



РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ЗА ГОРАМИ

Вкладывая сотни миллионов в сиквелы «Матрицы», продюсеры не ограничились созданием кинофильме Еще во время съемок актеры работали не только над картинами, но и над компьютерной игрой по их мотивам. Однако Сильвер сотоварищи пошли дальше -эксплуатируя очевидную связь «Матрицы» с японской анимацией, они заказали ведущим мастерам аниме 9 короткометражных мультфильмов в разной стилистке, заполняющих различные «дырки» в «матричной мифологии. А поскольку над проектом работают так, известные личности, как Йосиаки Кавадзири («Манускрипт ниндзя»), Махиро Маэда («Подлодка номер 6»), Кодзи Моримото («Воспоминания») и Питер Чун («Эон Флюкс»), то «Аниматрица» может оказаться едва ли не интереснее, чем сами сиквелы. Разумеется, не в сюжетном, а в художественном смысле. DVD-релиз «Aниматрицы» намечен на июнь, а пока что эти мультфильмы один за другим выкладываются на официальном сайте проекта - разумеется, далеко не в DVD-качестве. Впрочем, до июня еще далеко. Пока что мы ждем премьеру «Перезагрузки» и готовимся к бойне в «Революциях» - Вачовски обещают выпустить заключительную часть трилогии уже в начале ноября этого да. Российская премьера намечена на 13 ноября - число несчастливое, но вряд ли «Революции» это остановит! Ведь если не верить в окружающий мир - как можно доверять приметам?



БРАТСКАЯ ЛЮБОВЬ

Хотя Энди и Ларри Вачовски не близнецы и даже не очень похожи, они с детства привыкли работать вместе и не могли не обыграть в «Матрицах» тему двойников. Для съемок первого фильма они приглашали целую толпу близнецов (помните сцены с толпами одинаковых людей?), а в «Перезагрузке» доверили идентичным Адриану и Нилу Рэйментам роль близнецов-Вирусов. Между прочим, самих Вачовски можно было заметить в первой «Матрице» - они сыграли крошечные роли мойщиков окон в офисе компании Нео.



СВЕТ И ТЬМА

Выйдя на экраны, «Матрица» сделала актуальным «черный» стиль в одежде, и несколько известных модельеров выпустили коллекции» созданные под влиянием фильма Вачовски. «Перезагрузка» может вновь изменить тенденции в моде - на сей раз в картине немало эффектных белых костюмов. Интересно, что черное в фильме носит положительные герои, а белое - отрицательные.



САМАЯ ДОРОГАЯ ДРАКА

Хотя в истории кино были и более дорогие фильмы, «Перезагрузка» устанавливает новый рекорд по затратам на одну сцену поединка - решающий 17-минутный бой обошелся продюсерам в 40 миллионов долларов! Ради результата Киану Ривзу пришлось подписать соглашение о том, что он компенсирует эти сорок миллионов из собственного кармана, если лента провалится.

 
             

о сайте | форум | почта